?

Log in

No account? Create an account

Культъ Личности Алины Витухновской


[sticky post]КАК ПРИОБРЕСТИ КНИГИ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ С ПОДПИСЬЮ АВТОРА
b_mikhailov


Друзья, если вы хотите приобрести книгу с подписью автора, пишите на почту: vituhnovskaya.alina@gmail.com Обязательно укажите адрес доставки (с индексом), ФИО получателя, название книги. Доставка почтой РФ уже входит в стоимость.

"Аномализм" 1993 год — 1000 руб.
Сборник "ДООС: поэзия" — 1000 руб.
"Мир как Воля и Преступление" 2014 год — 2000 руб.
"Чёрная Икона Русской Литературы" (изд-во АСТ, 2014 г.) — 1000 руб.
"ДеПо: сборник поэзии" — 1000 руб.
"Собака Павлова" 1999 год — 3000 руб.
"Последняя старуха-процентщица русской литературы" 1997 год — 3000 руб.
"Онегин Твистер" — 3000 руб.
"Человек с синдромом дна" 2017 год — 1000 руб.
"Меланхолический конструктор" 2017 год— 1000 руб.

_________________________________________________________

Реквизиты для оплаты:

Western Union: Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж: Алина Александровна Витухновская (Москва)

Также всю актуальную информацию вы можете найти
на персональном сайте Алины Витухновской:

Основной адрес (домен) —
http://www.alinavit.ru
Резервный адрес — http://alinavit.ucoz.net



С Екатериной Писаревой в "Афише".
b_mikhailov


Tags:

О НИКЧЕМНОСТИ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ, ЕЕ ПОШЛОСТИ, ВЕРНОПОДДАНИЧЕСТВЕ И ВОЗВЕЛИЧИВАНИИ НИЩЕТЫ
b_mikhailov


Советская культура ничего не дала мировой. Но многое пыталась украсть. Ничего не дала она и русскому человеку. Но многих убила. Если русская литература сакрализовала страдание, то советская — осуществляла — буквально — доносила, расстреливала, закапывала. Уберите советскую культуру, и нынешняя криво сделанная, картонная, ментальная РФ-ия рухнет. Не говоря уже о советской поэзии — апофеозе рифмованного верноподданичества и непередаваемой пошлости.

Советский — и значит пошлый. Недоделанный, несуразный, ободранный, культурно-обобранный. Социалистическое послевоенное искусство выглядит так, как будто авторы кроме самих себя ничего и не видели, и не читали. Под гитарку, КСП, бардовская песня — все это и советское, и непристойное. По большому счету — антисоветское тоже советское, а то и более, здесь надо говорить даже не об идеологическом противоборстве, кое в классическом понимании должно поддерживать систему (не всегда так, но часто), а о стилистическом сходстве. Не говоря о том, что различные антисоветские кружки были буквально нашпигованы томатной гебней и создавались с определенной целью. Настоящих диссидентов в этой среде — единицы — например Буковский, большинство — ряженые. И это проблема не только «нравственного выбора» и некачественности персонажей, но и того, что любая замкнутая система может не более, чем воспроизводить самое себя.

Совинтелы всегда врали — врали, чтоб выжить, потом, чтоб приспособиться, получить спецпаек, издаться, потом «для детей», потом «против детей», (носители репрессивного гена — априори губители своих детей). Сначала врали «от души», позже — по инерции, врали от
социально-адаптационного невроза, но врали и успокоившись. Врали под гитарку, под водочку, под «как бы чего не вышло». Но и про то, что вышло — врали («производственная проза», к примеру). Врали они в советский период, притворившись антисоветчиками, но врали и в демократический — изображая демократов. Ныне — те же — ровно те же люди — уже крымнашистские подпевалы. И все, заметьте — под гитарку.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/14-10-2019/sovetskaya-kultura-nichego-ne-dala-mirovoy-no-mnogoe-pytalas-ukrast

Алина Витухновская


НЕ БЫТЬ ИЗНАЧАЛЬНО
b_mikhailov


В этой обители злой и печальной —
Дихотомия — "Быть или не быть"? —
Видится ложной и не отчаянной.
Каждому Гамлету хочется жить.

Каждый же Гамлет желает желаний,
Дании, но. Где Другое дано.
Но бытие — есть статичность всех Даний,
Их одинаковость. Предрешено

Все. И шекспировских переизданий
Сколько не скупишь, сюжет их один —
Выхода нет в этой данности Даний.
Тварь ты дрожащая, не господин.

В этой обители злой и печальной
Чей-то сюжет не хочу повторять.
Я бы хотела не быть изначально.
И не рождаться, и не умирать.

Алина Витухновская


РЕЧЬ НЕИЗВЕСТНОГО ЧИТАТЕЛЯ НА ПРЕЗЕНТАЦИИ МОЕЙ КНИГИ "ЗАПИСКИ МАТЕРИАЛИСТА"
b_mikhailov


+1Collapse )

Дана Курская: А теперь – интрига. Молодой человек в голубой рубашечке – это тот самый читатель. Да, мы дадим ему слово, а потом наконец предоставим слово человеку, ради которого мы сегодня собрались. Слово читателю Александру.

Александр: Александр почитатель, читатель и поклонник Алины. Господа, вы знаете, я очень рад, что в России сегодня есть такая женщина, потому что всё, что я читаю о ней и её... она, конечно, уникальная личность, совершенно точно. Я сейчас взял новую книгу – последнюю и три строчки всего-навсего... Мы хотим узнать... миллион споров, рецензий, философский суждений о романе Набокова «Лолита» – 15 строчек написано, я возьму три последние: «Это роман о гламурности чувств, о ценности тела, о привилегиях материального (оболочки) над духовным. О возрастном фашизме, если угодно. Отрицать это — значит лгать». Понимаете, это гениально. Я много читал и саму «Лолиту» и о ней – вот, точно – в трёх фразах. Меня что поражает в ней – то, что я её современник и вижу это сумасшествие мира, вижу каждый день. Вот, вчера был День города – тысячестадной толпы на Тверской, снимающейся возле скульптуры «колхозник и колхозница», а у меня в башке: «Боже мой, что вы делаете, люди?». Советское вот это вот – куда вас несёт? Молодые люди! Что вы делаете, господа? Сейчас другое время. – Нет – туда все туда. Ну ладно, давайте скажем об Алине. Я очень счастлив, что я с ней знаком. Спасибо Вам огромное. Я желаю Вам всего самого-самого доброго. Желаю Вам ещё больше дерзости, философии, конечно. Я не знаю, что Вы заканчивали, но у Вас мысли, конечно, потрясающие. Вы точны, безупречны, аккуратны.

И я ещё раз говорю: я рад, что в России живёт, работает, существует Алина Витухновская – единственная в своём роде. Она индивидуальность огромная, талант. И то, что многие там «а, я знаю» – ребята, надо знать, про что и о чём. И я её понимаю. Низкий Вам поклон.


ПРО СМЕРТНУЮ КАЗНЬ, НИЦШЕАНСТВО РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА И СЛЕЗИНКУ РЕБЕНКА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ
b_mikhailov


В некотором роде преступления (я имею в виду страшные, патологические, «чикатилистые» вещи) предотвратить невозможно. Ими движет иррациональная метафизика подлинного зла, которое столь органично для самого бытия, что всякая насильственная коррекция подобного природного процесса может обернуться злом куда бóльшим. Есть благоглупая идея об экзистенциальной или моральной связи преступления и наказания. Но в мире, в котором живет преступник, подобные логические связи не работают. Признаться, они не так хорошо работают и в мире обычных людей.

Русская история и русская жизнь — это про «все дозволено», про «право имею», лицемерно завуалированное под скрепостную готтентотскую мораль. Русский человек в душе ницшеанец. Только классово пораженный. Знает он, что все дозволено. Но знает и то, что не всякому, а смотря кому. Оттого преступление его превращается в зловещий волевой акт самоутверждения и манифестацию зла.

Симптоматично, что идея, якобы овладевшая обществом после убийства девочки (конечно, не овладевшая, а вброшенная спецслужбистами), сама словно бы вышла из русской литературы. Этот кошмарный тоталитарный механизм — государство, хочет сейчас укрепить себя, вновь легализуя и утверждая свое право на насилие, апеллируя к той самой «слезинке ребенка», о которой я писала когда-то — «Из слезинки ребенка можно приготовить все. От маленькой пули до атомной бомбы.»

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya/12-10-2019/vozvraschenie-smertnoy-kazni-budet-shagom-v-proklyatoe-proshloe


СТАТЬЯ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ О ТАБУИРОВАННОЙ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ ТЕМЕ СМЕРТИ
b_mikhailov


О ТОМ, КАК ТАБУИРОВАННАЯ СМЕРТЬ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В РАЗУХАБИСТЫЙ ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ РИТУАЛ, О ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОШЛОСТИ ЕЕ ГЕРОИЗАЦИИ И ГУМАННОСТИ ЭВТАНАЗИИ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ".

Само по себе проговаривание, вербализации смерти в России — сродни оккультному, мистическому ритуалу, которым предписано заниматься только специально обученным людям — церковникам, патологоанатомам, телевизионным мистикам-шарлатанам, врачам, полицейским, военным и наконец, журналистам. Простой же человек — эта ежедневная пища смерти — не должен произносить ее имя всуе. Не положено, «не по масти», чтобы «не накликать» ее прежде времени, наверное.

Героизация смерти, чрезвычайно полюбившаяся всякому тоталитарному государству, будет актуальна всегда, и в особенности тогда, когда сводки клюквенных новостей и сочных пропагандистских полос заполняются гневными отповедями вперемешку с истеричными воззваниями, и не дай «бог» — победными реляциями. Но как правило, прошлых, нарисованных кровавыми чернилами «побед».

На днях актриса еще советского кино, а ныне известная телеведущая Лариса Гузеева, цитирую «...поделилась планами своих похорон.» Отлично, что тут скажешь, значит она может себе это позволить. «Ведь я этого достойна!» — как сказала бы яркая девица из рекламного ролика. Актриса пожелала, чтобы на церемонии прощания с ней все скорбели. «Хочу, чтобы на моих похоронах все бились об стенку, рыдали, чтобы сожалели, чтобы умирали от горя. Вот так я хочу, чтобы оплакивали и рыдали», — отметила Гузеева. Звучит ее заявление довольно постмодернистски, как будто она действительно этого бы хотела, как будто ей будет уже не все равно, если конечно, не предположить некую жизнь Гузеевой после смерти. Но будет ли там, в «аду», российское телевидение и не будет ли это чересчур даже для «ада» — уже совсем другой вопрос.

Читать полностью — https://newizv.ru/news/society/08-10-2019/boysya-i-molchi-kogda-strah-smerti-stanovitsya-instrumentom-upravleniya

Алина Витухновская


ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ПОСТСТИХИ — 19 // ПРО ТРУД И КРАСОТУ
b_mikhailov


Быть знаменитым некрасиво.
И быть красивым некрасиво.
Зато уродом неизвестным
Быть так естественно и честно!

Огонь, мерцающий в сосуде,
Сосут завистливые люди.
А что же им еще сосать?
Модельный лик? Прямую стать?

Здесь без труда и не родятся
Мальки людей. И тем гордятся.
Они не могут без труда —
Ни в месяц раз, да никогда!

И я там был. Здесь Русью пахнет.
Здесь от труда любой зачахнет.
И даже рыбка из пруда
Поет о том, что всем .....

Здесь презирают буржуазность.
Зато г...о на хлеб намазать —
У них искусство и еда!
И оправдание труда.


РЕЧЬ ПОЭТА И АНТРОПОЛОГА ВАСИЛИНЫ ОРЛОВОЙ НА ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГИ "ЗАПИСКИ МАТЕРИАЛИСТА"
b_mikhailov


Спасибо, дорогая Дана, за это представление. Спасибо, Алина. Спасибо всем причастным к изданию этой книги. Я думаю, что это важная книга и это прекрасно, что она вышла. Я позволю себе прочитать какие-то моменты из предисловия, которое я написала к этой книге. Это, кстати говоря, моё второе предисловие, которое я написала к Алининой книге. Первое было к изданию, которое тоже можно было бы показать – это издание «Мир как воля и преступление», которое состоит из стихов Алины Витухновской. Она такой органический, гибридный автор. Она прекрасным образом совмещает в себе различные аспекты письма.

На мой взгляд, эта книга о том, существует ли вообще философия, возможна ли философия на постсоветском пространстве и утвердительный ответ Алина даёт, конечно же самим фактом своего существования. Я должна сказать, что для меня, как и для Даны Курской, Алина Витухновская была легендой. В 1996 году, когда я только поступила на философский факультет МГУ, Алинина книга «Детская книга мёртвых» – я не вижу её, кстати, здесь – уже стала библиографической редкостью, передавалась буквально из рук в руки. Люди учили фрагменты стихов наизусть, отдавали эту книгу друг другу. Да, этого достаточно редкое явление, которое может быть только с Алининой книгой, пожалуй. И происходило это на моих глазах.

Когда после своей антропологической работы в Сибири, я встретилась с Алиной, я заново поразилась её стилю в среде, где люди таки замучены задачей собственного выживания на унылых постсоветских пространствах, что стиль – последняя из их забот. И мы знаем, что Алина представляет собой иероглиф, материализацию философии если хотите в эстетической форме – одета во всё чёрное, с красными ногтями, с красным ртом. Как кто-то сказал «у Алины есть разве что красный рот», а другой ему парировал «а у вас и красного рта нет». Мы наслышаны об этих полулегендарных вещах. Алина кажется существом из другого мира, представителем этого активного Ничто в Ничто, действующим по собственному внутреннему движению, которое ведёт её.

Действительно, она адепт материализма, но материализма, как здесь уже было сказано, очищенного от марксистских и постмарксистских наростов на материализме. Мне очень понравилось вот это замечание, что «всё-таки она идеалист». Я должна сказать, что это очень точное замечание, потому что этот материализм – это ещё не предел. За ним есть нечто, я не побоюсь этого слова – духовное. За ним есть нечто мистическое даже. За ним есть некое существование, которое вообще находится за пределами слов в какой-то мере, но вот именно в качестве представителя материализма (но – нового материализма), Алина вписывается в парадигму Западную, представленную именами Джейн Беннетт, Стейси Алаймо, Сюзан Хекмэн и др. – не материализма и атеизма, которых был нахлобучен на это пространство, а материализма и атеизма, который родился из постпротестантской навязанной религиозности в качестве отрицания этой религиозности.

Не думаю, что я должна много говорить. Хочу лишь заметить, что помимо всего прочего, Алина может быть прочитана как религиозный мыслитель. Как ни странно, будучи материалистом и представляя себя в качесвте такового, она много размышляет даже о Христе, о том, что из себя представляет духовная, потайная жизнь и всё это сделано методом, который, как мне кажется, чрезвычайно важен сегодня. Этот метод Сергей Эйзенштейн называл бы, пожалуй, провокационным. Мы знакомы с ним по философии Розанова, по российской блогосфере и т. д.

Это метод, в котором органично сочетаются различные мозаичные фрагменты, складывающиеся или не складывающиеся в определённую картину – и сложится или не сложится эта картина, зависит уже от читателя, потому что книга, а тем более философский труд – всегда соработничество и соавторство автора и читателя. Алина сделала прекрасно свою работу. Будет ли способен российский читатель сегодня адекватно прочитать и вписать её в существующие контексты, развить её, понять её, отобразить её – это вопрос, который стоит перед многими сегодня здесь присутствующими. Спасибо.


ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ПОСТСТИХИ — 18 // ТЫ САМ КОНВОИР
b_mikhailov


Люди путают бездну
С тюремным глазком
Нет, я весь не исчезну.
Меня примет райком.

Метафизика райха.
Хохломского райка.
Рви же дальше рубаху,
Да гони ямщика.

Здешних големов лепят
В тех райкомах ручных.
Их язык — это лепет,
Протекая сквозь них,

Образующий смыслы,
Словно Кант — антимысль.
И как в Windows зависло
Бытие, псевдожизнь.

И сансарную резвость
Обретают потом,
Ибо путают бездну
С тюремным глазком.

Если б долго вгляделся
Псевдо ты в псевдомир,
Знал бы, что под арестом
Ты здесь сам — конвоир.

Алина Витухновская