April 10th, 2015

ПРИМЕТЫ ФРОЙЛЯЙН



Если глаза, то - гипнотические пропасти всепобеждающего Мрака. Mare Tenebrarum.
Если уста, то - безупречная поэма вселенского закатного огня. Mare Anguis.
Если чело, то - арктическая беспредельность чистоты. Лучистость Вымысла. Надмирность. Mare Serenitatis.
Если нос, то - возвышенная чуткость всеведения, принявшая себя за искушённость лишь. Lacus Exellentiae.
Если ланиты, то - ледяное царство бесстрастия, белых камелий гибельный ток. Нечеловечность. Marmor lunensis. Mare Frigoris.
Если подбородок, то - властных причуд насмешливое колдовство. Lacus Somniorum.
Если уши, то - Тайна: мира, искусства, судьбы. Mare Incognito.
Если волосы, то - неумолимого Ахерона волны, уносящие души к прозрений страшным причалам. Ужаса смерчи певучие. Lacus Mortis.
В целом же - жестокая, абсолютная музыка Ночи, готика (Flamboyant) Воли, неудержимый Полёт. - Демона - в снах парадиза, ангела - в восторженных диссонансах ада. Oceanus Procellarum. Non plus ultra. Танец Саломеи. Обезглавливание узревшего.

Niflung

ЭНТУЗИАЗМ ВИСЕЛЬНИКА



"Интересно, когда люди говорят "держись"- они понимают, что "держаться" проще всего?" (А.В.)

К тому времени, как люди начинают говорить такое, они уже, как правило, вообще ничего не соображают. ) Стариковская осмотрительность. С годами человек не умнеет, а только крепче начинает держаться за свои унылые предрассудки, благодаря чему со стороны кажется, что ему удаётся избегать падения, а меж тем, с каждым вздохом он всё глубже и глубже погружается в дремучую, невыразительную трясину бытия, наивно принимая невольность погружения за мужественную безусловность своего "да!" в адрес жизни.

Именно уверенный, как бы обзаведшийся корневой системой, тон (энтузиазм висельника!), которым он предаёт огласке самые сомнительные из своих обветшалых истин, сообщает последним тот острый привкус несомненности и неопровержимости, столь очаровывающий неискушённое нёбо юных монстров познания и до обожествления седин их, в конце концов, доводящий . Старикам вообще часто кажется, что они "раскусили" жизнь. И мало кто осмеливается усомниться в этом, сталкиваясь с таким убедительным аргументом, как полная или около того утрата зубов (жертва на алтарь мудрости).

Падение - ангельская прерогатива. Чувствующие же себя людьми край пропасти под слабеющими пальцами принимают за вызов судьбы, требующий незамедлительного ответа в виде истерического подёргивания задними конечностями над завывающей пропастью, досадно не умея откликнуться на любезное приглашение бездны приобщиться её обольстительным тайнам. Людьми и умирают. С комьями земли в сжатых кулаках.

Niflung

КУЛИЧ СКРЕПЛЯЕТ СЕМЬЮ (С)



Вопиющая жесть этого газетного заголовка так откровенно еретична, что вместо комментария решаюсь на пантомиму. Вернее, - на постановку пьесы с одноимённым названием в главном городском серпентарии. Итак, имеем: папаша-удав неторопливо ("с чувством, с толком..." и со всеми прочими приёмами актёрского мастерства из арсенала Станиславского) натягивает необъятный карман пасти на сдобную семейную скрепу, раздобытую мной с серьёзным риском для репутации во всех девяти кругах в ближайшем супермаркете. Остальные представители удавьего семейства (числом около пяти), законно воспылав к охваченному праведным порывом троглодиту лютой злобой на почве смутного осознания роковой своей непричастности к аппетитному и сытному таинству, молниеносно решаются на ураганную атаку единоличника объединёнными жаждой социальной и сакральной справедливости силами. Полчаса отчаянной семейной битвы за пышное тело божественного отпрыска закругляется оглушительным взрывом террариума, вызванным стремительно растущими объёмами деспотичного отцовского чрева. Монолитизация семьи достигнута. Через несколько часов семья, благополучно переваренная своим бессменным главой, сможет уверенно противостоять всему и вся (вражеским удавьим кланам, интенсивно преющим в соседних террариумах) в борьбе за жизненное пространство.

Если в этой насквозь алчной, хищной музыке кто-то умеет расслышать робкие, уступчивые, благостные и нечестивости природы противостоящие гармонии христианства, я готов считать премьеру провальной.

Niflung

Dialoge über Nichts / Диалоги о Ничто



AM: ...this is a brief translation from the chapter 12 of 'Tome of Chaos'

"Weg des Kriegers - ist die Zerstörung der unvollkommenen Geschöpfe von der Demiurg hervorgebracht, und parallel dazu - die Freisetzung von unreifen, jungen Seelen haben "Rohlinge", nicht die "notwendige Bedingung" oder einfach blank "Zähler und quer" fast wahllos oder Priorität von denen erreicht , die "mit der Aufschrift" Magier, der wiederum hat mehr konzentriert "Outsourcing" gewesen und durch Manipulation oft bekommt, was Krieger würde nie in der Lage, zu bekommen, musste er sogar verzehnfacht besaß die Macht."

Was ist "Gott"?

Grob gesagt, ein "Gott" - eine gewisse Sensibilisierung des verteilten Systems, die als Folge einer deutlichen Steigerung seiner Entropie entsteht. Dies erklärt die Evolution der Arten, zu Fuß mit ihrem zunehmenden Komplexität. In der menschlichen Gesellschaft, das gleiche gilt für den Bekanntheitsgrad von Kultur und die Menschen dann jedes Mal ihre eigenen neuen anthropomorphen Götter aus den Überresten des vorherigen (Vor-) kontinuierlich zu pflegen "Kommunikationszeitalters", das heißt, sein in der manifestierten Raum der Welt, auch in seinen Gedanken. Einige Forscher haben am vergangenen dialektischen Spiralfigur genannt, lineares Kombinieren mit Zyklen. Und wenn in einer Gesellschaft ist eine kritische Masse an Themen Nichts (Chaos, Nichts), wird es eine massive "Reset" von Energie, um das System in einem Zustand der Homöostase der Genesis zu halten, bei gleichzeitiger Themen direkt aus dem Nichts des Nichts (Chaos, Nichts) zugeführt. In diesem Fall ist die gesamte Grundstruktur zerstört.

HN: is this text written by you?

AM: yes, but roughly translated by google :D

AM: and this is a small poem by Alina, published in FAZ https://pp.vk.me/c624529/v624529188/2c636/FTWAjh1expI.jpg

HN: great! What you write to me (and especially the poem) is to me a mix of "Sturm und Drang", Fin de siècle and expressionism - but on the basis of human revolution

Collapse )

МНОЖЕСТВО



В детстве (6 лет) Алина запомнила свои ощущения от прямого наблюдения физических структур Бытия (эйдосов) в своём стихотворении "Множество", которое она затем написала примерно лет в 12, пытаясь таким образом воссоздать свои детские ощущения.

А в стихотворении "Наш новый бог" она уже вынесла приговор Бытию:

Наш Новый Бог из Ничего
Плюется цветом в душный мрак,
Стекает светом. И его
Глаза, как казнь, и казнь, как знак.

Наш Новый Бог на «только что».
Стремясь его предугадать,
Великолепное Ничто
Рискует Множество попрать.

И, раздвигая руки букв,
Столбеет из Небытия.
И заменяет сутью суть,
Смерть смертью, явью явь.
1985 г.