alleingegenalle (alleingegenalle) wrote in a_vituhnovskaya,
alleingegenalle
alleingegenalle
a_vituhnovskaya

Categories:

Теплород. Детская книга мёртвых (часть 6)

Алина Витухновская о жизни, смерти, литературе и музыке. Ведущий Виктор Пузо.

Алина Витухновская: Некое начало начал – оно не имело никакого права на создание меня, не спрашивая, как говорится, меня об этом. То есть меня осуществили здесь не по моей воле. Когда я родилась, я очень хорошо помнила все, что называется добытие, в котором я обладала некой силой и некой властью, которая в этом мире – они даже не переводятся на человеческий язык.

Виктор Пузо: То есть вы себя помните с очень старинных времен получается?

Алина Витухновская: Это не времена даже. Это совсем другая реальность.

Виктор Пузо: Это я так называю, это моя уже личная терминология, я это так называю.

Алина Витухновская: Я не хотела бы, чтобы я была одной из жертв этого существа или этой причиной всех причин, и чтобы все это длилось и как говорится, отомстим за слезинку ребенка. Я не хочу, чтобы родился еще один такой же несчастный ребенок как я. Я считаю, что это апофеоз гуманизма.



Виктор Пузо: То есть вы вот так вот решили? В принципе точка зрения мне-то предельно понятна и ясна. Понятна ли она нашим любимым телезрителям – это уже второй вопрос. Я хотел спросить про смерть. Я, например, в детстве очень боялся смерти.

Алина Витухновская: Мое детство бесконечно и сменяется одно другим, но если бы возникло абсолютное ничто, то я готова умереть хоть завтра.

Виктор Пузо: Что могу сказать? Я совершенно не возражаю. Дело, в общем, такое: надо – значит, надо.

Алина Витухновская: Надо – значит, надо.

Виктор Пузо: Опять-таки, возвращаемся к вашей позиции. Надо – значит, надо.

Алина Витухновская: Не надо бояться смерти. Весь вопрос только в осуществлении идеи. Мне все равно, что будет с моим телом, например.

Виктор Пузо: То есть, опять возвращаемся. Для вас, главное – это решение той идеи, которую вы несете в себе, собой и продвигаете ее вперед?

Алина Витухновская: Да, я и есть идея.

Если бы в жизнь была длина – это было бы очень утомительно. Что утомительней дурной бесконечности?

Виктор Пузо: Да, нет ничего хуже. Поэтому я абсолютно спокойно воспринимаю начало и конец, как правильный и естественный момент себя самого. Алина, что вы понимаете под словом «духовность»? Очень странный, кстати, термин я считаю.

Алина Витухновская: Некую такую…

Виктор Пузо: Я, например, знаю три кита русской духовности: лень, воровство и пьянство.

Алина Витухновская: Достаточно сказать без особых амбиций и претензий — удовлетворенность текущим моментом. Я очень бездуховно воспринимаю духовность.

Виктор Пузо: Это нормально. Понимаете в чем дело, дорогие друзья. «Она – Ламанка, а ты – Зинаида и муж твой – Зинаид». Я просто задумался, и у меня появилась мысль, которая объясняет происходящее здесь и сейчас в данную минуту. Потому что наш уважаемый зритель, он сейчас находится уже в таком ступоре, в таком уже полугипнотическом состоянии. Он уже вжался в кресло и даже бросил свою папиросу, уже даже те, кто курит. То есть они вернулись обратно и понимают, что Алина Витухновкая рассказывает очень важные и довольно интересные вещи, любопытные и это хорошо. Был момент «Детская книга мертвых».


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments