February 6th, 2017

КАК РАБЫ ОБ ЛЁД...

Абсурдная ситуация с массовым вбросом различных частей тела, а часто и ещё живых младенцев в прорубь, повторяющаяся год от года всё с большим разухабистым задором, отсылает нас к великому произведению Владимира Сорокина "Лед". Прогрессирующее безумие масс наталкивает на мысль, что вскорости люди начнут с тою же самозабвенностью неистовой, с тем же хохломским инфернальным задором бросаться в зимние канализационные люки, по ошибке ли, то ли по указанию лукавого метафизического напёрсточника, принятые за чёрные дыры здешней хтони. Тогда как на деле в люках ("стоянах" - так их будут называть на грядущем новоязе) - храниться будет "единая память", скопище массового бессознательного, приобщиться к которому будут стремиться все от мала до велика.

Алина Витухновская

ЭССЕ И АФОРИЗМЫ ДЛЯ НОВОЙ КНИГИ - 1

ГОТОВНОСТЬ К СМЕРТИ

Готовность к смерти - это чистый расчет. Ежели человек породист, перспективен, претендует на роль историческую и имеет к тому объективные шансы, красив, здоров, являет собой некую высшую ступень, то смерть неожиданная, безусловно его страшит. Ведь ему есть что терять. Ежели перечисленных качеств он лишен, то выходит, готовность к смерти у него наивысшая. Хорошо бы иметь прибор для расчета своих перспектив и готовности. Чтобы времени попусту не тратить.

САМОДОСТАТОЧНОСТЬ

Самодостаточность - эта не та распрекрасная прелесть, о которой вы все мечтаете. Это, в первую очередь, отчетливое понимание, что все ваши необходимости , все ваши надобности - вне человека, и помимо него.

ТОЛЬКО БИЗНЕС

Даже лучшая в мире форма существования-отчуждения - экономика -деньги-капитализм вынуждена апеллировать к надиктованной реальности, где устанавливают диктат ее сиюминутные назначенцы - владельцы форматных, рафинированных, удобоваримых, продаваемых гуманистических трендов-мемов. Бизнес - для масс - исторически принудительно бесчеловечен. Он и есть -вполне экономическое, внеморальное, но околополитическое софт-насилие.

Убери из него политический "моральный" элемент, и бизнес станет Бизнесом. То есть, доходы превысят вложения, мораль, издержки, неврозы, доходы превысят дахау, и хаосы ваших "вау". Тот есть, бизнес, капитал, станет тождественен сам себе как математика, как геометрия, как наука, как то фиксированное нечто, что не имеет интерпретации и падения.

ЖЕСТОКОЕ АРИФМЕТИЧЕСКОЕ

Культура - "фашизм". Культура репрессивна и тоталитарна. Она и есть апофеоз насилия и диктатуры. Диктатура всегда изыскана, но не брутальна. Основой правления является неизбежная мягкость. Нечто, чего нельзя избежать. Вежливые люди - провинциальная отсылка колониальных големов к несуществующим, но проплачиваемым ангелам. Когда проплачиваемость (то есть, экономическая составляющая иллюзии) коммерчески превосходит ее несуществование. Поэтому экономика равна экзистенции. Если иксом и игреком или же неизвестным является гешефт. Тогда как другим из неизвестных является гештальт.

Алина Витухновская

КОШМАРНЫЕ НАВЫКИ

У совженщины удивительно бодрое представление об экономике. "А чо, выживу" - как-то так. Задним умом прибавляет она (кажется) - "И другим не дам". Есть в ней устрашающая личная живучесть. Самая избалованная из женщин, вдруг с кошмарным остервенением воткнет нитку в иголку, а то и сготовит что-то вызывающе-основательное.
Об экономике у совженщины представЛение не научное, но генетически хищное. Поэтому женщина всегда выживает, а экономика разваливается. Не дайте им сойтись. Иначе же - смерть для всех неизбежна.
Я люблю неприспособленных к жизни женщин (и мужчин) - прогресс для них. Для остальных - борщ и кружок "умелые руки".

Алина Витухновская

ПРОПОВЕДНИКИ СМИРЕНИЯ

Все те люди, кои изъявляют такой скепсис к власти, к власти не как к сакральному понятию (хотя и эта составляющая важна лично для меня), а в том числе, и как к чисто техническому моменту (да, власть разрешает множество технических проблем, надеюсь, это не новость для вас, это тот самый силовой ресурс, тот самый элемент "Х", разрешающий загадку необходимой формулы), эти люди понимают хоть на минуту, хоть на мгновение своей никчёмной жизни, что они проповедуют таким образом Смирение, а следовательно, Рабство и, тем самым, подыгрывают той самой власти, кою они столь демонстративно ненавидят?

Алина Витухновская

ГНОСТИЧЕСКИЙ ЦЕМЕНТ

Гностический (в самом предельном и опасном смысле этого слова) Победитель - это тотально необусловленная личность, личность животного врожденного безверия и недоверия, не имеющая учителей, авторитетов (смотрящих, проще говоря). Это одиночка, почти что изгой, неконтекстуальный изверг, испытывающий недоверие ко всякому удобоваримому гнозису, коий как и формальные общечеловеческие знания - не что иное, чем матричный цемент, структура, укрепляющее бытие.

Алина Витухновская

ГУТТАПЕРЧЕВАЯ ЕВРАЗИЙКА

Политический злодей - он обязательно моралист.Таким образом, он пытается преодолеть внутренний невроз межу злодейством и культурно-политическим правилами (любой из идеологий). Это человек, истощенный невротик, не смотря на декларируемую сверхчеловечность и сверхамбиции, не могущий угодить не только самому себе, но и общественному мнению. Будь он настоящим сверхчеловеком, он не испытывал не рефлексий, не желания угодить, да и не тратил бы столько сил, чтоб демонстративно соответствовать некоему престижному архетипу. Пока же мы видим недообразованное отчаянье, скатывающее в болезнь (селфи, фото и видео - материал для изучения специальных служб). Прискорбно, что такого рода люди (пациенты) являются идеологическим и популяризаторским зерном для более циничных владельцев и кормящихся с лжедискурса.

Алина Витухновская

"БОЖИЙ" ДАР КАК МУТАЦИЯ

Я никогда не понимала страдающих от творческих кризисов. Разве нет высокой цинической прелести в том, чтоб изничтожить свой талант? Большинство считает талантом нечто данное извне, природную одаренность. У меня такого никогда не было. Я все делала сама и вдохновенье мне неведомо. Но ежели бы был у меня талант, не сделанный лично мной (этакая вещь в себе), а как у всех - "богом" данный, я бы изничтожила его не задумываясь. И как врага и как навязанную данность, что деформирует моё сверх-я и самость.

Алина Витухновская

ЭВТАНАЗИЯ И ГУМАНИЗМ

В цивилизованных странах делают эвтаназию даже по причине депрессии, а здесь поощряют тяжелейшие болезни и уродство. Воистину, коварно псевдогуманистическое определение "Человеческая жизнь". Ибо жизнь здесь ценят выше человека, его свободы и прав. Тогда как подлинный гуманизм говорит нам - человек есть бОльшая ценность, превосходящая жизнь.

Алина Витухновская

НЕНАВИСТЬ И АБСУРД

Ну чего-чего, а уж этого навалом. Ненависть к Алине за 20 лет на меня ушатами лилась и льётся. Завидуют таланту и славе!(с)

Мелочь, а приятно. Ведь именно ненависть, а не любовь формируют величие. Любовь обезопашивает, нивелирует,ослабляет, делает удобоваримым, безопасным, равняет, а значит и унижает. Нуждалась ли я когда-нибудь в любви? О, нет. Для любви к себе мне было бы достаточно выносить свое отражение в зеркале. Дайте мне такой любви, другой не надобно. Даже если быть логичным до конца, коли нет доказательства, что ты следствие своей идей, нечто тотально самосозданное, что ты хоть на мильонную часть производное отвергаемого мира, я отрекаюсь от любви к такому субъекту,ибо это было бы принять себя - равнО принять мир.

Алина Витухновская

ДЕЛИГИТИМИЗАЦИЯ ИНСТИНКТА

Биологические правила вплоть до примитивного инстинкта самосохранения в цивилизованном обществе считаются нормой, хотя это нормы низших
организмов, насекомой онтологии, легитимизированного природой регресса.
Природой, которая априори отстаивает свою бессмысленную дееспособность, по сути - цивилизационную деградацию под брендом эволюции, "божественно" легитимизируемый распад, длящуюся некрологику.

Алина Витухновская

СУБЪЕКТ БЕЗ СВОЙСТВ

Почитаешь биографии писателей, поэтов, художников и даже политиков - ужаснешься - мании, болезни, непреодолимые психопаталогии, тайные страстишки, страсти, зависимости, трагические любови, предательства, мелкое тщеславие, управляемость - чего там только нет. Чудовищное впечатление произвела на меня в детстве книга "Посмертная диагностика гениальности" Моники Спивак. И описанными персоналиями цинически-близким, непристойно вглядывающимся в упор подходом, словно-бы изучают кошмарным микроскопом каких-то неловких червелюдей, беспомощных и тюремно-безножных.

То ли дело я - ни страстей, ни пороков, ни творческих кризисов, ни страхов, ни несчастных любовей - воистину - человек без свойств.

Алина Витухновская

ЗНАНИЕ КАК БРЕМЯ

Раньше образованием было принято гордиться, теперь же образованные, особенно в советско-старорежимном стиле, начинают стыдится этого бремени.

Воистину, ум, освобожденный от импринтингово-управленческих конструктов - а традиционное образование именно таково - испытывает деформации и деградации, не совместимые с жизнью.

Знание - сила. Но именно та сила, что убивает ум.

Избыток информации в современном мире не только не несёт пользы, но является мощнейшим психологическим грузом, тоталитарным по-давлением, удовлетворяя в лучшем случае бессубъектную претенциозность (клуб "Что? Где? Когда?" или традиционалистскую секту ломброзианских девиантов).

Итак, из наук нас интересует то, что работает - физика, геометрия, химия, все, что касается новейших цивилизационных разработок. Нас интересует философия, но не теория философии, а философия, рождающая действие, являющая волю и Идею субъекта, а никак не красивая абстракция.

Менее всего нас интересует искусство, живопись, театр, художественная литература, ибо они не имеют утилитарного применения.

А времени на праздный досуг уже нет. Во всяком случае, у меня.

Алина Витухновская

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ АФЕРИСТКА

Загадочная девушка (роковая дура), она же "училка", ждущая принца, - это все один крафт-эбингский типаж, имеющий ровно столько же отношения к интеллекту как вареная среди листков Хайдггера креветка в изысканно-креветочном борще. Здесь мы имеем дело только (!) с психопатологией, коя вуалирует себя путем прыжков ужимок, ровно как Шарон Стоун удавалось имитировать норму. Но Шарон Стоун была хотя бы красва. В этом и состоит радикальная разница между гениальными аферистками и аферистками уровня метафизического МММ.

Алина Витухновская

ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЦИОНАЛЬНО

Противоречие между политическими и идейными (метафизическими) декларациями вполне оправданно. Политическое всегда рационально. Оно имеет целью поддержание функциональности - экономической, физиологической и пр. И в принципе (вообще) и для достижения целей. У традиционалистов, патриотов местного разлива и иже с ними такого противоречия нет. У меня же - напротив, в избытке. Но. Моё - заведомо оправданно. Я сама его констатирую. Те же действуют в парадигме - умри во имя осуществления цели.
Чьей цели? Спрошу я. Ради своей цели как раз стоит жить. Ещё один камень в огород метафизических напёрсточников.

Алина Витухновская

ПРОТИВ ИРОНИИ

В новом потешном постмодернистском мирке табуирована самая серьезность, табуировано величие, табуирован пафос, античная монументальность высших материй и персон. Более того, вы скорее сделаетесь изгоем, будете подвержены общественной обструкции, услышите за спиной щекотно-трусливый хохоток нижайших, в том случае , если будете настаивать на полной серьезности как собственного Я, так и своих идей и мировоззрения.

Тем не менее, я заявляю, что не приемлю не иронии, ни постмодернистского скепсиса в свой адрес. Чувство юмора часто оборачивается чувством ничтожности, ущербности, суетливого и неловкого неуважения к себе взамен на общественное одобрение.

Алина Витухновская

В ЗАЩИТУ БАНАЛЬНОСТИ

Более всего человек обожает банальность. Почти вся литература, имеющая статус классической, хорошей (из той, что приличному человеку - стыд не прочитать) исполнена банальностей - от сюжетов, до цитат.Да, да, раздерите ее на цитаты и вам станет очевидна вся вторичность именитых мастеров. Право, рекламные слоганы выигрывают на этом фоне. Плохая же литература, не классическая, бульварная - пестрит банальностями, столь смачными, что вызывает прямо-таки священный трепет.

Также дело обстоит и с политикой. Популизм, бесконечные повторы, банальность, но уже вопиющая в своей непристойной наглости, повторяемая ложь, ныне корректно названная полуправдой. Испытывая скепсис к набившему оскомину Оруэллу, позволю утверждать, что ложь и есть правда. Но не в качестве антиутопического слогана, а на самом деле. Устраивает и это меня? Да. Люблю ли я банальности? Безусловно!

Алина Витухновская

КОНЕЦ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Кончилось время художественной литературы. Предпочитаю научную. А чтение стихов, то и в пытку превратилось. Высокодуховные евразийки по комсомольско-духовной инерции бодро и барабанно врут. Признаться, что ему нечто не интересно - подвергнуться культурному аутодафе для всякого социалистического существа, привязанному к духовности как к крепостному праву. Невозможность назвать дерьмо дерьмом - глубочайший комплекс совчела, от того он будет петь дифирамбы Фадееву и Катаеву.
Не проще ли назвать дерьмо дерьмом как Сорокин? Но управляемый культурный трус на это не способен. По латентной идентификации самого себя с сакрализованным постмодерном экскрементом.

Алина Витухновская

КАЙТЕСЬ, ПЕРЕСМЕШНИКИ

Я так благодарна тем, кто из года в год писал мне нагловато-псевдонаивное, что я, дескать, нуждаюсь в любви, и вдруг, осознав нечто убийственно-очевидное обо мне, прекратили эти оскорбительно-унизительные попытки гуманистического уравнения и общих необходимостей для всех, что хуже классического тоталитаризма.
Я желаю извинений и покаяния со стороны тех, кто смел навязывать мне свои желания под видом моих, начитавшись то-ли устаревших Фрейда и Фромма, то ли не имеющих прозорливости отличать обычнейших существ от иных - что есть величайшая болезнь нашего века.

Алина Витухновская

АДО-ВЕГЕДЕЙКА

Каждый сетевой бездельник, коммунальный буквоед, кухонная букашка, книжный грызун, склонный патологически не замечать главного, не улавливать сути, всякий раз норовит указать другому на опечатку, придавая ей статус ошибки - как способа латентного и доступного унижения другого. Признаться, пишу я очень быстро, порой в темноте и избалована секретарем, отслеживающим такие досадные недоразумения.

Разница между опечаткой и ошибкой такая же как между одеждой от Гуччи и от фабрики "Большевичка". Как между Сорокиным и Марининой. Как между Люфтганзой и самолётами Аэрофлота. Как между Хайдеггером и Дугиным. Как между Набоковым и Шаргуновым. Как между Лолитой и Милявской. Как между голубым и Огоньком. Как между Могутиным и Путиным. Как между Меланьей Трамп и Людмилой Гурченко.

Кто не видит эту разницу - лингвистический слепец, грамматический крестьянин, вымученный сноб, стивен-кинговский клоун, на лбу у которого следует выгравировать АДО-ВЕГЕДЕЙКА.

Алина Витухновская

4 ФЕВРАЛЯ

Каждое 4 февраля у нас с друзьями (с которыми мы никогда не виделись и только смутно подозреваем о взаимном существовании) есть традиция. О, нет, мы не ходим ни в какую баню. Наоборот. Мы крепко закрываем глаза. И когда свистопляска красных и оранжевых пятен под плотно закрытыми веками подходит к концу, мы видим как ваша баня горит (и если зажмуриться еще сильнее, то можно даже почувствовать запах гари, а порой и паленого мяса, услышать крики и отчаянный женский визг). Мы смотрим как горит ваша баня. И нет картины более радостной и справедливой. Новый человек ступает на Землю, и материки съеживаются словно горелая бумага под его огромными шестипалыми ступнями. Баня горит. Это пожар завещал и нам, и всему человечеству в целом Илья Валерьевич Кормильцев. Он научил нас правильным словам и выражениям: "трансгуманизм", "киберпанк", "истины нет. все дозволено", "все, что ты знаешь - ложь" и еще многим словам, которые теперь на публике произносить нельзя. Он научил нас, что любая, самая страшная идея, куда менее опасна, чем кучка визжащих моралистов и инквизиторов, бегущих ее запрещать (и последние лет 5 доказали нам на практике, насколько он был прав). Он научил нас, что свобода единственная цель существования и единственная добродетель. Мы помним наизусть стихи Витухновской и Емелина. Помним, благодаря Эдуарду Лимонову, почему мы все в плену у мертвецов. Мы помним многие фамилии. Даже те, которые вы нам помнить запретили. Знаем, почему этот мир невыносим. Он умер 10 лет назад. Но нам неважно. Мы будем помнить это и 10, и 20, и 30 лет. А потом ваша баня сгорит. Потому что нет более шаткого фундамента, чем ложь и лицемерие, на которых вы построили свое здание. Ваша баня сгорит. Культура времен Апокалипсиса уже вступила в свои права. Все, что ты знаешь - ложь. Доклад окончил.

Алексей Щеголев

СТРАУСИНАЯ МЕТАФИЗИКА

Иная устрица среднерусской возвышенности любит окружать себя маргинальным планктоном, ибо именно среди них она может выглядеть красивой, интеллектуальной, необычной. В этом же затаенном комплексе кроется причина снобистского уединения и пафос "обособленной личности". Ведь в свете софитов такая особа мгновенно поблекнет и превратится обратно в лягушку. Посему снобизм, сверхчеловечность - не более чем спасительные фетиши тонущего социального лузера. Справедливости для стоит сказать, что такая страусиная метафизика свойственна и мужчинам, но никто не раскрывается в ней так сатирично, как женщины, по комическому недоразумению мнящие себя роковыми.

Алина Витухновская