October 2nd, 2014

НЕОБРАТИМАЯ ТОТАЛЬНОСТЬ



Есть смерть,
Не та с Косой,
Но заключённая в одном субъекте.
Он с виду может быть довольно неприметен,
Но с гибелью его исчезнет Бытие,
А он и мертвый - будто-бы хохочет...

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.

ЛЕТОСТЬ СТАР МОИХ УНЫЛА



Летость стар моих уныла.
Слабы крючья давних ног.
Морщь сухая изощрила
Тело вдоль и поперёк.
Вдоволь высмеялись птицы,
Заглянув в моё окно.
Плакать или восхититься?
Каркнул Ворон: "Всё равно".
Письма с фронта в рот почтовый
Червячково уползут,
И замок его дешёвый
Зубы белые сомкнут.
Бусы белые больные
Больно вырвет умный врач,
Чтобы дети, жизнью злые,
Как в меня, играли в мяч.
Кто ты, умер или злишься,
Ленинградский почтальон?
И зачем в окно стучишься,
Если дом давно снесён?

Алина Витухновская, 1987
г.,
Ссылка на автора обязательна.

МОЯ АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ

«Моя» Алина Витухновская — это [анти]природная аномалия, приглашение в спасительную истому Ничто, в абиссальную рациональность Бездн. Всполох ослепительной тьмы на тусклом фоне всего близорукого. (с)

РЫЛА ДРУЗЕЙ



Оскалились рыла "друзей".
Их страсть пролилась нищетой.
Ко мне побредут как в музей,
Чтоб встрасть насладиться "тщетой".

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.