February 7th, 2017

СНОБА

Вообще быть современником сноба — ничего хорошего. Сноб во всем чрезмерен, слишком ярко настаивает на своем, на каждом шагу доходит до самопародии — и у него серьезные проблемы со вкусом. Моднику важно, как он выглядит, но умирать за это он не готов. А снобу это до такой степени важно, что жизнь ему относительно недорога. Скажем больше: любой эстетически последовательный человек отличается высокой личной храбростью и презрением к опасности, да и к самой жизни. Как показывает практика, эгоизм — более надежный стимул, чем любовь к людям. Я больше доверяю тем, кто хочет хорошо выглядеть и честно в этом признается. Когда другая претенциозная женщина, тоже с изломанностью, эстетством, но без литвиновского таланта, рассказывает, как она помогает бомжам, потому что любит людей, я в это никак поверить не могу, и мне не нравится, что она возвышает себя за счет бомжей. А если бы она сказала, что это у нее от желания хорошо выглядеть, я бы ее зауважал, не говоря уж о том, что это было бы честно. Вот у Литвиновой все честно.

Я заметил эту черту еще у Алины Витухновской, которая тоже не должна была мне нравиться по определению: стихи авангардные, неровные, крикливые, и внешность крикливая, и презрение ко всему живому так и сочится из ее пор. Но то, как она сидела, никого не сдавая, и то, как вела себя потом,— аргумент серьезный. Я понял, что она не лукавит, действительно не любит жизнь, совершенно ею не дорожит, короче, ей действительно важно хорошо себя вести, потому что иначе она не сможет себя любить, а это в ее случае единственная живая эмоция. У Литвиновой, я думаю, примерно та же история — с поправкой на то, что некоторых она все же любит, даже больше, чем себя, но градус безумия у этих людей должен соответствовать ее собственному.

Дмитрий Быков

КТО И ТАК НЕ ХОЧЕТ ЖИТЬ

Кто и так не хочет жить — того не очень-то поломаешь тюрьмой. Витухновская повела себя как последовательный эстет. "Зная меня депрессивной в куда более благоприятных условиях, все ждали, что в тюрьме я отчаюсь окончательно. Я, наоборот, везде появлялась с улыбкой и старалась держаться гордо, превращая все это в акцию". Другой настоящий эстет в тюрьме тоже вел себя безупречно — его звали Оскар Уайльд. Хорошее поведение вообще эстетично — вы не замечали? Витухновская не потому никого не заложила, что она ахти какой борец, а потому, что заложить было бы некрасиво.

Дмитрий Быков

Читать полностью - http://modernpoetry.ru/story/dmitriy-bykov-delo-vituhnovskoy

АКВАРЕЛЬ БАБУШКИ "ДЕВОЧКА ИЗ МАКЛЕНБУРГА", 1946 год.



Удивительно, какие шикарные работы создавали русские художники в Германии. И как терялось и мастерство, и вкус и красочная витальность в Союзе, где из авторов делали социалистическую обслугу, декораторов неказистого лубка, лишь имитирующего краденное величие. Многие художники жили в нечеловеческих условиях, и вынуждены были рисовать конфетные обертки, дизайн для мёртвососкобленной пудры, более напоминающий мел, опадающий с расстрелянных недостатуй, незаретушированных эсэсовской Скессой Рифеншталь. Весь этот кружок умелых и почти отрубленных (но не как у античных статуй) рук, а как обескровленно-обескрыленых творцов, всё это агитационное обрезание - и то было подвигом, лишь бы не рисовать неизбежных своих вождей. При этом остаётся вопросом - стоит ли искусство таких жертв, нет, не человеческих, ибо в первую очередь здесь жертвовали качеством. На мой взгляд нет - конечно, нет.

Алина Витухновская

НЕОБУСЛОВЛЕННЫЙ ДЕМОН

Алина же словно застывает. Можно долго описывать ее судьбу, но все это будет казаться иллюзорным. Сейчас с ее фотографий смотрит женщина без возраста и почти без пола.У онтологического ребенка возраста быть не может. По-прежнему прекрасная. Черная икона русской литературы. Она пишет статьи, участвует в дискуссиях, но все больше напоминает статую демона. Я не удивлюсь, что в один прекрасный день Алина выйдет на улицу Москвы и замрет. И никто не догадается, что у этой статуи нет скульптора. (с)

Алина Витухновская

ЭССЕ И АФОРИЗМЫ ДЛЯ НОВОЙ КНИГИ - 2

АБСОЛЮТНЫЙ СУБЪЕКТ И ЕГО ВАЖНЕЙШИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Необусловоенность, казуальность, отсутствие в анамнезе самого бытия - это и есть главнейшие и определяющие свойства абсолютного субъекта.

ДЕЛИГИТИМИЗАЦИЯ ИНСТИНКТА

Биологические правила вплоть до примитивного инстинкта самосохранения в цивилизованном обществе считаются нормой, хотя это нормы низших
организмов, насекомой онтологии, легитимизированного природой регресса.
Природой, которая априори отстаивает свою бессмысленную дееспособность, по сути - цивилизационную деградацию под брендом эволюции, "божественно" легитимизируемый распад, длящуюся некрологику.

Collapse )

ЛЕНА ХЕЙДЕЗ ОБ АЛИНЕ ВИТУХНОВСКОЙ



Алина Витухновская (Alina Vituhnovskaya) "Социалистическое, в особенности неосоциалистическое общество отличает своя особая "иерархия".
Сочувствия и помощи здесь удостаивается исключительно общественно-удобоваримая жертва, жертва не представляющая конкуренции и демонстративно несущая свой крест.
Как правило это существо во всех областях бесперспективное, не вызывающее общественной зависти" — блестяще и абсолютно точно!

Мало того, при всяком общении в РФ первое, что прощупывается коммуницирующими - это место на иерархической лестнице, кто выше на ней стоит, а кто ниже - кто ты - из унижающих или из унижающихся? отсюда и поговорка "я-начальник, ты-дурак...", при этом человек, формально стоящий выше тебя на социальной лестнице (=унижающий), готов к общению с тобой(=унижающимся), если ты умеешь тонко изящно делать ему больно (=унижать).. по сути социальный лифт в РФ сущестует лишь для людей, владеющих искусством делать больно ... изощренно-красивым образом,
правда, этот социальный лифт может неожиданно оборваться и упасть, дробя кости тому, кто в нем, ведь он - как игра в русскую рулетку
да и простой народ в РФ от рулеточников далеко не отстает — он тоже - "не лыком шит" и любит садо-мазо, из поколения в поколение он играет в начальника и дурака и в этой игре - его духовная скрепа номер один.

Лена Хейдез
---------------------—
(1-я картина в собрании ММСИ (куплена музеем), 2-я - в собрании Lena Hades) https://www.facebook.com/lena.hades/posts/10211252850574153

КАРЬЕРА АРИСТОКРАТА

Раньше говорили - где бы ни печатали, лишь бы печатали. Теперь ровно наоборот. Во всяком случае для меня. Обилие графоманских и прочих ресурсов столь велико, издать книгу давно не составляет труда, посему, лучше уж не печататься нигде, чем в нерепрезентативных сомнительных изданиях.

Фактически, все, что есть у человека - это его репутация. В стране потерянных репутаций, смазанных лиц, скомканных биографий, каждый, кто блюдет реноме, на фоне прочих - практически святой, от того и исполнено общество к нему истеричного ненавистничества. Но это не святой-юродивый, это биографический профессионал - за подобное надменное возвышение советские презирали Бродского.

Алина Витухновская

УДВОЕНИЕ ЗВУКА



В стихотворении «Умри Лиса» удвоение звука приводит к месту отражения, зазеркального отклика, который вторгается из не-бытия в бытие и разрушает последнее.

Покатились по лесу глаза,
Чтобы на себя не посмотреть,
Ты сказал: «Умри, лиса, умри, лиса»
Это значит нужно умереть.


Повторение слов становится магическим действием против того, кто это повторяет. Заклятие, которое обращается к бездне, возвращается из неё с ещё большей силой. Не-бытие обнаруживает в себе способность к существованию «в себе» и «вне себя», то есть в бытие и в бытие для другого человека.

Collapse )

Илья Солдатов

ОТВЕТ АРКАДИЮ СМОЛИНУ

По умолчанию считается, что причина этих «последних времен», «сумерек богов», «ночи мира» и прочих традиционалистских пугалок – деградация человека.
При этом почти ничего не говорится о причинах болезни, его надломившей. О природе этого вируса. Мало кто решается вступить в конфликт с языком. Вот он – ответ на вопрос Хайдеггера «к чему поэты».

В своих работах Лакан обыгрывает хайдеггеровский мотив языка как дома бытия. Язык не есть человеческое изделие и инструмент, наоборот, человек «пребывает» в языке. Лакановское «параноидальное» скручивание исходит из определения такого дома как пыточной камеры: «В свете опыта Фрейда человек есть субъект, захваченный и пытаемый языком».

«Всё, что есть, всё, что может быть, // Похоже на тон, на блик. // Это скорее попытки жить // Через русский язык. // Это некое НЛП, // Почти плененье нуля. // Попытка видеть, (а не смотреть) // Голого короля».

Человек не только пребывает в «тюрьме языка», он пребывает в пыточной камере языка: вся психопатология представляет собой рубцы от этой постоянной пытки. Одновременно язык лишает человека воли, сил, жизни. Этот процесс подмены сознания языком проследила на себе Витухновская: «В перспективе подвергнуть вивисекции». Так, понимаю я теперь, думалось мне обо всех живых существах и мертвых (но тоже лишних) предметах, попадавшихся мне на глаза. (…) В начале был ужас. И лишь потом анестезирующее Слово определило явь неадекватно, по-больничному мягко. Чтоб человеку не испугаться и не понять. Надиктованная реальность расслабленного полусознанья настойчиво вытесняла чудовище подлинного бытия».

Обнаружив себя в концентрационном лагере языка, Витухновская в своих стихотворениях оборачивает жестокость на саму себя, чтобы показать, что она может быть равной своим притеснителям в причинении себе страдания. «Когда страдание везде вокруг тебя, причиняя его самому себе, ты обретаешь свою идентичность, освобождаешься». Собственно, ее творческий манифест так и называется - «Текст через пытку». И это ни в коей мере не метафора.

Аркадий Смолин
------------------------------------------------
ОТВЕТ АРКАДИЮ СМОЛИНУ

Здесь автор рецензии не прав. Я ни в коей мере и никогда не желала причинить себе страдание. Изначально же, ещё в детстве написание текстов имело причину как в самоутверждении так и в донесении до читателя ужаса бытия, т.е. страдать - буквально - должен был прочувствовавший читатель.
И напротив, как только я понимала, что сам процесс написания причиняет мне неудобство (порой буквально несовместимое с жизнью, но и неудобство в принципе - любой степени неудобство) я намеренно и сознательно останавливала его.

Упоминаемый же "Текст через пытку"знаменует именно утверждение отказа от писательства как процесса глубоко дискомфортного и не удовлетворяющего подлинной амбиции и являют аллюзию на работу Ролана Барта "Удовольствие от текста".

И, да, я действительно не понимаю, как процесс письма или чтения может представлять собой какое-либо удовольствие, какой-либо позитив, кроме удовлетворения некой социально-культурной амбиции. Впрочем, если в моем случае речь шла об амбиции, в случаях творческого большинства речь, возможно, действительно идет о неврозе, ежели принято апеллировать к категории удовольствия.

Алина Витухновская

КЛУБ МАЛЬЧИКОВ

Друзья! Прошу прощения, но не отвечаю на неделовые, а тем более, романтические сообщения. Во-первых, я занята и у меня не хватает времени на себя и свою сверх-Цель. Во-вторых, я не испытываю нужды в праздном времяпровождении. В-третьих, те запросы кои я имею, для вас финансово неподъёмны. В-четвертых, я аскет, а это дорогое "извращение". В-пятых, я эгоист и требую беспрекословного подчинения. В-шестых, если вам больше 26-ти, то всё. Можете проголосовать за меня на выборах.Но большего вы не можете. Родина вас не забудет.

Но есть и хорошие новости.С мальчиками я дружу. Вы всегда можете присоединиться к нашему проекту. Пункт три имеет радикально важное значение. Если вы красивы и умны, мы можем дружить просто так.Возможные гешефты с политической и иной деятельности гарантированны.

Основное правило клуба - я вам ничего не должна. Должны вы мне - всё.

Но. Во остальном, как в России вечной - вы вообще ничего не получите. Ничего и никогда. Выбор за вами!

Алина Витухновская