June 2nd, 2016

ГЕНИЙ И ЗЛОДЕЙСТВО



От добра добра не ищут. И правильно делают. Добро есть нечто пугающее, инфернальное, болотистое, зыбкое, сомнительное, не укреплённое в действительности. Никто кроме совинтела не верит в звездное небо. Тем более, в моральный императив. Но совинтел, как известно не верит и сам в себя. А добро - по идее - нечто проистекающее из морали. Не может же оно проистекать самое из себя? Не может. В природе, как известно, никакого добра нет. Всякий нормальный человек реагирует на добро как на подставу. Как умная мышь на сыр в мышеловке. От добра неловко. Тревожно. Неуютно. От добра чудится - тебя хотят обмануть. От зла такого нет. Со злом все понятно. Зло конкретно, рационально, мотивированно. С ним никакого подвоха не чувствуешь. Всякий свободный субъект в период детских и подростковых метаний открыто присягает злу. Конечно не потому, что он злой. А потому что онтологически честный. Потому что несет в себе непроговоренную очевидность того, что зло - не зло. А добро - зло.

Алина Витухновская

НЕ СТОЙ НА ПУТИ



"Так вот, кто говорит: подать себя надо публике, или опростить себя в угоду всем, или другое в стиле « ух ты какая»"

Такие критики тоже есть?
Или это о "нет умения, как я это называю, "нести себя""?
Если так, то всё почти как у Мольтке: всё что может быть неправильно понято - будет неправильно понятно.
Тот автор не стал бы сетовать на отсутствие у Алины Витухновской того, что у неё несколько лет назад было у неё в избытке, и что до сих пор наносит ей ущерб.
Вопрос критика, по-видимому, о том, возможна ли "аполлоническая" Витухновская, не уступающая "дионисической". (Если не так, он, возможно, поправит.)
Подозреваю, что самой А.В., с её стремлением к норме, функциональности, и "бюрократическому языку" эта мысль не чужда.
Но поскольку она действует там, куда кроме неё никто или почти никто не забирался, то только она может это решить и советовать ей что-то - значит просто путаться у неё под ногами. (с)

ЖЕСТЯНОЙ ИНФАНТИЛИЗМ



В "Жестяном барабане" главный герой в определённый момент, увидев "этих чудовищных взрослых" решает не расти. И действительно, перестаёт расти. Правильный выбор. Во всяком случае, более правильный, чем, к примеру, умереть и быть распятым. Мой Кот, судя по всему, сделал так же. Удивительно маленький Кот.

P.S. Ежели верить в силу слова и того, что принято именовать психофизиологией. Я то как писатель в стране победившей логократии в слово не верю. Во всяком случае - как в фактор воздействия на себя.

Алина Витухновская

КОШМАРНЫЕ ПРИМЕТЫ



Ностальгия - нечто терпкое, вязкое, удушающее. Хруст насекомнаты в янтарном гробу, где ты - насекомое. Обманный лисий воротник памяти, превращающийся в петлю. Я никогда не имела ностальгии, ни в качестве салонной болезни, ни в качестве брутального опыта. И бежала чужой, как ипохондрик кашлящих старух. Ностальгия - к болезни. Вина - к нищете. Совесть - к дождю.

Алина Витухновская

ПОМУТНЕНИЕ



Нынешняя Москва - город обособленных функционалов, становится всё более похожа на плохую левацкую антиутопию, выдержанную в кислотно-мультипликационных тонах какого-нибудь фильма "Помутнение", где каждый стремится выкупить себе еще час, день, неделю функционального одиночества - последней достойной сверхценности постиндустриального мира, стремительно теряющего свои черты. Кажется, вот-вот спадёт грим с лиц, и они окунутся вновь в инфернально-иконную несовременность, остановятся навсегда уже автомобили, высотки, так и не ставшие небоскрёбами, покосятся и обрушатся в неизбежный свой лубочный конец, в кошмар антиглянцевого выцветшего пейзажа, в акварелевую истерику всеобщей здешней обречённости.

Алина Витухновская

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ВЕЩЕЙ



Лестница, мрамор, тени, прогулки по выходным,
Люди с плавными лицами, сидящие на скамейках,
Сами скамейки, город и то, что за ним -
Не столько следствия жизни, сколько причины смерти.

В крупном камне, в солнце, в земле, в руках
Часто скрывается гибель. На белом фоне,
Выходя из дома, любое тело выглядит так,
Как последний звук издерганного саксофона.

И, ловя глазами его предел,
Не различить секунды, но время уже пробило.
И за ним сквозь рощу домов редел
Скользкий шепот от'езжающего автомобиля.

Collapse )

Алина Витухновская

МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ РУССКОГО АПОКАЛИПСИСА



В школах велено вновь "Молодую гвардию" изучать. (Из новостей)

Из стремительно теряющей краски, опадающей в безвременье Москвы едем в замкадовый ад, где электрички, выгружающие из утроб изможденных и серых, где окраинно-сельские покошенные пейзажи, грязь разверстого локальным хаосом асфальта и хохочущие оскалы разломанных берёзонек. Депрессивный избыток родины располагает к раздумьям. А фоном по "прогрессивному" радиоканалу - беседы о биографиях героев "Молодой гвардии".
Это был май. Ещё май. На минуточку - 21-ого века. Просто, подумалось мне - в этот момент в таком же автомобиле едут похоже одетые люди - в Германии, Англии, Австрии, да где, собственно, угодно - и вдруг - за окном подобный пейзаж и по радио этот же фон. Сознание человека 21 века, нормального современного постиндустриального интеллектуала перекорёжит и психоделично разнесет от такого вторжения, подобного эффекту, к примеру, "Марсианских хроник". Но это не сиюминутный сюр, не развлекательный бед-трип, это полное погружение, на года, а то и десятилетия, как-бы ментальное, да и физическое уже пожирание нашего сознания, наших тел, наших жизней.

Алина Витухновская