Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

Categories:

ЯРОСЛАВ МОГУТИН (3) ОКОНЧАНИЕ


Но интуиция не подвела мессию.

            Она оказалась ближе

К пониманию исторических предпосылок

Изувеченного Парижа.

Также сгорит Россия. 

Автомобили горели в реале, дабы

Герои Камю говорили не зря, убив араба.

Экзистенция не гуманна.

Она туманна как мутация.

Не индульгенцию

Выдавал писатель

Оправдывая Мерсо,
  
               Он видел в интеллигенции

В грязном ее белье

гнильё нарождающейся дегенерации.
            Нацию с лицами Ламброзо.

"Посторонии" роман об этом,  не меньше -
             О постренной  унтерменшами
             Кафкианских замков для меньшинств безправных
             Ибо меньшинства опасно здравы

 Экзистенция – это тончайший фашизм,

 Последние танцы нации.
             Политический экстремизм -
             Все что стремится к рацио.

            Когда
в девяностые

Молчали гностики,

Молчали мистики,

Молчали гении,

И преступление

носилось в воздухе,

Дух возносился

До исступления.

 

Могутин – выгоден.

Он выдал в тело ум.

Он круто выглядел.

Владелец нужных сумм

В Рембо российского

как в злато вкладывал.

Он не угадывал!

Он не угадывал!

 

Могутин лгал ему

за блядство дивное,

да за эстетское,

за примитивное.

 

Он обокрал его

Без унижения.

Любил Жене.

Был рад сравнению.

 

Писал в престижные,
            Писал  в бульварные :

" Мы все унижены.
           Но мы не варвары."

Но вам обузою  мысли здравые

В глухие уши кричали правые.

 

Распнусь на свастике – вот будет весело!

Моя гимнастика на гвоздь повесилась."

 

«Блаженный гений ты, злодей ли бешенный,

Ты нищ в гниении! Тлей, отверженный!

Сменивший кастинги на злые истины,

Забудь о рейтингах, о модных выставках!

 

Цитируй Геринга подросткам с улицы!

Страна Америка к тебе не сунется!

 

Свобода слова – свобода слева!..

Но ваше право есть ваше дело.

 

Вы не в формате, вы не в эфире.

Не принимайте условий мира!

 

Мир Вас ловил, поймал на слове.

Кто вас любил, нашел другого».

 

Могутин погублен.

Големы мутят гибель.

Но публике глупой

хочется смерти, ибо

публика хочет зрелищ и хлеба

От одиночеств спасает ебля.

От одиночек спасает пуля.

Его замочит литерато-ли

То ли в сортире, толь во с-аду-ли

Его убьют. Чего же боле?..

 

 Но кровожадность, похоть, ржавость

толпы, чья пропасть – пасть разжалость,

Глядящей бездную Державы

сдалась. Он снова жаждет славы.

 

Теперь он снова модель, он журнальный глянец.

Русский поэт, говорят, из убийц и пьяниц.

Над ним хохотали развратные бляде-музы.

Они узнали его, спросили: «Теперь ты лузер?»

 

–« Я зеркало, отражающее вас, рыхлую саранчу,

Я Фауст жела... , развлекаюсь в паузе.

Мне повезло, я пуст. Я ничего не хочу.

Но чуть-чуть я все-таки маузер!»

 

Нет, он не американец, не европеец, скорей дикарь.

Тот, с Интерзоны, сыгравший Вильгельма Теля наверняка.

 

Переводчик Берроуза на изнанку прозы,

С тараканьего порошка на любую другую дозу.

 

Могутин Гумберт, но Гумберт, который губит.

Русский поэт никого не любит.

 

Могутин сыплет стихи в паутину ада.

Не отдавайся миру Могутин, не давайся же, сукин сын!

Попроси себя расстрелять, если родине будет надо!

Будь готов достать из широких штанин!

 

2006 год


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments