alleingegenalle (alleingegenalle) wrote in a_vituhnovskaya,
alleingegenalle
alleingegenalle
a_vituhnovskaya

Categories:

Я НЕНАВИЖУ ПОЭЗИЮ Интервью с Алиной Витухновской 01.02.1997г.

Корр.: Хотелось бы начать с твоей знаменитой аксиомы: "Если по капле выдавить из человека раба, то ничего не останется"...
А.В.: Была мной написана речь для прессы - она была задумана мной для суда - начиналась она с того, что я вообще не понимаю смысла статей УК РФ, затем я требовала, чтобы
меня отпустили не по каким-то там соображениям, а потому, что я это я, потому что находиться в равных с кем-то условиях для меня настолько унизительно, т.е. ничтожество переносимо, но равенство - никогда.
А потом я переходила к каким-то более глобальным темам, т.е. искала суть всего этого явления и дошла до того, что патологическая склонность к рабству, которая присуща всем людям и которая правит миром, является главной и идеальной системой управления, т.е. дело не в каком-то тоталитарном правителе, а в том, что его народ по сути своей податлив и желает его, и я сказала, что эта патологическая склонность к рабству является главной и идеальной системой управления, если по капле выдавить из человека раба, то ничего не останется, После чего получила в подарок книжку от Виктора Ерофеева с подписью "Алине, победившей Чехова словами о выдавливании раба".
Корр.: Возвращаясь к заявлению "для прессы": ты часто оперируешь термином "фашистский" - фашистские условия, фашизм. Это уже стало расхожим... Что это значит для тебя?
А.В.: Нет, собственно говоря, оперирую я не часто и если вы имеете в виду вот эту речь для прессы... Не начнешь же писать в газеты так, как ты думаешь - абсолютно в тех же словах - это надо как-то завуалировать, облечь в более или менее удобоваримые термины, чтобы вызвать соответствующую реакцию. Чтобы описать ситуацию в тюрьме слово "фашизм" было наиболее подходящим - я не буду вдаваться в то, что это есть на самом деле. Это просто слово, которое вызывает у массы людей определенные реакции.
Корр.: Но вершина пошлости -это либерализм. Еще Блок писал о "либеральном сыске", а Андрей Белый - "о штемпелеванной культуре" 

Фашизм как раз и противостоит современному миру и современной пошлости. Фашизм - это чисто эстетический выбор. Фашизм - это прежде всего стиль.

А.В.:Дело в том, что фашизм не противостоит современному миру. Мне кажется, что выбирающие сейчас фашизм как стиль - они именно на этот "стиль" и купились. На стиль , который прекрасно преподносит
группа "Лайбах", допустим. Стиль действительно очень эстетичный, очень притягательный, завлекающий, но надо же отличать идеологию от стиля. Надо отличать 90-е годы от 20-х и 40-х годов в Германии. Надо отличать разницу менталитетов. Надо различать ситуации. Фашизм как идеология исчерпан. Фашизм как стиль - исчерпан группой "Лайбах".
Корр.: Радикальное высказывание, опровергающее некие мнения, распространенные в массах.
А.В.: Массам свойственно заблуждаться.
Корр.: Я хотел бы развить тему преодоления человеческого в твоем творчестве...

А. В.: Это не преодоление абсолютно, т.е. я не делала над собой никакого насилия - все человеческое мне чуждо. Просто я родилась и почувствовала себя в каком-то совершенно чуждом мне пространстве, у меня
было очень четкое ощущение, что я не туда попала. И у меня было понимание, что меня чего-то лишили и пытаются обмануть какими-то существующими здесь у людей символами, понятиями и так далее. Я не верила ни собственным родителям, никому. Мне всё казалось подвохом, но не в параноидальном смысле, а просто я чувствовала физически, что всё не так, как кажется людям. Мне казалось, что мир - это такая
бесконечная изощренная пропаганда и что все становятся либо жертвами этой пропаганды, либо её водителями, если это слово уместно. У меня было ощущение, что в детстве меня лишили чего-то такого, что было до всего, до моего существования. То, чего меня лишили - этому не было никаких аналогов, никаких определений адекватных в существующем мире, разве что власть, но очень-очень условно, т.е. не конкретная власть, президентство, допустим, но какая-то метафизическая, глобальная. "Трудно быть Богом, но невозможно им не быть" - вот такая. Это не было связано с манией величия - я понимала, что ничего совершенно я здесь
не добьюсь, что это только мои ощущения всего лишь, но они были настолько сильны и настолько истинны, по сравнению со всем, что мне навязывалось, что мне пришлось в какой-то степени им следовать в своей жизни. Т.е. я понимаю, что я не могу добиться той самой власти, поскольку она настолько нереальна, что просто её не может быть. Но поддаваться здешним провокациям и становиться рабом в здешних условиях мне бы тоже не хотелось.

Корр.: Твое сознание близко к языческому. Т.е. к тем временам, когда каждый человек мог стать Богом.

А.В.: В язычестве есть какой-то романтизм, радость, а потом - каждый человек мог стать... это абсолютно опровергает то, что я говорю. Не каждый, а только я. Но я не говорю, что должна стать богом. Нет.
Равенство и братство - меня угнетают эти понятия. А когда я говорила "бог" я очень условно употребляла этот термин. Это не религиозный Бог. Мне не хотелось быть следствием каких-то причин. Когда я являюсь следствием неких причин, неважно каких - бог это или стечение обстоятельств, я все время нахожусь в рабстве, все время являюсь жертвой, все время не могу быть полностью свободной. Я не могу быть даже уверенной в истинности собственного "я", если рассуждать чисто логически - поскольку я не знаю, что было до меня и что меня создало. А мне хотелось быть тем объектом, который из Ничто - ну вот, представьте, что ничего нет и не было - порождает сам себя, но не пользуясь ничем из существующих в природе терминов и понятий. Я не знаю как это назвать, собственно, даже нельзя
говорить на человеческом языке, потому что это настолько чистая идея и настолько изначальная, что любые слова ее извращают. Когда я начинаю пользоваться чужими словами я ее уже гублю. Я очень условно могу о ней говорить. Или это непонятно? Я просто думаю, что это все так чуждо большинству людей, что может быть с первого раза и непонятно. 
Корр.: Но то что делаем мы - это также чуждо большинству.
А.В. Но это слишком массовое. И политическое. И вставленное уже в какие-то рамки, даже в рамки противодействия.
Корр.: ...Противодействия Системе в целом.

А.В.: Системе в целом? Не думаю, что Системе в целом можно противодействовать на уровне этой системы и используя методы той же самой системы. Я помню как-то спорила с другом - он мне говорил, что надо
прочитать какую-то книжку, я говорила, что читать ее не хочу, потому что — враги - они вне - все эти писатели-неписатели. Он говорит: "Надо знать врага в лицо". А зачем знать врага в лицо, если можно стрелять
ему в спину?

Корр.: Шикарный афоризм!

А. В.: Да, я их постоянно и порождаю. Нечаянно.
Корр.: Мне понравилось про жизнь.
А. В.: А что я сказала?
Корр.: "...Нет ничего более страшного, нежели слово "жизнь."

А.В.: Да, у меня даже стих такой есть - "Земля нуля" : "Мальчик, знай, нет ничего на свете страшней, чем жизнь. ...Только другая жизнь может быть хуже жизни." Но это же действительно жутко и так странно, что люди этого не понимают, видимо, из-за своей патологической склонности к рабству и своей патологической трусости, т.е. они настолько боятся осознать, как все есть на самом деле, что им собственно кажется, что все нормально. Они не могут додуматься до тех пределов - не то что они глупы - а потому что ими правит страх, потому что, потому что если они додумают до каких-то самых страшных пределов бытия, они могут разрушиться, если они не герои. А они, как правило, не герои. Когда я была маленькой, никак не могла понять-как же люди устроены, как же они так живут - либо они герои, либо они дураки. Настолько здесь все
страшно изощренно, такой изощренный концлагерь, из которого никак не выпутаться... Что еще спросите?
Корр.: Кофе остынет...
А.В.: Это хорошо. Не люблю горячий кофе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments