October 15th, 2017

ИНТЕРВЬЮ О ЛИТЕРАТУРЕ, ПОЛИТИКЕ И ПРЕЗИДЕНТСТВЕ

Друзья! Обратите внимание на новый интернет проект "Неравнодушные люди"!

— Ваше творчество мрачно, депрессивно. Вы словно выбиваете опору из-под ног человека. Но что вы предлагаете взамен?

— В какой-то мере это так. Но и человек выбил у меня почву из-под ног. Меня родили люди, я же не просила этого делать. Я констатирую то, что происходит, это и есть в общем-то писательская задача – констатация реальности. Такой, какой её видит автор. Я не должна давать что-либо людям. Если им что-то нужно, пусть они идут в социальные службы и просят себе пенсии, страховки, а просить об этом писателя как-то глупо. Текст должен быть качественным в первую очередь, он не должен нести добро или зло – это всё придумали учителя русской литературы в советской школе. Текст просто должен быть хорошим, читаемым и будоражащим какие-то эмоции, а в первую очередь включающим мозг.

— А почему Европа – это какой-то показатель ценности? Можно ведь быть успешным внутри страны.

— Можно, но это как быть успешным внутри тюрьмы.

— Что касается советской культуры – были же поэты-шестидесятники, фильмы «Москва слезам не верит», «Ирония судьбы», которыми вся страна засматривалась…

— Ну да, были, но лучше бы никогда их и не было. Это же ужас. И поэты-шестидесятники –ужас, и фильм «Ирония судьбы». Это в каком нужно быть интеллектуальном, культурном и эстетическом загоне, чтобы вот это все воспринимать как искусство?!

— А есть что-то в российском или советском искусстве, что вам нравится?

— Набоков, например. Бродский. Парщиков. Кстати сегодня думала, что очень редко называют этого автора и решила его назвать в первом же интервью. Он уже умер, он жил в России, потом в Германии. Алексей Парщиков. По-моему он близко к Бродскому стоит по качеству.

— Захар Прилепин написал о вас так: «Витухновская – гениальный человек, серьёзно говорю. Единственная в своем роде. Она – окончательно разочарованный в человеке Гоголь, но злобный Гоголь, а не беспомощный». Вы действительно разочарованы в людях?

— Нет. Я не очаровывалась в людях. Более того, чем хуже человек, тем писателю, собственно, лучше. Его препарировать интереснее. Вот что можно написать о хорошем человеке? Что он улыбается, гуляет, наслаждается жизнью? В хорошем человеке нет бездны, нет глубин, нет интриги. Плохие люди всегда интереснее.

Разочаровываться в человеке можно было в 19 веке, когда на человека делали ставки. А я, как существо будущего, не делаю никаких ставок на человека. Проект «человек» в принципе закончен.

— Что вы имеете в виду?

— Мир больше не крутится вокруг человека как носителя духовных ценностей, как носителя каких-то глубин или страданий. Всё это исчерпанные вещи, которые уже давно отрефлексированы. Они были уместны в эпоху модерна, а потом наступил постмодерн и после постмодерна опять говорить о трагедии…

Сознание людей меняется. Сейчас не является проблемой чужая трагедия, а пройдет ещё лет пятьдесят или сто и человеку будет не страшна собственная смерть, потому что он не сможет воспринимать её всерьёз.

Алина Витухновская

Читать полностью — http://www.sandrianov.ru/report/tvori/102-alina-vitukhnovskaya