September 4th, 2016

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ПЕДОФИЛ

По педофильскому скандалу подумалось такое - а ведь совинтел часто и педофил. Не буквальный (по возрасту), а скажем так - экзистенциальный. Часто слыхала я от определённых псевдоинтеллектуалов такое - мол, рожей не вышел, генетика плохая, буду "умным". Ряды евразийцев, совинтелов-преподавателей (с сомнительными статусами "профессоров") состоит из клинически озабоченных стареющих девиантов. Да за примерами далеко ходить не надо, Денщик мой Иван таким был. Стоит заметить, что подобного типажа люди, укоренённые в жестоких реалиях советского быта, буквально стоящие в них намертво - стареют очень рано, буквально к 30-ти годам, равно как в романах Достоевского. Но страстишки их остаются прежними. С юности неудовлетворенные, они не только мазохистски смакуют это состояние, но и пытаются избавиться от него любым доступным способом. В приближении эти люди действительно опасны. Их страсть к сакрализации эроса, признаться, давно выглядит как старческий атавизм, чудовищно смешно и несовременно. И производит впечатление лишь на провинциальных Лолит, готических девочек предместий, проще говоря - дур. На то и расчет.

Алина Витухновская

ОСНОВНОЙ ВОПРОС

В пространстве вопиющей всепоглощающей бессмысленности субъектность рискует превратиться в обломовщину, ибо рационалист пальцем не пошевельнет, не ответив себе на вопрос - "В чём мой интерес?"

Алина Витухновская

ТОТАЛОЛИТОРИЗМ

Эта педошкольная история - в первую очередь - история о сути совинтельной среды, её так называемой элиты, когда интересы индивида (субъекта) приносятся (и часто от его же имени) в жертву интересам среды. Притом, среда не является гешефтополучателем, скорей, она имитирует, что получает гешефт. По сути же она лишь сохраняет (воспроизводит) самоё себя в своих нижайших проявлениях.
Она полна страшных и грязных историй и мелко-тщательных деталей трагедий.

Алина Витухновская

ЗАЛОЖНИКИ

Что характерно в нынешних настроениях - латентная постсуицидальность. Вполне себе молодые люди, кажется, только что поняли, что сиё - взаправдашняя Россия, а не сорокинско-мамлеевская зарисовка, где скалится из-за угла не шаловливый шишкинский медведь, а само Небыте, со всеми ритуальными предварительными пытками в соцреалистическом духе. Здешняя трагедия состоит из деталей, из медленного мреянья, тлеянья, тщательного какого-то распада, быта, болезней, нищеты. Это, в принципе, и есть та каморка из достоевского ада, то самое дно атлантид, данные в масштабах одной шестой части суши. Впервые слышу сожаления от неудавшихся суицидников, "не соскочивших вовремя" витальных заложников. Попали, господа!

Алина Витухновская