June 4th, 2016

АДСКИЕ ПРЕЛЕСТИ



Большинству ад видится концентрацией одиночества, тотальной экзистенциальной безвыходности, мне же он, напротив, представляется местом относительного метафизического комфорта. Именно в связи с одиночеством, концом, тупиком, пустотой - отсутствием конкуренции - в первую очередь. Вообще, в ситуации смыслового изгоя, субъекта инобытия - есть особая прелесть ускользания - от навязанных форм и представлений.

Алина Витухновская

ПОМЕХА СУБЪЕКТНОСТИ

У здешних с годами вырабатывается не привычка к жизни (хотя похоже), но привычка к смерти. Их словно-бы убаюкивает тотальная инерция бытия. Конечно, же Россия движется вместе с определяющей инерцией "танатоса". И в этом смысле является символом, сансарным императивом - помехой не витальности, но субъектности. Помехой субъектности является всякая предопределённость.

Алина Витухновская

СОВЧЕЛ И СОЦГАРАНТИИ

Совчел не видит себя без соцгарантий. Он всегда считает, что ему кто-то должен. За плохое детство, за глупость, за сломанную ногу, за генетический изъян, за все иррациональное против рационального.
Забава в том, что совчелу и впрямь должны компенсацию. Но не за то, что он полагает. За сам факт рождения. За привычку рассуждать внутри него. За бытие. Но этого совчел и помыслить не может. Совчел заложник расределительной системы - пайков, бонусов, лже-статусов, лже-смыслов. Совчел присягает доступному. Совчел не экзистенциален. Совчел берёт что есть. Совчел материалист дерьма. Совчелу не светит гешефт. Но и гештальт ему не светит.

Алина Витухновская

ЭГОС VS ЭРОС

В классическом психоанализе, особенно в его поп-версиях принято уделять большое внимание кризису любви, потере любви как важнейшему формирующему фактору некоего экзистенциального краха личности. По мне же - кризис и потери подобного рода - явления крайне переоцененные, мало влияющие на субъект, в принципе. Признаюсь честно, меня подобные "трагедии" скорей протрезвляли, обновляли, заряжали энергией, повергали (возвращали) в субъектную идентичность, позволяли ощутить изначальный почти экзистенциальный кайф обособленного субъекта.
От любви, вопреки распространённым клише, хотелось отряхнуться, вымыться, а не "погрузиться с головой" как любит бессубъектный дурак - из описаний клинического фольклора.

Алина Витухновская

ЦЕМЕНТЕЯ

Конечно же, меня всегда застаёт врасплох вопрос "Как дела?" Я ровным счетом не представляю никакого разговора о себе вне деловых или политических проектов. Мне решительно нечего о себе рассказать. У меня никогда не было желания "высказаться" или "облегчить душу". Да и души, собственно, у меня никогда не было. Вряд-ли любознательного собеседника заинтересует история и локальная деформация моих метафизических движений, кои давно уже монументализировались, зацементировались.
От них классически осталось - "отсечь всё лишнее".
Ну так скальпель и нож - они всегда под рукой. Я от жизни смертельно устал, как догнавший себя пьедестал. ТакЪ.

Алина Витухновская

УПРОЩЕНИЕ ТИПАЖЕЙ

Отрицательный отбор, общественное расслоение, социальная сегрегация, явление клинических архетипов - как то - "ватники" и "демшиза" - всё это симптомы и маркеры национальной в т.ч. деградации, "имперского" упадка. В тренде - оскотинивание, упрощение, примитивизация, лубочность.

Личность как бы распылена, но при этом уже напрочь спаяна с маской-рылом, инвалидной коляской, кепочкой афериста, костюмом космической какой-нибудь инфернальной фабрики "Большевичка" - на выбор.
Количество типажей сведено к минимуму и все они узнаваемы, по-скоморошьи красочны.

Вот, к примеру, Деньщик-Ванька стоит, склонённый в позе чистильщика обуви перед воображаемой Венерой в Мехах. Вот (он же) ловким движением рта и тела совершает чудовищный кульбит, дабы глотнуть из предложенной бутыли халявного пивка. Вот совпис, где-то в гостиничном номере, в Крыму, в порыве верноподданичества, выжигающий у себя на лбу советский знак качества, вглядывается в свой азиатский ковёр, что твой Кант в звездное небо. Вот П. ("Падальщик") мелькнет где-нибудь в ФБ-ленте, да и не просто так, а в поиске ни много, ни мало - дуры с приданым. (Блажен, кто верует!) Вот сама Дура - в различных позах и образах - от готелки до "оппозиционной" гетеры, по совместительству - хранительницы партийного кошелька, но предусмотрительно или от нищеты уже - конечно, без приданого (Н.С.Д.- "Не Совсем Дура").

Конечно же, подобные схематичные типы, упрощенные типажи провинциального театра есть везде. И за границей их в избытке. Но там - есть и другие. А здесь - кажется - уже нет. Посмотрит на таких - Гоголь - и в гробу перевернётся. А второй раз посмотрит - да и уснёт. Скучно.

Алина Витухновская

НИЧТО-МАТЕРИАЛИЗМ

Всякий интерпретатор, как и всякий деконструктор мифа - в некоторой степени параноик. Даже религиозное сознание (и гностическое в неменьшей степени) - происходит из идеи о Зле как изначальности. О некоей априорной враждебности мира. Враждебность мира - в данном случае - основа всякой мировозренческой конструкции. Убери из мира Зло, оставь даже "бога", но "бога"- безгешефтника (кем он де факто и является), и порушится вся картина мира. Останется чистый абсурд. Вся экзистенция - веянье этого прозрения. Где бессмысленность - равно беззлобность. Что может этому противостоять? Немного и для немногих. Например, гешефтно-гештальтный материализм. Диктатура Ничто.

Алина Витухновская