April 9th, 2015

НЕ БЫТЬ КОЛОРАДОМ



Помните строки из Хименеса, ставшие эпиграфом к роману Брэдбери "451 градус по Фаренгейту"? - "Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперёк". Лет в 10-12 эта фраза представлялась мне молотом революции, способным за пару ударов выковать из чахлого Чебурашки пуленепробиваемого Че Гевару. Сегодня только что-то в роде скрытой пропаганды гетеросексуальности мерещится мне в ней. - Так и тянет спросить: а если тебе дадут бумагу в клеточку? Разумеется, кто-нибудь поспешит догадаться: "пиши по диагонали!". И очень зря, потому что начать писать по диагонали на листе в клетку означает только уступить гипнозу повелительного наклонения ("пиши!"), отбросив игривую возможность морского боя, шахмат, крестиков-ноликов, кроссворда, судоку и прочей малозанимательной безделицы. В свою очередь, начать вписывать в клетки цифры и тому подобную дребедень будет означать уже твою уступку гипнозу самого листа. Желая выйти из-под его власти, ты можешь попытаться сотворить из него какое-нибудь умопомрачительное оригами или, порвав лист на части, позволить ему в посмертном свободном полёте достичь пламени камина, можешь, устранив ластиком все линии на листе, нарисовать на нём концентрические круги, повесить его на стену и выстрелить в десятку. Будет ли твоё попадание в цель означать твою победу над попыткой листа манипулировать тобой?.. Если тебе дадут линованную бумагу, воспользуйся этим как поводом вспомнить нотную грамоту ("Музыка углубляет небо", т.е. - твою волю не быть сухопутным). А ещё лучше - сделай звонок Пайпердемону, он научит как не стать колорадом без всякого насилия над листом и его продольно-поперечным бредом. )

Niflung

СМЕНА РЕЖИМА



"Время бежало туда, где предметы портились" (А.В.)

Не значит ли это, часом, что в первую очередь надо менять температурный режим, а не политический? Установить в этом неупраздняемом "туда" гигантский рефрижератор и пойти спокойно дочитывать "Макбета". - Может быть, даже в оригинале? Или вот что. Помню, в одной рецензии к "Падению дома Ашеров" Шванкмайера этот самый дом был определён как место, в котором протухло само время. Не пустить ли, стало быть, рельсы, на которых паровоз Кроноса стоит в этом исполненном неподдельного трагизма направлении? Абсурдствую, ибо верно. И плевать нам на Тертуллиана.

Niflung

ИГРЫ ФРОЙЛЯЙН



Если в шашки, то - в динамитные.
Если в карты, то - в кредитные.
Если в войну, то - в третью мировую.
Если в салки, то - со временем.
Если в прятки, то - с ясновидением вечности.
Если на нервах, то - тишины.
Если в слова, то - в те, которых "больше нет".
Если в любовь, то - до мягкого знака,
если в смерть, то - после него.

Niflung

СТИХИ ФРОЙЛЯЙН



Стихи фройляйн - это экспресс ужасов, мчащийся на недиагностируемых скоростях сквозь носфератическую неподвижность тевтонского леса, овываемого в строгом соответствии с законами полифонии стаей волков-альбиносов, озаряемого спирохетой месяца, в неисповедимой злобе корчащейся среди неуловимого олова облачных громад, похотливо подминающих под себя истошно вопящие всей девственной синевой своей выси, и - выводящего к макабрическим дюнам, равнодушно смешавшим в безотказном чреве гангренозные кости Бога и лучистую кровь Пророка, не устававшего предсказывать ему близкую кончину от досадно естественных причин, тайно обвенчавшего в косматом космосе сердца марево Розы и огнеупорность Креста. Это ПОЭЗИЯ, из которой, подобно оркестрантам, исполняющим (великодушно приканчивающим безупречным исполнением) Прощальную Симфонию Гайдна, поочерёдно сбежали, задув каждый не свечу, но тайны струящие светила свои: сначала ПО, потом - ЭЗра И, наконец, само "Я" фройляйн, оставив в тихом недоумении отважных недоумков, виртуозно (с точки зрения увечности) повпрыгивавших в чуть жеманную жуть призрачного экспресса с перрона перезрелой их пиромании.

Niflung

Иной любовью || Mit anderer Liebe



Еще один текст, опубликованный во "Frankfurter Allgemeine". И его аутентичный вариант.

Я вышел из Байрона бешеным Шелли
Я вышел из гоголевской шинели

И щели земли, тьма ее влагалищ
Меня не смогли заманить в Валгаллу

Валгалла зла. И глодая волю,
Меня влекла к ледяной юдоли

И Волга шла голубою кровью
Я жаждал зла, но иной любовью.