August 11th, 2018

ЗАПИСКИ МАТЕРИАЛИСТА — 6

Как известно, Ницше под конец жизни фактически сошёл с ума. Да и Хайдеггер был не очень здоров физически. Вообще, мало я припомню мыслителей-теоретиков сверхчеловеческого (у Хайдеггера об этом немного — только лишь сиюминутная симпатия к национал-социализму, но всё же), кто отличался бы здоровьем как психическим, так и физическим, витальностью вообще.

У меня есть крамольное соображение, что сама попытка оседлать (осознать) бытие полностью во многом лежит в сфере психофизиологии. Проще говоря, если бы мне предложили на выбор — открыть все тайны бытия или быть суперфункциональной, я бы выбрала второе. Не говоря уже о том, что я вообще не верю, что бытие несёт в себе какую-либо тайну. Сакральность, придаваемая ему — есть болезненная наволочь истощённого объективистского сознания, которое таким образом пытается оправдать самое себя. Тогда как абсолютный субъект или же сверхсубъект противостоит бытию и абсолютно самодостаточен, во всяком случае как идея. Рационализировать мир — вот его задача. Рационализировать же — равнО десакрализовать.

Алина Витухновская

О ПСИХОАНАЛИЗЕ, БЕЗУМИИ И ДЕФОЛТЕ

Одними из самых беспомощных и уязвимых людей в ленте ФБ видятся мне психологи. Мало того, что они говорят клише, непристойными в своей банальности, они ещё, судя по всему, становятся чудовищно невостребованными. Современный человек научился лечиться потреблением (и правильно сделал!), он создал вокруг себя какой-никакой, но комфорт.

Комфорт — главнейшая зона психической безопасности. На досуге современный человек мог позволить себе и изысканные страдания и здесь психолог или аналитик выступал если не как лекарь, то хотя бы как некий затейник и полудруг. Но это мелкобуржуазный (на старорежимном) досуг и мелкобуржуазные развлечения. Всё хорошее вообще мелкобуржуазно, вы не замечали? Скоро же наступит плохое. Основными психическими трендами сезона станут такие понятия как социальная депрессия или же экономическая депрессия.

Я давно твержу о радикальной связи психических состояний и экономики. Я полагаю, советский человек (гомосоветикус, описанный Зиновьевым) вырос не столько из идеологии, сколько из распределённой нищеты. И вот советский человек возродился вновь, как зомби, как чудовищный мутант, он повсюду, он осуществляет свой беспощадный самоубийственный животный реванш. А у России осталось два союзника - безумие и дефолт. Этой осенью. Далее — везде.

Алина Витухновская