November 21st, 2016

ПУБЛИКАЦИЯ В ЖУРНАЛЕ ЛИTERRATУРА. СТИХИ



* * * (С КАЖДЫМ ГОДОМ Я…)
С каждым годом я
Ограничиваю свой
Словарный запас,
Тем более, интимные (якобы) связи,
Тем более, литературу для чтенья.

Все, что не публично
Делает нас
Объектами личного
Наблюдения.
А я не хочу на себя смотреть.
Я вижу смерть.

Collapse )

Алина Витухновская

http://literratura.org/issue_poetry/1996-alina-vituhnovskaya-rentgenovskiy-snimok-solnca.html

СТЕРИЛИЗАЦИЯ МОСЕК

Всё, что может униженный сальеристый завистник, маргинал "имперский предместий", голем с Новогиреево, давно покалеченный и нищетой и бесперспективностью и менингитной слабоумностью, то ли полученной в нагрузку к краденой нордическим галлюцинаторным ветром неказистой ушанке, то ли, обретённой вследствие многолетних интоксикаций - это упражняться в дебиловатом юморе по поводу существ недоступных, классово и метафизически чуждых. Такие словно бы вседушно, всесамостно падают в неконтролируемой извергаемый ресентимент.

Что ж, такова незавидная участь всяких несубъектных мосек. Всякий маргинал плох, собственно, не тем, что он маргинал, а тем, что кроме маргинальности в нем ничего нет. Здесь маргинальность выглядит как некое болотистое состояние, метафизическая слякоть, слизь, в брожении невроза, коя заполняет и пожирает сам субъект, где от Я ничего не остаётся. Отсюда страсть подобных лузероголемов к "просветлениям" и "буддизму, по сути они хотят стереть самих себя, стерилизоваться, избыть собственную ущербность каким-то хитрым, но при этом комфортным (как им кажется) путём. К духовным практикам это не имеет ровно никакого отношения. Ровно так же в природе истребляется опасный или бесполезный вирус. Так и они поддерживают некий стерильно-очистительный баланс бытия, в вечном своем самоуничижении, самостирании, так часто напоминающим непрозорливым даже гордыню.

Рискну предположить, что большинство профанических (а других не бывает) духовных путей - это заложенное уже в самой природе избавление от излишеств, руками и по воле (хотя откуда у бессубъектника воля?) их же самих. Это медленный путь, путь деревянных лошадок, надувных барашков, шатающихся бычков, и весь это игрушечноподобный големический бестиарий, вымученно мычащий что-то остатками человеческих (еще) голов движется-движется-движется-движется-движется-движется-движется-движется, в свою бездну-бездну-бездну-бездну, в свою земле-утробушку, а фоном слышится то-ли - "Люли-Люли", то-ли "Падающего подтолкни!"

Алина Витухновская

ГЕРОИЗМ КАК ДЕМИУРГИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА



Герой Конца Мира выглядит несколько иначе, чем архетипический герой, иначе чем все вообще явленные миру герои. Да что там иначе! Это совершенно иной тип. У него может не быть атрибутов, биографии, он может быть анонимен (ровно так же как могут быть атрибуты, биография, имя) - всё это не имеет решающего значения.
Герой конца мира знаменует (и осуществляет собой (посредством себя) конец мира.
И поэтому он не может быть явлен миру в своем героическом статусе, так же как не может быть принят миром до осуществления своей цели (миссии). На а после - это и вовсе невозможно. И, как не сложно догадаться - не нужно.

Но никак не герой - есть высшая роль в этой матричной игре, но и не придуманный "бог" - в ней - высшая роль. А, быть может, этакий серый кардинал - и идейный мститель и немного "иуда" ("иуда" лже-смыслов , где во имя Идеи, Разрешения вопроса и сам он готов к самопредательству - настоящий нет, не герой, победитель!

Ибо высшие ходы на этой матричной доске совершаются не по правилам и вовсе не моралистами. Выигрывает тот, кто должен выиграть - не зафиксированный в мифологическом дискурсе субъект. Ибо каждый кто зафиксирован, тот предсказуем, а кто предсказуем - заведомо повержен. Он проиграл, уже слившись с ролью, как Сизиф, Собирающий камни. В этом смысле мы должны понимать героизм как демиургическую ловушку для амбициозных глупцов.

Алина Витухновская