August 18th, 2017

ИЗ ГОГОЛЕВСКОГО ВАТНИКА



Из вновь образовавшейся застойной ямы как зомби полезли образы столь утрированные, что сложно поверить, что такое возможно. Но факт.

Кто казался слегка странненьким, но слегка, кто убогоньким, но тоже немного, кто виделся слегка подловат, кто хитроват, кто мелковат - вдруг и вправду таковыми оказались - но в некоем своем пределе, в окончании.

А уж столько торжествующих (на руинах буквально) бездарей я сроду не видала! И всё это в гипертрофированной форме. Каждый рифмует "любовь-кровь", "Россия-мессия". Кто-то образует вокруг себя кружок графоманов и там самолюбованием занимается. Овчинка выделки не стоит. Ибо столько шнырей и лакеев чиновничий аппарат не запрашивал - не прокормят. Но, нет. Лезут из каждой щели, упиваются своим падением, своей деградацией, бездарностью, низостью. Смакуют. Воистину гоголевские рыла. Но вместо Гоголя здесь тоже какой-нибудь придворный шнырь, вроде Прилепина. От того образы не столько яркие, сколько чудовищные и тягуче-однообразные. И осовеченные до непристойности. И главное ничего более вокруг, пусто. А про каждый такой графоманский кружок можно сказать - ночь, улица, фонарь, аптека и три советских человека, как три советских стукача всё бдят у лампы Ильича.

Алина Витухновская