April 30th, 2015

ИЗЫСКАННЫЙ КАПРИЗ


https://www.youtube.com/watch?v=R9InTf0wcU4

Jim Morrison: "Я хочу услышать последнее стихотворение последнего Поэта".

- Ядерный гриб, любовно выращенный Alien в безвыходной чаще бытия среди несговорчивых папоротников отчаяния... - отзывчиво мелькнуло у меня. Возможно, и у Джима тоже.

Niflung

НЕОБХОДИМЫЙ КОММЕНТАРИЙ К

https://vk.com/wall69580333_45002
https://www.facebook.com/vituhnovskaa/posts/875609742499649

Пушкин формально не состоял в царской "охранке", поскольку она действительно была образована позже.  Но структуры, подобные современным спецслужбам и той же "охранке" существовали всегда. Пушкин служил шифровальщиком в министерстве иностранных дел - это одна из самых высоко оплачиваемых и секретных профессий в тогдашней Российской Империи. В конце жизни, его зарплата была больше, чем зарплата главы жандармерии Бенкендорфа. Из его связей с Бенкендорфом было известно следующее: когда родители Натальи Гончаровой отказали Пушкину в предложении брака с их дочерью, Бенкендорф выдал письменное предписание выдать её замуж, также Пушкину было дано указание предоставить характеристику о политической благонадёжности Адама Мицкевича.

ФАТАЛЬНЫЙ РЕЦИДИВ



Что общего у фройляйн Алины с Галилеянином? Только не пугайтесь: Она побеждает в сердце отступника. - Отступника, рискнувшего (непостижимого озорства ради) розами из венка танцующего Заратустры развеять изначальную чуждость свою увесистой гармонии мира, стыдливую непричастность к похабному ладу его. Что там говорит античность о соотношении искусства и жизни? - Смех краток, ужас бесконечен. Потому: да оскудеет рука надежду дающего!

Niflung

НИ ЧАСТЬ НИЧЕГО

Весь ужас моего общения с людьми, вся его бессмысленность сводились к тому, что никто не понимал меня адекватно. Всякий, вполне себе в душе доброжелательный гуманист, пытался меня "очеловечить". Но это было более чем "медвежьей услугой", ибо как можно "очеловечить" то, что человеком не является. То есть, я не являюсь ни образом, ни подобием этого мира, ни частью целого, ни частью представимого, что уже само по себе - колоссальная пытка.

Меня провоцировали и вынуждали быть и частью и целым и представимым, что на мой взгляд, подобно инквизиторской пытке. Причём, на физиологическом уровне. И ещё - я не верю в благие намерения этих гуманистов. Всё, чего они боятся - выбить почву из под собственных ног, поэтому всякий субъект, который указывает им на иллюзорность собственного бытия, должен быть подвержен обструкции - вплоть до смерти.

Другое дело, что в наше время убивать подобных мне существ - это вольно или невольно - распространять их идеи, поэтому мир софт-насилия делает всё, чтобы нивелировать их существование.

Алина Витухновская

ЗЕРКАЛО МЕЛЮЗИНЫ



"Стихи Витухновской такие, будто она именно_видела_непознаваемое. Вот в чем фишка-то. Так может написать только практик. В этом и есть основной феномен ее поэзии" (с)

Берите выше. - Фишка Витухновской не в том, что она - очевидец, красноречивый свидетель и одержимый гусляр непознаваемого, а в том, что она - его зримое воплощение, - эпифания, как сказал бы ваш седой профессор. Всё ею написанное отчётливо подразумевает не руку "практика"(тысячи их!), тщательно и профессионально ощупавшую потёмки запредельного, а автограф, сигил Тайны. Только допотопная читательская привычка немедленно канонизировать задевшего за живое автора вынуждает нас за словами угадывать руку, их начертавшую, и музу, снисходительно их подсказавшую. Тот, кто возьмёт на себя труд научиться слышать заново, расслышит в сверхъестественных децибелах Витухновской не художника, не отзвук фантастической судьбы его, а саму натурщицу, которой его вечно очарованный взгляд успешно заменяет холодная беспристрастность зеркала. Буквы не умеют гипнотизировать, а потому, повторяю: перед вами не текст, - немигающий взгляд Безымянного за плотной словесной вуалью. А с чего бы ещё, между нами, не любить Витухновской ярлыка "поэзии" на жарко горящей чешуе своего хвоста?!

Niflung

МЁРТВЫЕ РЫБЫ



В этот город, смотри, мы уже приезжали.
В этот город, смотри, мы уже возвращались обратно.
Помнишь, эту же рыбу мы ели ?
Хрупкокосточки рыбьи вот так же хрустели.
Помнишь, эту же рыбу мы ели когда-то?
Эту рыбу, смотри, мы уже узнавали.

Эту рыбу, смотри, мы когда-то уже узнавали.
И с большими глазами вот так же она не смотрела.
И молчала та рыба как рыба, как каждая рыба умела,
Как умеют все рыбы, как каждая рыба молчала.

Как умеют все рыбы, как каждая рыба молчала.
Ей "алло!" в телефон вы кричите смешно и напрасно.
И зелёная рыба тогда притворяется красной.
А на вкус вы подлог ощутите едва ли.

Было слово в конце, а в начале молчание рыб.
Да услышит его всяк имеющий уши.
Океан онемевший, себя превращающий в сушу,
Назревает кровавой рекой, образуя нарыв.

Полюс севера лопнул. Все реки на север текут.
Север юга. Северюга проносится мимо.
Все дороги ведут и выводят из Рима.
И голодные рыбы по мёртвому морю плывут.
Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.