April 2nd, 2015

БЕЗДУШНЫЕ



До недавнего времени я был уверен (более того: готов был поклясться на "Старшей Эдде"), что у меня чужая душа - на том простом и общеизвестном основании, что "чужая душа - потёмки", ибо "потёмки" - именно то и есть, на что натыкался мой взор при всяком обращении вовнутрь. Но однажды фройляйн Алина как бы невзначай, а на самом деле, чёткому для неё - неисповедимому для всех прочих - плану следуя, обмолвилась, что лично у неё вообще нет души. Слова сии поначалу жестоко ошеломили меня своим нимфеточным каким-то шиком, но потом (с подачи Ницше, горячо уверявшего, что всякий глубокий ум (в наличии которого у фройляйн я сомневаться не привык) является лишь следствием глубокой души) стали мерещиться мне за изящными их (слов) спинами крылышки чуть наигранного её небрежения по отношению к собственному содержанию (явный признак глубины натуры:"и радость, и муки, и всё там ничтожно"), приправленного изрядным желанием (всякому демоническому созданию хорошо знакомым) подразнить, смутить душуимущую часть аудитории.

Глаза фройляйн светились, однако, такой детской непосредственностью при этом, - такую беспрецедентную искренность эманировали в заиндевевшие просторы внимания моего , что вынужден я был капитулировать и признать: а почему бы не быть заявлению этому правдой наичистейшей? С чего я решил, что и со мной дело не обстоит похожим образом? И тут понял я, где лакмусовая бумажка зарыта. Вот, собственно, где: "Умом Россию не понять"! - Не успел я вымолвить тютчевский этот тезис, как почувствовал, что в точку угодил, не промахнулся, ибо, если до сих пор Россию не понял, значит ничего, кроме ума (количество его сейчас нас не интересует) и нет у меня в помине.

Всякий научный эксперимент требует перепроверки, поэтому решено было попробовать повторить фокус с ещё одной соврать не дающей бумажкой: "Люблю отчизну я, но странною любовью, Не победит её рассудок мой"... Всё сходится! - "Странной любви" к отчизне во мне следов не отыскать, поэтому законен вопрос: когда же это рассудок мой умудрился победить её?

Ну и поскольку никакой борьбы рассудка ни с каким глубоким чувством к родине наблюдать мне в себе не посчастливилось, вывод фройляйн Алины относительно вопиющей мнимости душевной субстанции принято мной распространить и на себя.

Niflung

СЕМЬЯ КАК БАЦИЛЛА ОБЩЕСТВА

69.71 КБ

Из великого множества вещей, так и не сумевших положить предела недоумению моему, в самый непроходимый тупик меня ставит всероссийский народный вой по поводу неумолимого отмирания в Европе "традиционных институтов семьи" (с).

Особенно непонятен вой этот в контексте так называемого "христианского" мировоззрения большей части воющих. "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня", "И враги человеку домашние его", - говорит Христос. "Блаженны не множащиеся", - таков, в целом, посыл Нового Завета, согласно В.Розанову ("Люди лунного света"). И что же? - Товарищи, принявшие крещение, с поистине ослиным упрямством продолжают сочетаться браком, производить на свет многочисленное потомство, любить отца и мать "более, нежели", и при этом ещё и ходить, важно раздувая щёки, будто подобные дела являются выражением верности духу Писания, а не очевидным проявлением либо их неверия во всё то, что почитают они своим долгом проповедовать на каждом перекрёстке, либо их скудоумия.

"Семья - в высшей степени примитивное, антисоциальное и обречённое на исчезновение жалкое хозяйственное образование", - писал Т. Лессинг в начале прошлого века. Странно, что после Ибсена и Стриндберга всё ещё не умеют понять: семья, брак - главные рассадники большинства мерзостей человеческих. В самом деле, ну кого может сформировать какая-то там "ячейка"? Я не поленюсь сейчас открыть словарь Даля: "Ячейка - клеточка, лунка, дыра, проём, мелкая разгородочка, углубление, очко, гнездо, ноздрина". И кто же, спрашивается, в состоянии проклюнуться из вышеперечисленных мест? "Клеточка" подразумевает цифру или заключённого, "лунка" (если снова верить Далю) обещает одарить нас капустой или зубом, из "дыры" тоже вряд ли когда-нибудь нечто не в меру благовидное о себе знать даст. "Проём"?

Из печного - ну, дым повалить может, из дверного - ну, гроб с покойничком вынесут на заре, из оконного - как правило, лишь брань на пьянь подоконную в полночь выпорхнуть умеет. "Мелкая разгородочка" и та явно на мелочь какую-то намекнуть силится! От "углубленья" могильным холодом веет. "Гнездо", благодаря господам поэтам, на мысли о разврате и печали наводит. "Ноздрина" про соплю заикнётся, если во время не остановить. "Очко"?

Про него я, пожалуй, вообще вежливо промолчу... Итого имеем: капусту, зуб, арестанта и номер на робе его, чад печной, покойника в тапках белых, ругань сапожную, соплю и то, о чём промолчал я любезно. Вот и все плоды её "благословенные", - семьи вашей хвалёной, господа блюстители ценностей традиционных. Потому неча пенять на Вурст Кончиту, коль у самих "борода лопатой" не брита.

Niflung

СОВА



Глупой птицы скрываньем названия
неизвестным до главной поры
образован предел ожидания
и одно из условий игры.

Кто в игру не играет - игрушечный
как любой из твоих мертвецов.
Суть игры - соблюдая нарушенность
обнаружить начало концов.

Кот, любым игроком обнаруженный,
непременно пускается в ход.
От хвоста до невкусного ужина
должен весь он уйти в оборот.

Дом как место где сходятся путники
должен в сущности быть обходим,
чтобы все хороводили путанно,
а один оставался один.

Collapse )

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.