August 3rd, 2015

НАШ НОВЫЙ БОГ



С древнейших времён к разного рода святым, как правило - христианским, стремились, прибивались, приставали в конце концов, всевозможного вида юродивые, блаженные, прокажённые. В настоящем мы имеем ровно такую же ситуацию, разумеется вне контекста какой-либо религиозности.

Сегодня к адекватным персонажам посредством сети Интернет, человеки лезут изо всех щелей, подобно кровососущим насекомым к идущему сквозь лес путнику. И это несмотря на все прогрессивные качества сети как особой среды, в которой должны рождаться, жить и развиваться передовые идеи - какой она когда-то задумывалась. В настоящее время, к сожалению, Интернет стал поистине скорбной обителью умалишённых, бессубъектных, скучающих существ, внезапно почувствовавших себя равным тем, кто присутствует в информационном пространстве в качестве субъектов воли и разума, при этом имея реальный статус, биографию, репутацию - в отличие от своих вынужденных и ограниченных собеседников.

Неумение держать дистанцию, бытовое хабальное хамство и прочие некорректные вещи являются обыденными для паразитов праздности и абсолютно неприемлемыми для тех, кто вынужден сдерживать напор невнятной, размытой, полубессознательной обратной связи, формирование которой неизбежно происходит в любой информационной среде.

Алина Витухновская - живой классик современной русской литературы, присутствует в сети не для того, чтобы люди, даже стремясь "приобщиться к высокому", изливали ей свои душевные коллизии, в надежде на её внимание, а для того, чтобы сканировать, рассеивать и в конечном итоге - уничтожать всё то, что громоздится препятствием на пути становления подлинной, не побоюсь этого слова, духовности, без привязок к пошлым атрибутам жалкой набожности и первородного страха. Алина - наш новый "Бог из сетевой машины", беспощадно выжигающий остатки мнимой чувствительности и переигранного театрального благородства. Она - предвестник и пророк новой эпохи, завершающей циклы и переводящей всё доселе изведанное культурное пространство в высшую метрику структуры Ничто.

Я НЕ ХОЧУ ОСТАТЬСЯ ВАМ (А.В.)

Когда говорят, что Россия плавно скатывается в СССР, имеют в виду только политику и иногда национальное самосознание. Но никогда не говорят о культуре. Ведь этот реакционный период не создал ничего нового, не создал ни одного произведения искусства, в котором объяснялось бы, почему сейчас жить хорошо, а будет ещё лучше, и именно с данной властью.

Как людьми различных политических взглядов ни принято ругать культуру 90х, но она хотя бы существовала, была социально важным явлением, была и поводом, и предметом, и источником спора. Новое кино, новая музыка, новый театр и даже новая литература. Причём всё это работало по нескольким фронтам: повествование о переменах без высказывания одобрения или порицания, левый фронт, националистический фронт (оба последних — разумеется, злобные критики).

Хочу оперу о событиях в Крыму. Хочу книгу какого-нибудь Прилепина о донбасских ополченцах. Альбом Валерии об импортозамещении (извините, понесло). Хоть что-нибудь актуальное, о чём можно было бы поспорить: да, сейчас всё так, и это хорошо // да, сейчас всё так, и это ужасно // что опять за лютое декадентство // и так далее.
Но ведь нет ничего.

Это было бы понятно, если бы создавались произведения «о вечном». Но и об этом мы не слышим.

Поэтому пусть ни эта власть, ни левые сторонники её даже ручками своими марать не должны, этими восторгами своими о возвращении в СССР, не должны марать советскую эпоху, а критики этой власти и сторонников её пускай прекратят истерики. Этой власти нет, она не хочет себя увековечить. Если бы мои танки вошли в Москву, то только для того, чтобы прославлять меня, мои дела и мои убеждения. Ну хорошо, взяли вы Крым, поздравляю. 86% ваших сторонников и не представляют, что это за земля, почему она «наша» и чему так надо радоваться. Снимите «вечный» фильм о Екатерине II или о Крымской войне, или «актуальный» фильм о событиях прошлого года — я буду в первом ряду тех, кто вас похвалит.

Создатели Советов, в отличие от хрен пойми кого, захватившего эту страну в последние пятнадцать лет, не были глупыми людьми. Они моментально озаботились вопросом создания новой культуры. И даже самые чудовищные и нелепые её проявления до сих пор остаются предметом спора, перечитываются, переосмысливаются.

Вот недавно в Германии поставили оперу «Лёд и сталь», посвящённую Кронштадтскому восстанию. Как вы знаете, наряду с «Северным ветром» эта опера открыла советскую страницу в русском театре. Режиссёрами их были Станиславский и Немирович-Данченко соответственно.

Это кромешная жуть, но — явление! Но — искусство!
От 90х — лихих, тучных, переходных — останутся наблюдательское «перестроечное кино», наблюдающий Пелевин, наблюдающий Сорокин, критики с разных сторон Лимонов, Проханов, Летов, Балабанов; Новодворская и Витухновская, удостоившиеся уголовного преследования за либеральное слово в демократическом государстве, а из вечного — спектакли Петра Фоменко, Фокина, Гинкаса, Яновской, Беляковича, Гребенщиков со «Снежным львом» и «Навигатором», да Машина времени с «Внештатным командиром».

А вот от нынешней эпохи не останется ничего. Пятнадцать тысяч лет пустоты.

Кстати, «Лёд и сталь»: http://classic-online.ru/ru/production/9590

Михаил Лыняев

Я БЫЛА "ВРАГОМ НАРОДА", КОГДА ЭТО ЕЩЕ НЕ СТАЛО МЕЙНСТРИМОМ

“ЗЕМЛЯ НУЛЯ”

Алина Витухновская. Константин Кедров

Изд-во Фишер, 1997. — 68 с.

"Земля нуля" — вторая совместная книга Алины Витухновской и Константина Кедрова. Первой была "Собака Павлова". Оба названия принадлежат Алине.
Издательство Фишер неизвестно широкому читателю. Выходные данные указывают на содействие издательства АО "Х.С.С.". Дан адрес: 107078, Москва, а/я 250. Кажется, что выходные данные — отдельное произведение искусства. Автор — догадайтесь кто: с трех раз. На четвертый раз (если Вы недогадливы) можете смело обращаться в письменном виде по указанному адресу. И не удивляйтесь последствиям. Вы уже завербованы. Бездна смотрит в Вас — Вы чувствуете этот взгляд?

"Земля нуля" не является сборником. В книге опубликованы тексты разных лет, причем хронология не соблюдается. Алина Витухновская - вне времени и вне смысла (человеческого). За пределом человеческих, слишком человеческих смыслов — тотальный хаос, порождающий мертвых хомяков и Дырявую Мышь. На первый взгляд "Дырявая Мышь" — детский стих, подходящий для декламации на школьном вечере. В действительности, этот стих есть противоядие от химерической реальности. Дети это понимают. Мышь — это не та Мышка из сомнительных сказок — у нее нет длинного верткого хвостика и она не жует крупу. В ней — дыра! Черная, круглая...

Алина как никто умеет работать со словом — умеет, но, пожалуй, не любит. То, что она создает, — всплеск, всполох. А поэма "Злые пистолеты" вместила в себя всю радикальную контркультуру последних лет. Каждый последовательный дестроер должен выучить ее наизусть. "Злые пистолеты" являются апологией чистой агрессии. Притягательной, невозможной, неизбежной.

Мы гениальные Поэты,
Мы ничего не станем ждать,
Мы купим злые пистолеты
И будем нагло убивать.

Чем не программа действий для политических экстремистов всех стилей и направлений?

Я не маузер
Я только учусь
Но чуть-чуть
Я все-таки маузер.

***

Я была помесью девочки из семейства Адамсов и немецкого экстремиста.
Здесь явно присутствуют элементы новой эстетики: разрушительной, танатогенной. Танатогенные тенденции преобладают в текстах Алины. И стихотворения Константина Кедрова, предлагаемые во второй части книги, только оттеняют онтологический ужас первой части.

Алина откровенно антинародна. Когда-то в советской (да и в любой другой) пропаганде термин "антинародный" означал гражданскую анафему. "Враг народа" — это было явным проклятием. А.В. не первое существо, объявившее себя тотальным врагом рода человеческого. А также людских бесов и людских богов.

Стоял, издырявлен безднами
чудовище нищеты.
И продал бесу нетрезвому
душонку свою и стыд.

Кроме того, Алина сделала блестящую рекламу спецслужбам — наследникам КГБ.

Телеграмма (Дэвиду Линчу): "Мы агенты ФСК! Наши агенты убили ваших агентов. Встретимся в тюрьме".

ФСК звучит, безусловно, лучше, чем ФСБ. Семантическая законченность Ф-С-К- противостоит тяжеловесному ФСБ. Химерическая "безопасность" всегда проигрывает "контрразведке"- ордену. У "контрразведки" могла выиграть только ЧК. Но чекистов нет, а ФСК переименована. Но Алина пишет о ФСК.

Диссиденты за бортом. Литературная фронда не у дел. Департамент Пропаганды Насилия действует.
Это уже не литература. Это война.
Война маленькой девочки против вас.

Сергей Рютин