December 16th, 2012

а 3

АРХИВЪ

 пресс-релиз
RED DAWN ("Красный рассвет"), 1984, реж. Джон Милиус, в главной роли Патрик Суэйзи.

Почему я привлекла ваше внимание к этому фильму? Потому что он крайне актуален по форме и содержанию. "Красный рассвет" замечателен своим антитоталитарным пафосом и сверхпрофессиональной режиссурой. Фильм полезно посмотреть всем, кто считает Михалкова великим мастером. Михалковы всего мира умаляются после "Красного рассвета", а Милиус заставляет задуматься о качестве нашей жизни, о вечных ценностях: о вере в цивилизацию, республику и Свободу. Сюжет фильма фантастичен и антиутопичен, но именно так и создаётся настроение, Милиус как никто способствует чувству сопричастности. Герои "Красного рассвета" сражаются за свою свободу, герои фильмов михалковых-кеосаянов воюют за власть комитетов. И в этом фильме они сошлись в последней битве. Исход сражения - апокалиптического по духу не предрешён, интерактивная связь была уже тогда заложена Милиусом в своё творение. Мы, конечно, за свободу вместе с "Росомахами": теория партизана воплощена здесь как нигде. Кубинский полковник является трагической фигурой, идеалист и повстанец вынужден подчиниться тоталитарной номенклатуре и выполнять их приказы. Он говорит советскому начальнику: "Я был партизаном". А сейчас ты кто? "А сейчас - милиционер", - с отвращением вынужден ответить командиру кубинец. Милиционер - в советском контексте это коммунистический каратель, защищающий интересы номенклатуры, нового правящего класса, наложившего свою грязную окровавленную лапу на половину мира. Фильм натуралистически показывает технологию оккупации, прежде всего оккупации нашего сознания и тех людей, которые успешно сопротивляются этому вторжению, отстаивая свою свободу.

В конце этого года на мировые экраны выйдет римейк этого фильма. В тоталитарных и авторитарных странах его прокат запретят, это очевидно.
Но мы, если не запретят нас, покажем и его. А сейчас - оригинал - Джон Милиус - "Красный рассвет".
   

а1рейнхардт

АРХИВЪ. кинолекторий. заседание второе.

Оригинал взят у 6estov в кинолекторий. заседание второе.
Второй раз посетил кинолекторий им. А.Витухновской. Фильм "Красный Рассветъ" был выбран нарочито, с двусмыслом и умыслом, агитпропно и задорно. Кровь и кетчуп, ковбои и вертолеты, страх и хохот.

Советские люди решили так - если в зале смех, и кино не комедия - фильмА плохая, Васька, глуши мотор и давай танцы! Когнитивные щупальца зрительского мозга наивно обломались о фальшивку, пафос, ухмылку. Задуманное и, по сути, грубое подмигивание не достигло ржавеющих шестеренок модерновых механизмов. Кухонная интерпретация происходящего тем более поражала, что в зале присутствовали режиссеры.

Журналисты и ценители напрямую начали обсуждение показа с пейсатых анекдотов двухсотлетней давности - мол, а как воно будет по Фройду? А кто тут эдипов? А можно мне слово? А я вот еще что прочитал!..
Когда Алина Александровна вместе с присутствовавшими национал-демократами все же попытались обуздать разгул недоумия в зрительских рядах, на "повестку дня" был выдвинут чрезвычайно актуальный вопрос, а именно - все ли россияне любят Соввласть? Вопреки протестам присутствующих пенсионеров, общественность почему-то решила, что а) "надо поговорить об этом" и б) да, все.

Происходящее кагбе недвусмысленно намекнуло на несколько моментов:

- следует фильтровать всяческий треш на подходах к зданию, в котором произойдет просмотр, и финансовые меры тут будут бессильны. по-моему, свежесмазанный "Максим" идеально бы смотрелся на маленьком балконе Тургеневской библиотеки.
- в этих же целях проводить предварительный отсев в сети, но журналистов, пожалуй, допускать до тела фильма
- составить регламент речей\выступлений. почему адекватные люди должны перекрикивать ревущее море глупости?
- присутствовавшие по большей части не только не обладали возможностью интерпретации (вообще обычным свойством человека культурного), но даже и политической повесткой дня. так, для многих стало неожиданностью, что в стране Америке мочат чорного президента и скоро, похоже, линчуют совсем без промедлений и сантиментов, соорудив на нобелевские средства памятник в стиле треш-арт (он же гангста-максимализм). к тому же, люди отчего-то решили, что концепт национал-либерализма принадлежит г.Ходорковскому.

Посему, а также по иным причинам, Алина вынесла суровый, но справедливый приговор - пипл в дальнейшем будет смотреть еще бОльший угар и никуда от этого не денется. Иначе будут массовые расстрелы и\или урановые рудники в стиле раннеанглийского капитализма.

а 3

АРХИВЪ "Красный рассвет", несколько фото с прошедшего кинопоказа:

а 3

АРХИВЪ,.ПРАВО ЭКРАНА!




21 января состоялось очередное (второе) заседание Клуба политкино «Право экрана!».
На этот раз участники клуба смотрели фильм «Красный рассвет».
Сразу после просмотра с выступления Алины Витухновской началось обсуждение фильма.

ВИТУХНОВСКАЯ:
Несколько дней назад мы поспорили с одним молодым человеком – он сейчас находится в зале. Я говорила, что к власти в Америке скоро придут радикальные республиканцы. При этом я не знала, что именно в эти дни в Америке проходят выборы. И вот новость.

Республиканец Скотт Браун победил на выборах в сенат от штата Массачусетс. Он займет место демократа Эдварда Кеннеди, который занимал его 47 лет.
Эти выборы должны были стать чистой формальностью, поскольку в Массачусетсе избирателей-демократов в три раза больше, чем республиканцев. А место, которое занял Браун, считалось чуть ли не семейной привилегией клана Кеннеди. Тем не менее, уже предварительные результаты выборов показали явное преимущество республиканцев.
С избранием Брауна республиканцы получают 41 место из 100 в сенате. Это лишает демократов «супербольшинства», которое позволяло им принимать законы без необходимости искать поддержки у своих оппонентов.
Поражение демократов в Массачусетсе стало серьезным ударом для Барака Обамы, который лично приезжал в Бостон поддержать «своих».
Опросы общественного мнения показывают, что почти половина американцев сомневается в том, что Бараку Обаме удастся выполнить свои предвыборные обещания.

Я считаю, что американская ситуация складывается как нельзя более удачно для нас. Обама выступал в качестве прокремлевского деятеля. Надеюсь, теперь все изменится.

Затем состоялась дискуссия.

(Отдельные неточности и сокращения связаны только с качеством записи на заседании Клуба политкино).

Дискуссию открыл АНТОН СЕМИКИН (Каспаров.ру), который предложил посмотреть на фильм с фрейдистской точки зрения (отметив, в частности, ряд подростковых комплексов молодой американской нации).

ВИТУХНОВСКАЯ.
У адекватного поведения и адекватной идеологии всегда было много врагов, и значительных. Фрейд является одним из них. Естественно, фрейдистская трактовка тоже заслуживает внимания, но она становится все более неактуальной. Фильм очень простой. Люди оказались в экстремальной ситуации и воевали за свою свободу. Они не углублялись в свое подсознание.

- Тем не менее, - продолжил АНТОН СЕМИКИН, - у американцев есть ностальгия по простым ситуациям: враг, партизаны и т.д. (…)

ВИТУХНОВСКАЯ:
Вы думаете, если сейчас начнется война, вам выдадут современную технику? Даже интернет не будет работать. Фильм показывает теорию Карла Шмидта в действии, теорию партизанского движения.
Вы говорите: американцы в фильме подсознательно хотят вернуться к каким-то простым, примитивным формам существования. Представьте себе ситуацию государственного переворота, гражданской войны. Что вы будете делать? Вы будете делать то же самое, что и они. Или не будете. Кто не успел, кстати, тех убили. Всегда надо иметь при себе оружие и консервы.
Я не вижу в Америке никаких комплексов и ностальгии. Америка от этого не страдает. Там достаточно вариантов для самореализации. Очень разных. Кто захочет – может и на коне поскакать, и пострелять. Если кто живет дико, то это современная Россия. Ни одна страна из бывших соцстран не живет так. 2010 год. Вас возвращают в совдеп. Мы показываем про это фильм. А вы мне говорите про Фрейда. Странные вы.

В зале заговорили о причинах конфликта Америки и совдепа.

ВИТУХНОВСКАЯ:
Дискурс устарел. Нет никакого противоборства между Россией и Америкой. Это настолько пошло, что говорить об этом не хочется. Существует миф о противостоянии, он культивируется до сих пор. Ваши родители жили во время холодной войны. Тогда эта имитация противостояния выглядела гораздо более убедительно. Сколько погибло тогда невинно убиенных! Например, сатанинская лолито-красавица Саманта Смит. Сколько дрессировали людей, сколько было всего спето и сказано! Но никто ведь на нас не напал! Сейчас, думаете, нападут? С нами никто не хочет связываться, что гораздо хуже.

В зале не без восхищения отметили, что фильм является выдающемся образцом американского китча.

ИЛЬЯ ЛАЗАРЕНКО, общественный деятель, национал-демократ:
- Для китча красная армия показана там неплохо. Действовала как обычно: грабежи, массовые расстрелы, изнасилования.

ВИТУХНОВСКАЯ:
А по поводу китча вы, Илья Викторович, пропустили мою речь. Я говорила, что раньше – несколько лет назад - мы могли воспринимать этот фильм как китч. Но не сейчас. Это же наши менты – реально, они же такие и есть. Когда мент стреляет на улице – это уже не китч. Это уже не антиутопия – это современная российская действительность.

АНТОН СЕМИКИН, Каспаров.ру:
- В этом фильме американцы показали войну на своей территории – то есть то, чего в истории никогда не было. (…)
То есть американцы сами себя пытаются убедить, что смогут выдержать войну с генералом морозом, среди елок. Что этого они тоже не боятся.

ВИТУХНОВСКАЯ:
А вы думаете, что на самом деле они боятся мороза и елок?

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА, журналист.
А чем вы объясните такой накат на Обаму в последнее время? Обама – такой-сякой. Радио «Свобода» финансируется республиканцами? (…)

ВИТУХНОВСКАЯ:
Нет, я могу пояснить это очень просто. Не знаю, кем финансируется радио «Свобода». Но вот, например, «Голос Америки». Там – работники Госдепа США. Еще месяц назад Госдеп США работал на Обаму. Когда была вручена Нобелевская премия – где-то месяц назад? - они стали проводить опрос. Среди блоггеров, среди писателей. Выяснилось, что в Америке все до одного ненавидят Обаму. Люди не хотят жить при социализме Обамы. Эта политика никого не устраивает. Никто не хочет возвращаться ни в социализм, ни в коммунизм. Именно поэтому, как только победил Браун, естественно, и у радио «Свобода», и у «Голоса Америки» - у всех подобных радиостанций – просто развязался язык. Это совершенно закономерно, и не надо искать здесь какие-то конспирологические тонкости. Люди хотели это сказать, но не могли сказать. А теперь вот смогли.

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА, журналист:
Я считаю по-другому. Я считаю, что России выгодны республиканцы, потому что они – за высокую цену нефти. (…)

ВИТУХНОВСКАЯ:
Путин, по-моему, ни разу не сказал, что нам выгодны республиканцы. Скорее, Путину выгоден Обама и, скорее всего, и Путину, и Обаме была бы выгодна имитация холодной войны.

АНТОН СЕМИКИН, Каспаров.ру:
- Не думаю, что попытку создать систему бесплатного медицинского страхования, которая есть во всех развитых странах, кроме Америки, можно приравнивать к марксизму-ленинизму… (…)

ВИТУХНОВСКАЯ:
Я не говорю о страховке – я в этом не разбираюсь. Я говорю о том, что Обама проводит политику социализации Америки. Он в своей нобелевской речи призвал буквально к войне. Нобелевской премией обычно награждали гуманистов, которых мы не любим, но мы привыкли. Он же повел себя как тотальный лицемер, причем с самого начала своего правления. Зачем вменяемой стране с вменяемыми гражданами человек, который не сдерживает своих обещаний?!
Что характерно для разговоров о политике – говорят либо о нефти, либо о медицине. Нефть и медицина – это как фетиш. То есть мы вроде говорим о чем-то важном, но мы не знаем, о чем мы говорим. Кто из вас видел эту нефть, кто имел с нее денег. Или кто хотя бы заходил на сайт Газпрома? И что вы можете сказать о медицинском страховании в Америке? Это – фикция, это пустота. Околополитическая пустота. Бесконечно апеллируя к теме нефти, вы просто признаете, что мы являемся страной третьего мира.

СЕРГЕЙ САЛЬНИКОВ, режиссер.
Мы разговаривали с одним полковником – мы ходим с ним в один тренажерный зал. И вдруг он проговаривается, что является акционером Газпрома. И недавно пошел снимать дивиденды, причитающиеся ему за 10 лет. Ему заплатили три рубля – что-то такое. И они глаза прятали. Но это не самое главное. Он увидел там схему руководства Газпрома – его пустили, потому что он акционер. И вы знаете, кто возглавляет? Возглавляет Газпром до сих пор Медведев. А под ним – Миллер. Это было месяц назад.

Реплика из зала: «Видимо, забыли снять».

Управлять Газпромом гораздо важнее, чем управлять страной. И Путин, как мне известно, просил у Ельцина: «Можно мне возглавить Газпром?» Потому что в нашей стране главное – управлять газом и нефтью.

ВИТУХНОВСКАЯ:
- Что говорит о том, что наша власть – еще больший заложник жанра, чем наш народ. Я вернусь к вопросу о неоколониальной политике – я не буду поддерживать тезисы Галковского, я не говорю, что мы – колония Англии. Допустим, мы не колония. Но колониальная политика отработана просто идеально. И доведена до абсолюта. Идет тотальное понижение – включите любой российский канал. Такой примитивной лжи не было даже в советские времена. И какая скорость штамповки. Это логика временщиков – быстрее, быстрее. Это говорит о слабости этой власти.

К чему я подвожу. К необходимости создать адекватную организацию по радикально-республиканскому принципу. Называйте ее либертарианской, национал-либертарианской, национал-демократической – как угодно. Но эта организация должна быть тотально антикоммунистической, тотально антипутинскомедведевской.

Реплика из зала: «Нас всех убьют!»

ВИТУХНОВСКАЯ:
Нас всех убьют? Но их-то всех не убили – в фильме, я имею в виду. И они победили.
Насколько мне известно, к ситуации, подобной гражданской войне, в России готовились еще два года назад. Этого не произошло, но это может произойти. Власть не имеет достаточно сил для того, чтобы продолжать свое существование. И она это прекрасно понимает. Если бы она имела эти силы, она не тратила бы столько ресурсов на истеричную пропаганду того самого советизма. Вы говорите, что совдеп у кого-то в сердцах? Это – иллюзия. Он – не в сердцах, он – в псевдоразумном мозге («как бы чего не вышло») и работающем желудке. Этот совдеп не может повториться. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Он длится – да. Потому что наше население весьма пассивно. Но ни одна революция не осуществлялась при участии всего населения. Революцию делают три процента населения, а то и три человека. Остальные участвуют в ней потому, что их к этому принуждают обстоятельства.

ИЛЬЯ ЛАЗАРЕНКО, общественный деятель, национал-демократ:
Давайте уточним. «Реставрация совка» - так говорить не правильно. Правильнее говорить – неосоветизм. Он относится к социализму так же, как неофашизм к фашизму. То есть неосоветизм имеет определенные черты совка, но это – творческое развитие. Неосоветизм является не более, чем инструментом правящей элиты. (…) Это пропагандистская компания, которая проводится с понятными целями. Подморозить. А зачем подморозить? Затем, чтобы качать нефть. Схема элементарная. И, для того, чтобы подморозить, они используют наработки этих национал-патриотов, или народных патриотов…
Перестаньте показывать советские фильмы – и все. Для того, чтобы закрутить информационное поле, достаточно иметь Останкинскую башню.

МАКСИМ ХОТУЛЕВ, участник Клуба политкино.
- Как «молодой антисоветчик», хочу вам ответить. На самом деле, люди, которые знают, что такое нормальная жизнь, не вернутся в совок. Люди, которые знают, что такое стриптиз-клуб, которые за 300-400 долларов ездят отдыхать в Египет, не вернутся в совок. Как только начнут закручивать гайки, они ох…т. Посмотрите, что уже происходит. Не известно, то ли резанули менту голову в Подмосковье, то ли нет. Но факт интересный. Никакого застоя не получится. Иначе придется половину народа отрядить в охранники к другой половине. (…)

Реплика из зала: «Пару миллионов танками подавят, остальные сами…»

ИЛЬЯ ЛАЗАРЕНКО, общественный деятель, национал-демократ:
Да нет уже никаких танков.

ПЕНСИОНЕРКА, гость Клуба политкино.
- Вот мне – шестьдесят лет. У меня много друзей такого возраста. Мы совсем не хотим совка. (…)

ВИТУХНОВСКАЯ:
Кстати, я не думала, что в зале окажутся пенсионеры. Я не предполагала, что эти идеи – антисоветские, антипобедные – будут восприняты ими адекватно. Но я вышла из зала раньше, и пожилые женщины говорили мне: «Спасибо за вашу смелую позицию!».

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА, журналист.
Я хочу вам напомнить, что при Ельцине вы сидели в тюрьме…

ВИТУХНОВСКАЯ:
При Ельцине из подобных персонажей я одна сидела в тюрьме, а сейчас сидят по сотне нацболов.

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА, журналист.
Они реально опасны!

ВИТУХНОВСКАЯ:
Чем же они опасны?! Люди, которые кидаются яйцами, опасны?

СЕРГЕЙ САЛЬНИКОВ, режиссер.
По поводу здравоохранения. Сейчас мы понимаем, что советское государство было тогда более человечное, чем американское на данный момент. (…)
Почему Куба до сих пор обучает латиноамериканских врачей – потому что они в свое время учились у совка.
Мы взяли из системы мирового капитализма самое худшее, а из социализма отказались от самого лучшего. Поэтому наша страна и страдает. Это не ностальгия, это – реальное социальное сожаление. Мы потеряли реальные ценности.
Таких людей, как младший Гумилев – по телевизору можно было каждый день смотреть.

ВИТУХНОВСКАЯ:
Когда вы говорите «мы», вы уже говорите о совдепе. Нет никакого «мы», нет никакой России, нет никакой Российской федерации. Есть люди с различными интересами и различными целями. Когда вы говорите «мы», вы говорите от лица такого советского или постсоветского деятеля, который может быть и хочет куда-то вернуться. Но это – не мы. Говорите – «я», потому что я этого не хочу.

АЛЕКСАНДР ХРАМОВ, участник Клуба политкино.
Я, на самом деле, согласен с тем, что молодежь – люди 20 – 30 лет – действительно мечтает о Советском Союзе. Но не потому, что они жалеют о бесплатном здравоохранении. Дело в том, что Россия продолжает развиваться в имперском курсе. Советский Союз был империей, теперь Россия стала наследницей империи. События на Южном Кавказе это доказывают… И все ностальгируют не по коммунизму и Ленину, и пионерии, а по великой стране. Которой все боялись. А сейчас никто не боится. Вот все и переживают. Самая большая проблема России – в отличие от других стран СНГ – в том, что она продолжает оставаться империей, не пытаясь переродиться в национальное государство. Украина, например – нормальное восточноевропейское государство. А Россия продолжает существовать на всех уровнях как наследник евразийской империи…
И молодежь тоже, во многом, думает в имперских категориях. Неосоветизм – это неоимперскость.

СЕРГЕЙ САЛЬНИКОВ, режиссер.
Если вернуться к фильму. Вот эти партизаны – это кто? Это не наш советский фильм?

ВИТУХНОВСКАЯ:
«Советские фильмы», которые по качеству превосходят советские фильмы, – разве их можно называть советскими фильмами? Там ирония изначально была заложена, а сейчас вообще контекст совершенно иной.

ЕЛЕНА ТОКАРЕВА, журналист:
Но фильм же тупой!

ВИТУХНОВСКАЯ:
А, по-моему, он прекрасный.

Алина

Фрагменты выступления Алины Витухновской на радио "Русская служба новостей" 24 января

Оригинал взят у del_dot в Фрагменты выступления Алины Витухновской на радио "Русская служба новостей" 24 января


ВОЛОДАРСКИЙ
Алина Витухновская, с моей точки зрения, поэтесса далеко не последняя. Но, насколько я понимаю, у вас сейчас совершенно другие интересы, Алина?

ВИТУХНОВСКАЯ
Дело в том, что интересы у меня разные. Если вы заговорили о литературе, и о поэзии, - извините, мы опять должны вернуться к политике. Когда я начала сочинять – а было это года в три – я чувствовала тогда, что слово – это колоссальный инструмент воздействия, это что-то настолько запредельное, настолько безумное. И именно из-за этого я стала писать. У меня не было никогда потребности самовыражаться, я не получала удовольствия – как вы говорите: Ролан Барт, «удовольствие от текста». Я не получала удовольствия от текста ни как писатель, ни как читатель. Я хотела донести нечто запредельное, нечто метафизическое, нечто, что не было выражено людьми и никогда не звучало на человеческом языке.
Почему я говорю о политике? Мне кажется, что Россия стремительно перестает быть страной, которая может как-либо презентовать пристойно русских авторов, русских писателей. Я не могу представить, что будут печатать и переводить кого-либо кроме Набокова, Достоевского, Толстого, - то есть кого-то из современного поколения. Не потому, что это поколение плохо, а потому, что Россию просто не уважают на мировой арене и роль русского языка становится совершенно иной. Мне не хочется, чтобы все, что было мной сделано, и та энергия, которая была мной вложена в то, что я писала, была просто нивелирована такой мелочью, как локальные политические движения.

ВОЛОДАРСКИЙ
Вы говорите, что Россию нигде не уважают. Я бы сказал, что к России относятся достаточно боязливо. А вот то, что Россию не любят – так ее не любили всегда … (…)

ВИТУХНОВСКАЯ
Но сейчас не уважают. Боятся, но боятся брезгливо.

ВОЛОДАРСКИЙ
А не плевать, как они к нам относятся?

ВИТУХНОВСКАЯ
Тогда к термину «мы». Мы что, изолированное пространство, мы что – Китай? Я не хочу жить в изолированном пространстве.

Современная русская власть показала себя как власть, с которой нельзя договариваться.

ВОЛОДАРСКИЙ
Я считаю, что к власти у нас колоссальное количество претензий. Но сейчас есть какая-то возможность перевести дух. А Запад может относиться хорошо только к очень слабой России.

ВИТУХНОВСКАЯ
Простите, вы сейчас декларируете настолько про-властную позицию, настолько банальную и одномерную, что тут даже спорить не о чем. Моя позиция совершенно иная. Во-первых, Запад не однороден. Во-вторых, именно слабой страной, страной третьего мира мы и являемся. Посмотрите, когда заходит разговор о политике, о чем вдруг в первую очередь начинают все говорить. Кстати, что звучало рефреном на моем кинопоказе и от чего я просто устала. Устала от слова «нефть». Не я произнесла это слово – все остальные… Я сказала: господа, если вы говорите о нефти как о главном в нашей стране, вы фактически признаете, что мы являемся страной третьего мира. Только страна третьего мира может строить свою экономику на торговле одним ресурсом.

Я не сторонник конспирологических версий, я не сторонник мнения, что мы являемся чье-то колонией, но я хочу сказать, что колониальная политика отработана на 100 процентов.
Пусть историки выясняют, чьей колонией мы являемся, но политика здесь чисто колониальная.

ЗВОНОК В СТУДИЮ
А что лично Алина сделала для того, чтобы мы не были страной третьего мира?

ВИТУХНОВСКАЯ
Я столкнулась с постсоветской реальностью только сейчас – в детстве я всего этого не видела. Я открыла тот самый кинолекторий, с которого мы начали разговор…

ВОЛОДАРСКИЙ
Все ли так было чудовищно при советской власти?

ВИТУХНОВСКАЯ
Да мне, честно сказать, совершенно уже все равно, было ли чудовищно при советской власти, потому что это время прошло. Давайте говорить о том, что есть, и о том, что будет. Советская реальность была исторически уместна, а сегодняшняя неосоветская реальность исторически не уместна.

ВОЛОДАРСКИЙ
То, что вы боитесь неосоветского – мне кажется, это совершенно не оправдано.

ВИТУХНОВСКАЯ
Разве я говорила, что чего-то боюсь? Я хочу или не хочу, а не боюсь или не боюсь.

ВОЛОДАРСКИЙ
Вы хотите интегрировать Россию в Запад, а мы, русские, хотим построить великую Россию.

ВИТУХНОВСКАЯ
Одно другому вообще не противоречит.

ВОЛОДАРСКИЙ
Вы хотите идти в политику. Я бы задал вопрос: а программа, манифест?

ВИТУХНОВСКАЯ
Если бы вы пригласили меня огласить политический манифест – но ведь вы не пригласите меня, не правда ли? – эти документы написаны, в интернете они есть.

ЗВОНОК В СТУДИЮ
Мы слишком богаты по сравнению с Западом… Богаты ресурсами. Нефть, лес.

ВИТУХНОВСКАЯ
И что вы в результате имеете с нефти и леса?

ПОЗВОНИВШИЙ
- Я? Я здесь живу. А при чем здесь это? Пускай они имеют то, что они имеют!

ВИТУХНОВСКАЯ
Отличная позиция, нечего сказать: «Наша Родина – власть!» Отличная позиция русского народа.

ВОЛОДАРСКИЙ
Мы говорим о следующем: о том, что мы живем отнюдь не в раю, и улицы не горным хрусталем выложены. (…) Но я верю в то, что Россия вечна. Были моменты, когда казалось, что страна уже не возродится, но она возрождается.
Я считаю, что мы все совершенно практически одинаковы.

ВИТУХНОВСКАЯ
А мы – другие.

Алина

Стиль против стилизации. Г-жа Витухновская VS тов. Володарский.

Оригинал взят у 6estov


Сегодня (24 янв, воскр) вы могли слышать с беседу А.Витухновской на радио «Русская Служба Новостей» в пятичасовом эфире Л.Володарского.
http://www.rusnovosti.ru
http://community.livejournal.com/libertower/30332.html

Прищепка.

Володарского знают все, кроме школоты. Это тот самый гундосый дяденька «с прищепкой на носу», которого народ прочно запомнил после 6000 фильмов, озвученных в 90е его голосом. На сайте РСН ему отвешены комплименты: «Эрудит, полиглот, в совершенстве владеющий четырьмя языками. Интересный собеседник, как никто другой хорошо разбирающийся в кино, литературе, истории».



Уже не очень понятно. Г-н Доренко (главред радиостанции), большой мастер своего дела, приглашает Алину в формат, по сути, полуюмористический. Конечно, «простые истины», озвученные толпе, должны быть произнесены именно голосом Володарского, я так понимаю, на это Доренко и упирает. С моралью и просвещениемъ. Но нельзя ли было всё-таки выбрать ээээ чуть более интересного ведущего? Чорт бы и с ним – аристократию унизить невозможно – но дело, в конечном итоге, в непрофессионализме. Кому интересно отвечать на глупые вопросы?

Collapse )

(c)godunov

АРХИВЪ

НАША РАША

Возвращаюсь к теме «незабываемого» эфира Алины Витухновской на студии Русской службы новостей (см. ряд постов ниже). Среди великого множества тонких, остроумных и - главное – оригинальных замечаний господина Володарского, с избытком озвученных на данном мероприятии, была одна реплика, которая показалась знаковой и достойной упоминания.
Это была реакция Володарского на словоупотребление «эта страна», примененное Алиной к современной России. «Ага, вот вы все и сказали! – обрадовался Володарский. – Эта страна! Оговорочка по Фрейду!» То есть, согласно Володарскому, про Родину следует всегда говорить «наша страна» - вне зависимости от имеющих место на этой Родине раскладов.
"Однако" всем понятно, что страна – это не территория, а территориальное образование с присущими ему политическим строем и культурным фоном. Почти синоним «государства». И, если про территорию России можно сказать: «наша», то про путинско-медведевское геополитическое пространство так сказать – язык не поворачивается. Не думаю, что надо ломать себя, и, в боязни прослыть недостаточным «патриотом», называть «своим» то, что является абсолютно чуждым. «Чужим», как aliens.
Среди звонивших на радио автохтонов было немало тех, для кого современная Россия – действительно органически «своя». Но, как заметила в своем интервью Алина, «мы – другие».