December 23rd, 2017

ЛЮБОВЬ ЗДЕШНИХ

И что все так привязались к теме любви? И в чём её прелесть-сакральность? Об этом недоумевают немногие адекватные. И правильно недоумевают.
Любовь, как и ненависть - глубоко интимный и частный субъектный вопрос. Который каждый решает для себя самостоятельно. Никакой иерархической высшей ценности по отношению к другим ценностям у любви нет. Это некая матричная привязка. Управленческий конструкт для высокодуховных советских, для которых "фи" и "слишком грубо" - сказать "нет" - устаревшему "кровь и почва".

Советский просто стесняется сказать, что никого не любит. А всё, чего он не любит, то превращается для него в святыню.
Проще говоря, за что не любит, за то и убьёт.
Вот за всё и убьёт.

Алина Витухновская

МЕСТНЫЙ МЕНТАЛИТЕТ

Местный менталитет таков, что как правило, люди, которые вам помогают, ежели и хотят видеть вас высоко, то не выше себя. И высоко-то высоко, но равно так, чтоб дотянуться можно было.

Алина Витухновская

СМЕРДЯЩАЯ ВЛАСТЬ ГЕРОНТОКРАТОВ



"Я человек консервативный и считаю, что не надо Путина ни на кого менять. Пусть так и продолжает, все равно мы все помрем" - заявила писательница Татьяна Толстая.

Мало того, что русская литература весь девятнадцатый и двадцатый век воспевала и сакрализавала страдание, теперь в ней еще появился и ужасающий некрофилический драйв. Власть геронтократов (а власть в России именно такова) и культурная среда здесь не исключение, хочет именно умереть, но смерти при этом истово боится. До дрожи в коленях, до водочной тошноты, брызгающей из одрябших хрящей. Единственное, что может смирить ее с собственной смертью - это общий исход, апокалипсис, и особенно смерть более молодых. Так проявляет себя метафизическая жадность ничтожеств в апофеозе. Именно потому политика здесь столь абсурдна, будто она не имеет в виду опаснейшие последствия для своих детей. Но эта абсурдность видна лишь рационалисту. Для иррациональных же мордорских сущностей - ухудшение ситуации для потомков и является своего рода целью. Самим же им - день прожить, да ночь переспать. Ну и утащить побольше за собой в могилу.

Алина Витухновская