June 2nd, 2013

Алина Витухновская в контексте современной культуры

Маргиналии к книге А. Витухновской «Черная икона русской литературы»

Мы живем в последние времена, и очищение перед Концом Мира призывает к нам страдания. Мигель Серрано однажды написал: «Существуют бесчисленные миры, отличные друг от друга, но размещённые не в разных пространственных секторах, а как бы накладываясь друг на друга, миры, скрещивающиеся или параллельные, не встречающиеся и не чувствующие друг друга, но контактирующие друг с другом интуитивно. В одном из этих миров, словно странное проклятие (Произнесённое Проклятие), и возник Демиург. И проник во Вселенную Духа, как болезнь…» (Серрано Мигель. Наше мировоззрение. Раздел «Наше мировоззрение», глава «Ответ бессмертных», С. 65).

Нам необходимо лечение — уничтожение Демиурга и зараженных виртуально-магических миров. И позволил себе высказать это только один человек — Алина Витухновская, написавшая однажды про «Bauhaus , звучащий в ушах похабного бога». Бог, безусловно, есть. Бог, несомненно, плох. И не зол, а ущербен.

Алина Витухновская совершенно неэкстремальна, ибо зачем миру ущербного Бога действие, которое ухудшает то, что лучше уничтожить. Однако вокруг её личности (и совсем не по сути её сущности) постоянно ходит очень много слухов.

Collapse )

К.Косенков
Продолжение следует.


СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ



Слово
Не воробей
(К чему?)
Странный крылатый
Зверь,
Набитый кишками
Вылетит,
Вылетит без труда.
Рыбка глядит из мути бездонной.
Знает она про сети. Знает!
(Особенно когда умерла.)
Знала всегда!
И смеется, затем что СТРАШНО
Меньше, чем наглости и самости,
Мол смотрите, что вот я рыба! Ха!
Хуже того - уха.

И что-то рыбаку не спится.
И тревожно, и бросила баба.
И жизнь, как принято, не удалась.
И в животе все какой-то страх -
Ожидание вроде, или расстройство
желудка...

Из пруда
Тянет гнилью.
От подобных мест никогда не знаешь...
Жутковато, и все такое.
И ждешь, когда народится
То, что вылетит - не поймаешь.


Алина Витухновская,
Из книги "Аномализм" издания 1993 г.,
Ссылка на автора обязательна.


:: Алина Витухновская в контексте современной культуры ::

Маргиналии к книге А. Витухновской «Черная икона русской литературы» (ПРОДОЛЖЕНИЕ-2)

Обыватели слышали (именно так, вряд ли они могли узнать) о ней, читая Алексея Цветкова в «ОМе» или посещая модные готические заведения. Но почему-то обыватели не читают Витухновскую в метро, идеальном месте гламурного террора. Витухновская — это не модно, вне-модно. Она ведь не женщина, лирический герой властен, как мужчина, и коряв, как любимый тем же Лимоновым Марлон Брандо в «Последнем танго…» (Впрочем, это уже более о Лимонове, потому что благодаря интересу к его книгам я стал читать ту же Витухновскую. Я даже написал о моде на Лимонова пафосную ремарку к внутренним своим размышлениям, подражая интонациям «Великой матери любви»: «Может быть модным тот, кто гуляет по бодлеровским притонам или уходит вместе с Римбо по тропинкам времени в солнечное его прошлое? Лимонова боятся, потому что привыкли, словно неизбежный шум машин на проспекте, под окнами пятиэтажки. Будущие вассалы вязкого русского психо читают «Американского психопата». Лимонова читают те «странные дети», которые рождаются иногда у буржуа»).

Я однажды видел её на индустриальной свалке окраинных домов, разбросанных, как мусор у серого шоссе. Чёрноволосая девочка ковыляла утром домой, небо, нездоровое, как желе из лимоновского «The night souper», зеленело выше и больнее, а в него хаотично поднимались галки, как пепел из небесного костра. Чужая девочка шла и спотыкалась, зашифровав себя в каком-то шарфике.

«Чужая», alien означает имя Алины, и соотношение её поэзии с нашим миром не вполне адекватно. Чуждость современному миру проявляется в том, что её поэзия — странное мреяние разрушающейся фактуры, из которого рождается чёрное чудо постмодерна. И чёрное чудо не может быть познаваемым, оно внерефлективно. Безусловно, оно семантизировано, но оно не несёт в себе онтологии. Онтология Алины суть дезонтологизация мира, уничтожение реальности.

Гибридно-цитатный метод подобен взрыву форм, в котором умирает настоящее. Её стихи — это цитатник тотальной политики.

К.Косенков
Продолжение следует