April 25th, 2015

СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА...



Чистый, стерильный лист Малларме, алхимическая словесная лаборатория Рембо, лингвистический столбняк футуризма - не является ли всякая грандиозная попытка стать многозначительным Молчанием или небывалым, новым Словом, отчасти, лишь отголоском провалившейся попытки стать новым слухом для слова старого?

В начале было слово... Потом - звонкая пощёчина и, как следствие, - растерянный взгляд и быстрые шаги по мостовой со следами дождя и первого листопада. Могло ли быть иначе? Наверно, - будь слово иным. Выходит, у слов есть судьба? Несомненно, это так. И несомненно, что судьба слов каким-то непостижимым образом умеет становиться нашей собственной судьбой. - К примеру, если в начале "полотенце показывает кулак", то очень скоро имеешь большой шанс почувствовать, как "в горле твоём брилиантиновые колоды танцуют". Ну а если начало обрело вдруг загадочный вид сада ночи, в цвету стоящего, то твоё горло обречено зачесаться совсем на другой лад. Скажем, на такой: я был один, был там, где сны назначают свидания опечаленным опровержимостью счастья душам, был тих и безразличен к попытке минут дать мне имя. Хамоватый ветер каруселил роман с седовласым ливнем на виду у кривобоких лип, облачённых в траур. Последняя мысль гасла, оставляя по себе грустную улыбку поспешного понимания. А что же ты? По чьему велению сочиняли дали в тот миг твои недоказуемые черты? Для чьих монументальных восторгов? Для чьего упрямого, бульдожьезубого самолюбия? .. Я был один. Таким же было небо. Хотел ли я знать хоть о чём-нибудь, начинавшем проживать себя так бурно, так раз и навсегда под его непроницаемой волной? - О чёрных язвах луж с бесшумно барахтающимися в них осколками полнолуний? О неопрятном дыме спятивших облаков, крадущихся по обнажённым высям легко и бесцельно и не слишком согласно с ритмом очнувшихся чар - безымянных, топких, чрезмерных чар осени, которым вечно готово уступить себя сердце в попытке изваять свой самый высокий и самый бездонный звук? Я был один. Пронзительно. До глухоты. И это было кстати. - И даже не потому, что моя ненависть к миру исчезала, таяла в нараставшем чувстве непричастности ни к его смыслу, ни к одной только возможности смысла. Я был один и хотелось мне лишь одного: отлучиться - Отсиять? - Отбыть!.. В эту минуту (с какой стати называть её странной?) мне почудилось, что Гамлет в том своём монологе, вечность смутившем, не решал, а примирялся с неизбежностью своего выбора, - с обрушившейся на него невозможностью не быть. А это всего-то и означало: видеть перед собой смерть, не иметь уже права сделать хотя бы шаг навстречу, - довериться ей, начать рассчитывать на феноменальную её отзывчивость, решиться отчаянно соблазнять пустоту могильного чрева останками исчерпавшего себя существования, ледяным прахом жизни, захлебнувшейся собственной риторикой. - Боязнью онеметь. "Оно любило осуществляться"... - Марком Аврелием, Шекспиром, всеми нами.

Niflung

СМЕРТЬ ПОХОЖА НА ЛЕДЕНЦЫ



Смерть похожа на леденцы,
Похожа на черепаху без панциря,
На одуванчик в аду, оставшийся без пыльцы.
Смерть не имеет «рацио».

Только Смерти дано Иметь.
Жизнь не имеет хватки.
В ней не возможно «терпеть», «вертеть»?
(не важно в каком порядке).

Всё что есть, всё что может быть,
Похоже не тон, на блик.
Это скорее попытки жить
Через русский язык.

Collapse )
Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.

ПЕРЕЗРЕЛЫЙ И ЛИПКИЙ КАК СЛИВА (ДЕТСКОЕ)



Перезрелый и липкий как слива
Невозможно телесный сон.
Ей сказали - ты будешь счастливой,
Встав на обе часи весов.

Что есть Самость - проекций странных,
Обретенное псевдо-Я.
Распыленности одувана
Шизоосень вдыхает яд.

Collapse )
Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.

СЕКС - ЭТО ВООБЩЕ ТЕМА ДЕТСКАЯ



Диалог Алины Витухновской с Профессором о проблемах педофилии

П. После обсуждений возможности новой русской революции, экономических проблем мира и психологии инцеста мы плавно подошли к проблеме, вызывающей наиболее острые дискуссии в общественном мнении большинства стран. А именно - к проблеме педофилии. В чём же здесь проблема и есть ли она? Ты как-то высказала мысль, что дети являются самым сексуально бесправным классом...

А.В. Я сейчас поясню свою мысль. Мы уже говорили о революции. Актуальная тема? Но тема педофилии, которая муссируется сейчас в постсовдепе, во-первых, не подлинна, настоящая тема педофилии муссируется в Европе - в журналистском формате, у нас это калька. В который раз повторяем пути Европы! И, во-вторых, это ложь, ложь, ложь и ещё раз ложь. Кто говорит о детях? Толстые существа, которые не имеют никаких представлений о морали - кого они защищают, говоря об ужесточении законов о педофилии? Своих маленьких, таких же пухлых детишек? Они защищены и так. Они защищают, скорее всего, некие общественные иллюзии, а наша задача эти иллюзии порушить.

Collapse )