September 1st, 2015

ДНЮ "ЗНАНИЙ" ОТ ВЕЧНОСТИ ПОНИМАНИЯ



Ссохнуться в мумию и кульминировать скелетом - вот судьба всякой вещи, имевшей неосторожность вляпаться в бытие, вне зависимости от того, предпочитает она не выходить из комы - "не совершать ошибку" или же активно взаимодействовать с другими вещами под каждым гостеприимно смердящим кустом.

"Единственный обречён быть задавленным множеством", - предупреждают разумные голоса.

Предположим. Но ведь и множеству не миновать мига, когда услышит оно хруст железобетонного своего панциря под равнодушной стопой времени! - На каждый улыбчивый взмах любви смычком смерть отвечает хмурым скрипом отмычки.

Владеют ли твоим сердцем железные клещи ужасной, не отпускающей в жаркие объятия мига догадки, заставляя корчиться от невыносимой боли, или бархатные ручки Майи внушают ему ритм рая, даруя сладостное предчувствие ещё более высоких блаженств, - ему не превозмочь жажды последнего зрячего удара в тёмном тереме страстей, "жизнью" кем-то сквозь зубы прозванном, в котором, клянусь, грубо и животно всё - тому, кто помнит невозмутимую, нордическую архитектуру Иного.

За каждым "мнением" подстерегает "мнимость" - то, к чему прикасаясь робким, но неуступчивым слухом, только и начинаешь отчётливо слышать нечто, для чего и уши мёртвых ещё
недостаточно открыты.

Niflung

ПАЛИТРА РОКА

"Она дорожит своими прорывами и компенсировала свои ошибки" (Алина Витухновская о Германии)

Она несколько даже переусердствовала, ибо щедро компенсировав свои промахи, не обошла вниманием и чужие.

"Вы видели что в Европе-то творится?", - спрашивают друг друга жители сопредельных регионов, имея в виду всё возрастающий прилив мигрантов с чёрного континента на зелёные (от "растерянности растений") европейские берега.

И никто не решается озвучить догадку, что, если коричневой чуме рока преградить однажды путь, поставив заслон из наспех состряпанной смеси гуманизма и сочащегося фальшивой демократической риторикой властолюбия, она, возможно, свернёт с дороги, но лишь затем, чтобы, тихо побродив вокруг да около, победоносно вернуться с тыла в обличии чёрной смерти.

Niflung

ИСЧЕРПАННАЯ РОДИНА



Глядя на жутковатые, безысходно-тревожные фотографии первого дня этой осени, удивляешься уже лишь одному - неужели все эти еще вполне себе молодые люди выполняют лишь какую-то механическую заданность, обречённую игру?

И пришли в этот мир лишь затем, чтоб повторить жизнь своих родителей и исчезнуть в беззвестности, в чёрной бездно-пасти, дыре?

Разинутым навзрыд, последнем, сумасшедшем вопле исчерпавшей себя родины?

Алина Витухновская