May 6th, 2013

О ПРЯМОМ ДЕЙСТВИИ (кликабельно)

57-1

Девушки с бомбами вместо абортных детей.
Мальчики, вьющие смыслы из сказок вождей.
И террористы, взрыватели чистых машин.
И пацифисты остывшие в тле анаши.

В черных рубашках здоровые злые юнцы
В черных очках двойники Человека-Овцы.
Бритые панки с Бакуниным в пасти стола.
Мрачный Бодлер, уходящий с букетами зла.

Наглые бляди в постелях невнятных мужчин
Ножиком гладят вспотевшее мясо их спин.
И протыкают. И мятые деньги крадут.
И полицейские их никогда не найдут.

Collapse )

Алина Витухновская, 1996 г.
Ссылка на автора обязательна.


НАЧАЛО ГНОСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ



Правея Лавеем, зверея лезвием, явно брезгуя, кровью пьянея, шел русский мальчик Ильюша навстречу чудному черному Солнышку.

Шел русский мальчик Ильюша, шалея от захватившего его предчувствия потной самки-бойни-революции. Имея волю к подлинному Концу Мира и Сакральной Правильности, Илья не отказывал себе в плотской, даже немного народной, сиюминутной боевой разухабистости. «Может я студентик какой охуевший или матросик?..Я че?» Дявольский член его вставал. Илью, когда бывал он, как сейчас спросонья, в лениво игривом, «буржуазеньком» настроении даже возбуждали развешанные по городу зомби-слоганы его политического врага – Глеба Павловского:

«Вы-е-би 2008!»

«Солги, а то сгоришь!»

Ильюша знал, что попадет в ад. И поэтому был в оппозиции.

К тому же внутренняя его сущность противилась нынешней власти вовсе не из жажды справедливости, мести или желания социальных дивидендов, а скорее, следуя некой заданности Иного, космического порядка, даже надкосмического, внереального что-ли.

Collapse )

Алина Витухновская, 2008 г.
http://www.ng.ru/lit/2008-12-18/5_rasskaz.html


ПАЖИ ЕГО РАСПЯТЫ В ПАСТИ



Пажи его распяты в пасти.
У Госпожи испиты соки власти.
Ее меха в шкафах тревожит хаос.
И юный хам с ней может, улыбаясь.

Ее плетей, повешенных в чулане
Еще сильней послушный шелест манит.
Но не порок, не тайная опасность,
Не злобный бог терзают ум несчастный.

Ни след страстей прошедшего безумства,
Ни новых дней взрослеющее чувство,
Ни сил закат, и не привычка к роли
Его искать толкают этой боли.

Скорее страх, что ясность наступила,
Что пыль и прах, что будет или было,
Что он застыл в бесчувствия кошмаре.
Он зла мотыль, засушенный в гербарий.
Он одолеть судьбу уже не сможет.
И только плеть слегка его встревожит.

Ни пустота, ни глупость, ни порочность.
Скорей, тщета материи непрочной,
Его нутра дурная параллельность,
Его добра и зла отдельность.

Космата зла мучительная самость.
Ему мала учитанная данность.
И мир-тюрьма. А он лишь Гамлет тени.
Сойти с ума – не хватит вдохновенья.

А Госпожа ленива и надменна.
Ее ножа он ждал самозабвенно,
Ее плетей волнительных ударов,
Ее ночей пленительных кошмаров,

Ее любви предательской и хищной,
Когда в крови униженный и нищий
Он не умрет, а только заскучает.
Он наперед давно об этом знает.

Алина Витухновская, 1987 г.
Ссылка на автора обязательна.


В ХОХОТАНЬЕ ХАОСА МАХАОНИСТЫХ КРЫЛ



Вечно бродил за кадром
Хмуро-небрито пьян.
Морд озирал распадных
Русское «до хуя»

Хищного Василиска
Разевается пасть.
Только в томленье низком
Некуда больше пасть.

Детского сатанизма
Чту колдовскую суть.
Гнозиса злого клизму
Было б куда воткнуть!

Пьяно курлыча Мурку
Может быть, я умру.
Злобного Демиурга
Встретишь ли по утру,

Collapse )

Алина Витухновская, 2009 г.
Ссылка на автора обязательна.