October 17th, 2017

ТЕРРИТОРИЯ БЕЗВРЕМЕНЬЯ

В России надо жить медленно - говорят. На самом деле мало кто медленно живет. Разве что старики и женщины определенного типа. Старики живут медленно от усталости и нищеты. Усталость и нищета похожи на мудрость. Но только похожи. Томление бренной плоти лишь - усталость. В женщинах же замедленность Тела. Груза. Транквилизируящая безысходность статичности. С компотикам. С леденцами. С "всё-как-у людей". Плывет гусыня в ад. В кисельные реки, в молочные берега. В ряженку.

Большинство же живет быстро. Истерично. Невротично.
Суетливенько. Не попадает в ритм. Но все они вместе проваливаются в безвременье, в канализацию небытия.

Здесь - диктат пространства. Территория безвременья.

СОВЛИТ

Конечно же, советская литература - раковая опухоль на теле русской. На теле мировой её нет и вовсе. Мировой литературе повезло. Русской же - нет. Она вся - объект интерпретаций "нищих духом" - от совписов-духовников, до агитпроповцев в штатском.

Советские вытащили из русской литературы всё худшее - например, страдание. Советские не только воспевают и оправдывают страдание. Они ещё и распределяют его. Заворачивают в специальные пакеты, как в своё время кремлевские пайки. Прижимают к сердцу. Потихоньку откусывают в постельке. Тайно (как колбасу) размякшими уже от старости клыками.

Советские усвоили из русской литературы многословие и занудство. Как известно, у Достоевского были вечные карточные долги. Чтоб расплатится с ними, он и писал так затянуто. У советских долгов может и не быть.
Советский сидит на бюджете, на госпайке, на семье, он профессиональный халявщик. Он занудствует не из-за долга, но из-за графомании. Графомания передаётся советскими по наследству как генетический изъян. "Ни дня без строчки" - это девиз советского.
Всё хорошее в русской литературе советский - не заметил. Прошёл мимо, не прочитал, не усвоил, забыл. Просто, чтоб не завидовать.

Советский бессубъектен и от того чудовищно завистлив - он всё время мерит на себя чужие биографии, чужие статусы - то он как Пушкин, то как Маяковский, то как Рембо. Вечно стремится одеть что-то с чужого плеча - то гоголевскую шинель, то ватник

ЛЕВ ТОЛСТОЙ И НЯШНЫЕ КОТИКИ

Лев Толстой говорил что-то о прощении "грехов"и заблуждений. Мол, человек сейчас такой, а завтра он другой. Как правило же человек сейчас такой, а завтра ещё хуже. Так что прощать никого не надо, ежели он не котик конечно. Но. Котики в прощении не нуждаются.
Непрощение требует большого усилия и часто - действия. Морду бить не каждый умеет. А кто умеет - тому лень. От того неумения и той лени всепрощение под видом христианства здесь и прижилось. Этакая антицивилизационная хохлома.

Алина Витухновская

Рецензия на книгу Михаила Бойко "Метакритика метареализма". Марианна Ионова



В книгу литературного критика, журналиста, философа, заместителя главного редактора газеты "НГ — Ex Libris" Михаила Бойко вошли статьи, направленность которых можно охарактеризовать как литературоведческо-философскую. Общая проблематика — вопросы о метареализме и метакритике как таковых — выступает в них лишь поводом для пристального разговора о двух фигурах: Юрии Мамлееве и Алине Витухновской.

Автор начинает с попытки установить, что же такое метареализм, и уславливается с читателем считать этот термин "сверткой" термина метафизический реализм, введенного в обиход Юрием Мамлеевым. Кстати сказать, в интерпретации вышеназванного понятия и отношения его к Мамлееву автор непоследователен. То он пишет, причем, неоднократно возвращаясь к этому постулату, что "метафизический реализм" — это не какое-то особое литературное направление или школа, а особая установка сознания и соответствующий навык, позволяющие прочитать тот или иной текст как повествование о метафизическом мире", и тогда данное явление лишено временного истока, автора и соотнесенности с какой-либо отдельной группой текстов. То Мамлеев оказывается основателем метафизического реализма ("Бросается в глаза близость творчества Витухновской к "метафизическому реализму" — литературному направлению (курсив наш), основанному Юрием Мамлеевым"), тем более что не однажды творчество Мамлеева объявляется единственным подлинным воплощением принципов данного… течения? метода? подхода?
----
Полностью здесь: http://www.reading-hall.ru/publication.php?id=2613

УДОВОЛЬСТВИЕ - ВАЛЮТА ДЕГЕНЕРАТОВ

СЧАСТЬЕ ДУРАКА

Кто поставил комфорт выше счастья - разумен, кто выгоду - выше комфорта - умён, кто идею выше выгоды - почти идеален.
Кто совместил комфорт, выгоду и идею - идеален абсолютно.
Кто же при том пожелал быть счастливым, тот дурак.

ДЕСАКРАЛИЗУЙ. УПРОЩАЙ

Термин "сакральность" придуман теми, кто понял что самая жизнь, самое бытие ничего не стоят, вообще ничего, ноль. Сакральность это метафизическая валюта метафизических пустышек. Исключением является сакральность субъекта, индивида, но в традиционной парадигме субъект, индивид лишен регулирующих смысловых прав.

"ДРУГОЙ" - ВРАГ СУБЪЕКТА

Техногенная цивилизация пугает традиционалистов "гуманистов", тем, что там не будет"человека". Нет, там не будет"другого"."Другой" - это экзистенциальный фетиш, "смотрящий" за человеком (субъектом"). Другой всегда враг субъекта.

ЗАВИСТЬ

Говорят, что высшие существа на зависть не способны. Способны, еще как. Но при том, отмечу, что зависть - высшее из чувств, иначе бы существа, подобные мне, лишенные воли к жизни (что свойство позорное - примерно, что жрать мармеладину) и вовсе ничего не делали - не мстили бы вам "боги" и ничтожные мармеладолюбцы.

ТОЖДЕСТВО

Я тождественна своей Идее. Я и есть Идея. Но человека в себе, да, не очень терплю, ежели он не функционален, болен, небогат и плохо выглядит - тем более. И искренне не понимаю, как может быть иначе. Я как человека к тому же себя не задумывала.

Алина Витухновская