August 8th, 2016

ТОМЛЕНИЕ СЕТИ

Скоро в тренде (наверное и всё же) - не читать соцсети. Чем меньше политического драйва, политической интриги вообще (а это симптом не только вязкого лета, но и ситуации в общем и целом, не смотря на выборы), тем менее интересно наблюдать за происходящим в соцсетях. Что скажет та или иная персона - по тому или иному поводу, собственно известно заранее. Получить объективную картину происходящего можно вполне прочитав новости - при том не особенно важно где - от иностранных СМИ, до "Коммерсанта" и даже... жёлтой прессы. Информацию можно получать и из дезинформации (и даже больше и лучше), умей только складывать дважды два. Я в принципе не особенно интересуюсь жизнью людей, можно сказать совсем не. И для меня это - некий инфоперегруз, техническое бремя - чужие селфи под видом новостей (да, их слишком много), нарочитая демонстрация своих интересов (к счастью в ФБ никто не демонстрирует фото прочитанных книг - это привилегия вконтактных подростков или маргинальных девиантов).

Вообще странно, что современному человеку не понятно, что его жизнь никому не интересна. Не интересна становится и жизнь звёзд, а здесь речь и не о звёздах вовсе. Стоит заметить, что соцсети - идеальное место, чтоб изображать жизнь, но не жить для подобных мне фроммовских антигероев - желающих иметь и не быть. Но я - как воплощенная антивитальность - предпочла бы ограничиться только "иметь". Остальное - суета сует. Томление сети.

Алина Витухновская

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ТЕКСТ

В интеллектуальном тексте слово всегда описывает мысль, доносит идею, но не чувство. Чувства в интеллектуальном тексте как правило нет. Ни надрыва, ни страсти, ни разочарования. Есть констатация отчаянья (у меня), но не само отчаянье. Это радикально разные вещи. Жаль никто не понимает. Естественно, это же рушит образ "поэта" - сверхчувственного дурачка! То, что в определенных средах, именовали термином героизм (устаревшим и профанным по отношению к субъекту) - конечно имеет прямое отношение к отчаянью.
Но герой - персона, живущая за пределами отчаянья. "Поэт" же - как сами поэты часто признаются - "черпают из отчаянья вдохновенье". Я же напротив, не понимаю, что из него можно черпать, да и зачем? От сего образа за версту несёт и безвкусицей и мазохизмом. И в этом смысле - опять - я не "поэт".

Алина Витухновская

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ

Исключительность не нуждается в том, чтоб ежечасно на себе настаивать. Бывает и так, что существо исключительное скрывает свои свойства и втайне желает лишь одного - быть как все. Мне (всё чаще!) пишут - "как верно Вы срисовали свой образ с того или этого (той, этой"). Ошибка. Я в отдельных людей пристально не вглядываюсь. Не анализирую. То есть, если кто-то узнал себя в каком-то из моих описаний, то речь скорее всего о среднестатистической банальности, данной нам под видом "исключительного" существа.

Алина Витухновская

УБИВАЮЩАЯ СРЕДА

В определённых средах (да практически во всех) принято соблюдать иерархическую корпоративность. Проталкивают своих. Но своих - худших. И своих - средних. Своих лучших либо игнорируют, либо забивают на месте. В узком дружеском кругу. Поэтому в "биографиях", умученных гениев фигурирует всё - от томатной гебни до несчастной любви, а так же, ставшей уже клишированной непристойностью "тяги к самопогибели". Таким образом круги вуалируют свою причастность. Скрывают преступление. В наше время томатная гебня не особенно интересуется людьми искусства, да и на романтические страсти никто не способен. Так что ежели с кем что случается - лучше искать в ближнем круге. Многие до сих пор (как в начале века) живут в нечеловеческих условиях и умирают, собственно, только лишь от усугубления этих условий. Тут среде ничего и делать не надо. Вот они и не делают.

Алина Витухновская

ЧУВСТВЕННЫЙ АВТОПИЛОТ

В графоманских стихах всегда много страсти, любви и чувств вообще, надрыва, рефлексии, банальностей, "любовь-кровь" и т.п. Почти вся так называемая женская поэзия - графоманская. Архетипическая женщина - всегда латентный (или уже не) бессубъектник. Бессубъектнк, устремлённый в свою бессубъектность. Чувственный автопилот. В стихах Бродского (напротив и например) - кажется - никаких чувств вовсе нет. Это воистину продуманные, но сухие высокоинтеллектуальные тексты.

Алина Витухновская

ГЕРОЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

Все социальные привязанности глубоко некрофиличны. Ценить жизнь - значит ценить смерть. Привязываться от безысходности. Зацеловывать ресурс. От очевидности - подташнивает. Но очевидность экзистенциальна, а не метафизична. Экзистенция - суть - и есть - тошнота. От того и тошнит "традиционалистов", что вырвало бы от созерцания самих себя. Быть выше - это и быть внутри. Но внутри - мало кто может. А снаружи - запросто - но не для героя, а для ментального беглеца. Героя не существует.

Алина Витухновская

ЭКЗИСТЕНЦИЯ ПРОТИВ МЕТАФИЗИКИ

Метафизика - вообще - глубоко частное (не общественное, не разделяемое) дело. К слову - куда больше, чем экзистенция. Поэтому не может быть никаких не профанных метафизических объединений. В отличи от экзистенциальных. Проще говоря - тайный кружок - метафизическое образование. Гражданское общество - экзистенциальное. Метафизическое сообщество регрессивно. Экзистенциальное прогрессивно.

Но. Метафизический одиночка при этом - может переиграть всех. Он невычисляем.

Метафизический же кружок - постмодернистское ( в том числе) сообщество - исторически поиграет. Хотя бы потому, что всегда копирует другие и не тождественен времени. Симулякр. Симулянт. Поэтому "фашистские" группы проигрывают демократическим. Банальности.

Алина Витухновская