April 1st, 2016

Л.Б. (отрывок)



Ты
Моль
Модильяни,
С
Овальной
Бесцельностью.
Нимфетка-
Бездельница,
Детства
Огрызок.
В
Тебе
Идеальны
Телесность,
Модельность
И
Тайная
Гибельность
Мазохистки.

Collapse )

Алина Витухновская

СОБАКА БОСХА



Собака Босха оскалила лиловые челюсти страха.
Смерть распахнулась улыбкой Сикстинской Мадонны.
Убийство юркою устрицей ускользнуло по горлу и галстуку ничьего любовника.
Повесился поцелуй на метафизической слизи улитки,
затянутый в узел прозрачного утра.
Загустевшие портьеры болот надвинуты на пустую комнату
совершенного ритуала.

Освенцим по Цельсию. Лицо поспевшего концентрационного
луна-паркового апельсина.
Лисица раскачивается на висилице, словно солнце веселого,
аляповатого, как смерть фаусто-зоопарка.
Пир во время чумы. Реппер, распятый на инсталяции,
напоминающей кошмарную аппликацию детства.

Пицца, покусанная как солнце. Испуганное лицо человека,
растекающееся по асфальту.
Бессмысленное описание реальности нестарательными руками
растения или убийцы.

Алина Витухновская

ИДЕЯ НИЧТО



Идея Ничто - это равнО утверждение тоталитарности и её же опровержение. Это либерализм в своём философском пределе. Это же и гуманизм в пределе, в абсолюте. (А.В.)

Говорят, что богема – это не круг, а скорее стадия карьеры – пора безвестности начинающих писателей и художников. Алина давно прошла стадию богемы. Алина – это Грэйс в литературном Догвилле, Ларс фон Триер в поэзии.

Просто с Витухновской произошло то же самое, что с фришевским Гантенбайном: достаточно убедить окружающих, что ты слепой, и можно хоть читать у камина книжку – никто не обратит на тебя внимания. Когда она говорила об исчерпанности человеческих смыслов, войне с Сущим и о приближении самой либеральной и тоталитарной из всех диктатур – Диктатуры Ничто, ее ясновидческие прозрения оставались без всякой реакции.

Ошиблись те, кто считал, что поэзия Витухновской целиком состоит из эпатажа. Сегодня мы видим, что нигилистический лоск никогда не был важен для нее сам по себе.

Витухновская назвала свою противоидею современности «Уничтожением реальности», но для нее это была попытка соединить бытие и мышление, луч света в трагической запутанности метафизических оснований, перспектива, откуда жизнь и смерть, действительное и воображаемое, прошлое и будущее, выразимое и невыразимое, высокое и низкое перестают быть пронизанными противоречиями.

Витухновская подобна поэтам Серебряного века в том, что ее творчество невозможно отделить от ее личности. «Поэзия Алины Витухновской» – это не только ее тексты, но и ее биография, томный голос, шикарный бюст и готическое платье. Без одного какого-нибудь компонента впечатление от ее творчества будет неполным. Как ни относиться к поэзии Витухновской, она воплощает символы, ностальгию и обетования целого поколения. Без Витухновской лучше не станет – станет еще более скучно, пресно и бездарно. (с)

Алина Витухновская