July 23rd, 2014

"ОРБИТ" СО ВКУСОМ УБИЙСТВА

Оригинал взят у blackicon в "ОРБИТ" СО ВКУСОМ УБИЙСТВА
Ты ментоловый "Орбит " со вкусом убийства
Покупаешь у диллера в морге, на станции "Битца".
Там где Битцевский парк, где ночами гуляет убийца
Чикатилисто-мглистый как лес, и кошмарно-безлиций,
И во рту у него белозубое "Чиз". Это образ
Заставляет тебя покупать тот ментоловый  "Орбит".

Алина Витухновская.
Ссылка на автора обязательна

Хайдеггер: «Wozu Dichter in durftiger Zeit?» (К чему поэты в пустые (скудные, бедные) времена?)

Типичный поэт в эпоху глобализма - провинциальный артист от того или иного субкультурного образования/театра большого, маленького ли. Что, конечно, по-своему трагично для представителя этой профессии. Он не думает о выходе в большой свет, он не способен желать мировой славы, чтобы доказать свою персональную важность/жизнеспособность каждому жителю дивного нового мира. В стремлении к местечковой известности в погоне за грантами этот любитель буковок стал умельцем рефлексировать эмоциональный попкорн. Вместо изобретения языка и педалирования собственной интонации каждый из них наследует ту или иную традицию (так проще).

Ностальгия по культурному прошлому, в котором поэт был глашатаем и рупором, воспринимается потенциальными Бродскими-Рембо как спасение от действительности . Одни ждут/любят/ненавидят Господина (читать Путина), другие пребывают в сладких грёзах о коммунизме, третьи - зациклены на своей личной жизни и гендерной идентичности, прочие - носят мученический ореол и молятся Богу/богам. Все тяготы мира опущены на плечи бедным певцам.

Но важно помнить, что среди нас существуют и живые мертвецы/божества/декаденты...
Жижек в одной из своих книг задаёт интересный вопрос о поэтах и их взаимоотношениях с миром. Он обвиняет их в построении националистических мифов и обращается к советскому прошлому, к антитезисным фигурам: Сталин vs Пастернак, указывая, на то, что поэтическая встреча Пастернака со Сталиным в 1934 году оказывается неожиданным ответом на строчки из «Brot und Wein» Гельдерлина, которые любил цитировать Хайдеггер, извлекая из них большую жизненную мудрость: «Wozu Dichter in durftiger Zeit?» (К чему поэты в пустые (скудные, бедные) времена?) И сам же Жижек психоаналитически интерпретирует/отвечает на
этот вопрос: для того чтобы скрыть само это пустое реальное, чтобы создать миф, который может служить экраном для его ужасов.

Поэт Алина Витухновская особенный представитель творческой интеллигенции. Она способна глядеть этому ужасу реального в лицо. Она тот самый зомби, одинокий волк, воющий свою злую песню в полной темноте из бездны, с выключенным светом, без прожектора, луны.

Лизавета Богдановская

Изнанка куртизанки. АРХИВЪ



Сентябрь. Ночь. "Фашизм".
Здесь все непостоянно.
Вчера в аптеке йод, сегодня - яд.
То танцы судорог, то судороги танцев.
И танц-пощады нет. Смеется бес-пощад.

Я улыбаюсь вам. Пластмассовая кукла.
Глаза мои - стекло. И ноги - костыли.
Я вновь не умерла от боли и испуга,
До капли крови сок по городу разлив.

Уходит с полотна Мадонна, съев младенца.
Матисса рыбок горсть осыпалась с холста.
Залив картины, кровь заставила раздеться
Портреты. И тогда позналась нагота.

Искусство - что оно? Лишь форма оправданья.
Искусство есть всего лишь способ претерпеть,
Перетерпеть суметь позор существованья
И страх его узнать от страха не посметь.

А страх, как плотный хрящ, он тоже не бесплотен.
Бесплотен героизм - не раздается хруст.
И сами от себя бегут тела с полотен.
И стаи мух летят за нами вместо муз.

Остались ты да я, солдатик оловянный,
На стойких костылях валюсь с нестойких ног.
Похожая на сок, стекает кровь из крана,
Похожая на кровь. Течет по венам сок...

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.