July 28th, 2015

Гнилая диалектика современной русской Л. (филиппика)

Оказывается, я выросла на "дурных переводах декаденской лирики". Чего только о себе не узнешь! Еще и в компанию с клоуном Дугиным попала.
Воистину, место критиков в лакейской (с)
Да я и не выросла я родилась метафизически и идеологически законченным субъектом. (А.В.)


Малоумная диалектика консерваторов и либералов, патриотов и западников, царящая в этом божьем государстве с тех пор, как оно осознало себя существующим, продолжает корчить рожи, удивляя живучестью. Причём, если баталии большевичков и черносотенцев можно списать на полуграмотность и лихую удаль недоразвитой, но мускулистой страны, то современные битвы содомитов и хоругвеносцев больше подходят для страниц комиксов, чем учебников истории.

С ужасом приходится наблюдать, что в литературном мире закрепились знакомые тезисы и антитезисы, но тоже без синтеза, как повелось. Порой впадаешь в паранойю, ведь кажется, что два лагеря беспросветных пошляков нарочно сговорились, чтобы за их гомоном не расслышали поистине важных посланий. Например, великий писатель Саша Соколов как-то остаётся в тени, на обочине русского мира, а литературные толки кружат вокруг посредственной беллетристики.
Сегодняшняя русская литература разбилась на два невнятных, но явственных лагеря: западников-модернистов (иногда «пост») и советофилов. Последние пытаются держать худо-бедно реалистический курс, впадают в ностальгию и живут где-то далече в поздних Советах. А вот модернисты в литературе – и это очень интересно – зачастую ориентированы вправо: Лимонов, Витухновская, Дугин (поклонник Лотреамона, Рембо и Эзры Паунда, автор ряда (пост)модернистских текстов и ура-патриотических воззваний), Крусанов, Мамлеев, Маруся Климова. – Часть этой лиги представлена журналом «Опустошитель», интереснейшим периодическим изданием современной России… за неимением лучшего.
Collapse )

Что в итоге мы наблюдаем? С одной стороны, законсервированные берёзки, диалоги на языке интеллигентных трактористов, пресловутая борьба с «постмодерном» и нелепые попытки удержать язык в устойчивых семантических рамках. Вымирающие толстые журналы делают вид, что атомного взрыва не было и «Улисс» не написан. Конечно, и сюда время от времени проникают чужеземцы из распавшегося мира, но их не чествуют. Реакция на «Палисандрию» Соколова выдаёт детсадовскую наивность престарелых паханов из «Юности», «Нового мира», «Урала» и прочих «Волг»: величайший роман последних десятилетий оценен по достоинству не был. С другой стороны, со стороны трансгрессивного модерна, мы наблюдаем такой же дикий провинциализм, безоглядное подражание и нелепые провокации: язык Лимонова похож на камбалу, потому что площе уже и некуда; Витухновская, судя по всему, выросла на дурных переводах декадентской лирики, поэтому и её стихи напоминают перевод Бодлера с узелкового письма на блатную феню. «Аду» Набокова эти дамы и господа явно не прочитали, а про Вагинова и Ремизова и слыхом не слыхивали. С какой лёгкостью, с каким рокайльным изяществом Соколов совокупляет старух на страницах своего роскошного романа, как куртуазно он выворачивает язык наизнанку, подминая под себя все его возможности, и как посредственно, кисло и нарочито трансгрессируют Лимонов с Мамлеевым и Витухновской, пыжась скандализировать словесность невиртуозной мизантропией! Метафизика содержится в самом письме Соколава имманентно: в синтаксисе, в тропах, в последовательности образов, тогда как Мамлеев декламирует нужность метафизики, пропагандирует её, не брезгуя в каждом романе упоминать какого-нибудь Генона и развешивать по стенам портреты Достоевского.
Collapse )

Борзописец Заньковский

Che faro senza Euridice?..



"Чистый звук тугой струны небесной!
В дольней жизни, суетной и тесной,
лишь нетленнее твой смысл горит". (Рильке "Сонеты к Орфею)

Niflung