April 20th, 2016

БЕСПАМЯТСТВО И ИМПРИНТ

Дети знают нечто о Небытии, о запределье о некоей тотальной хтони, антиматрице, но забывают, измотанные навязчивым импринтом суетливых и жестоких воспитателей. Взрослые же здесь столь истощены бытием и около (но не не!) индустриальной социалистической суетой, что даже те, кто осознавал что к чему, с трудом уже констатируют очевидное, но это скорей от усталости. Старики же, похожие на надувные игрушки, из которых выходит воздух, плывут по кровавой Волге азиатского здешнего уклада, томительно-обречённо погружаются в него, и далее, утомлённые, словно бы отпускают свою память, куда-то уже в новое небытие, в смерть, в чудовищное карусельное перерождение.
На сознание этих беспамятных идеально ложится агитационный импринт, коий будто бы впечатывается цементеющим неким знанием в дикую и убаюкивающую эту текучесть.

Алина Витухновская

ТЕАТР ТЕНЕЙ

У агитпроповской гопоты какие-то удивительно специфические лица. Ежели прежний совстайл отличался некоей монументальностью, свинцовым каким-то пафосом пуленепробиваемых, косящих под немецкие (но опять чудовищно неудачно!) пустот, то нынешние рыломорды, стоит признать, тем непоправимо уступают.
Мы опять имеем чудовищную постмодернистскую подделку, носителей масок, но масок странных, на коих отпечатывается как социальный так и генетический невроз. Инфантильность, истеричность, надменность, тщетная попытка быть важными - вот что отличает их. Помимо прочего искажённость, обвал черт, перекошенные рты, нервный тик, нескрытые семейные тайны, недорогие пороки, страх, общая немасштабность, болезненная суетливость, измельчание вообще...

Алина Витухновская