Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

Categories:

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ.ОЛЕГ ФОМИН. часть 2


НОВИЗНА ТРАДИЦИИ, ИЛИ АНАРХО-МОНАРХИЗМ ПО-МИКУШЕВИЧУ

. О.Ф.: Владимир Борисович, ваш роман претендует на то, чтобы стать одним из самых значительных событий в литературе начала XXI века, однако большую часть романа составляют философско-эзотерические выкладки. Не отпугнет ли это читателя?

В.М.:  Я не интересуюсь этим. Дело в том, что это не эзотерические выкладки. Это судьба моего героя, у которого довольно напряженная и сложная жизнь. Таким образом он ухаживает за женщинами — путем этих выкладок — и достигает, так сказать, согласитесь, некоторого успеха. Хотя, конечно, такой успех в конце концов ставит его на грань отчаяния и того ухода, который в просторечии называется смертью.

О.Ф.: И что же, последнее означает, что для самого Чудотворцева эта философия ничего не значит?

В.М.: Не забудьте, что Чудотворцев влюблен в женщину по имени София. А поскольку он плохо видит и постепенно слепнет, он все время не уверен: не другую ли он за нее принимает. Скажем, он сидит на Совиной даче, пьет чай, за столом разливает чай женщина, которую все называют Софья Смарагдовна, а он все время думает, та ли это София-красавица, с очами лазурными, которую он любит всю жизнь. И удивительно другое. Чудотворцев, будучи женатым на Олимпиаде Гордеевне, слышит от нее, когда она умирает: «Я ухожу, потому что знаю, у тебя есть другая». И балерина, с которой у него был роман, уезжая за границу, тоже ему сказала, что у него другая есть. Он знает, что у него есть другая, но эта «другая» недоступна ему до самой смерти. А поскольку она «Софья Смарагдовна», то он путем философии пытается расположить ее к себе.

О.Ф.: Но ведь живая женщина Софья Смарагдовна по отношению к Софии Премудрости Божьей — это метафора?

В.М.: Нет, это реальность!

О.Ф.: Но Чудотворцев ухаживает за женщиной Софьей, принимая ее за Софию Премудрость Божую!

В.М.:  Это реальность для меня самого. Нет ничего более реального, чем это. И это не совсем нереально даже для вас, Олег. Таких вещей не понимают так называемые литераторы, то охвостье, которое трется вокруг нас и выдает себя за законодателей вкуса. Я всегда существовал в России благодаря рядовому читателю. Так было еще в советское время, когда начали предпочитать мои переводы и еще не опубликованные стихи. Я верю в моего читателя. Этого читателя, Олег, знаете, у меня не так уж мало. Другое дело, что читатель, может быть, не сможет купить эту книгу, если она будет слишком дорогая. Я сам не могу некоторые собственные книги купить. Это отдельный вопрос. Но желающие прочесть мою книгу — будут. В сущности, тот же «Будущий год» прочло читателей гораздо больше, чем было куплено книг, поскольку даже небольшая цена, назначенная издательством, не по средствам моим читателям, которым иногда не на что купить хлеба. «Будущий год» — это мой предыдущий роман. Но вернемся к «Воскресению в Третьем Риме». В целом, конечно, это роман о современности и современность не очень лестно здесь обрисована. Не следует искать однозначные прототипы того путча, который устраивает герой моего романа. Мой герой более значителен. Он действительно производит путч гениально простым образом, а каким — мне хочется, чтобы прочли вы и прочли читатели. Этот путч побеждает. А как — это мне не хочется говорить. Я думаю запатентовать, как делать путч.

А.В.: В самом деле, можно было бы открыть бюро по организации путчей.

В.М.: Нет, я предпочитаю общаться с вами, а не с той сволочью, которая придет в это бюро делать путчи.

А.В.: А если б я пришла?

В.М.: Если б вы пришли, то другое дело. Вам все можно. Потому что вы мне нравитесь. Согласитесь, что это дает какие-то права вам и небольшие права мне. У Шуги Нурпеисовой есть такая статья: «Вся власть брахманам». Интересная статья, но статья ошибочная. Дело в том, что брахманы власть никогда не берут. Брахманы выше власти. Власть у кшатриев.

О.Ф.: А теократия?

В.М.: Теократия это падение антропократии. Я брахман. Для меня власть низка. Власть не от Бога.

А.В.: А я, что же, выходит кшатрий?

В.М.: Вы должны определиться.

А.В.: Я не могу определиться. Я не той власти хочу. Но другого пути удовлетворить свои претензии, а точнее, реализовать свою идею, я не вижу.

В.М.: Как только вы окажетесь у власти, вы взбунтуетесь против нее.

А.В.: Мне власть нужна как средство, а не как цель.

В.М.: Все равно вы увидите, что никакая власть не достойна вас. Никакая власть неинтересна.

А.В.: А я не развлекаться сюда пришла…

В.М.: Вы знаете, что такое анархо-монархизм? Это политическая доктрина Чудотворцева…

О.Ф.: Еще парадоксальнее, чем национал-большевизм… Если национал-большевизм — соединение правой политики и левой экономики, то что же такое анархо-монархизм?

В.М.: Анархо-монархизм заключается в том, чтобы когда нет монархии, провозглашать необходимость монархии, а при монархии напоминать, что всякая власть от Бога. И если власть монарха не от Бога, иначе говоря, если это не полная свобода, значит, это неистинная монархия. В результате, монархия свергается и наступает ситуация, когда монархию надо опять восстанавливать. Примерно из этого и состоит абсурд истории.

О.Ф.: Те, кто уже успели прочитать ваш роман, сходятся на том, что прототипами вашего главного героя Платона Чудотворцева являются Лосев и Голосовкер. Насколько это верно?

В.М.: Это не совсем верно, поскольку главным прототипом Чудотворцева, боюсь, являюсь я. У Голосовкера я просто учился. От него я узнал звучание греческого стиха, что утвердило меня в моем понимании Гёльдерлина. Лосева я вообще не знал. С Лосевым единственная общая черта — то, что он слепнет. У Лосева, как известно, не было детей, а у моего героя есть. И Лосев не переписывался с Гитлером. Боюсь, если б ему пришло такое письмо, то старичок умер бы от страха, при всем моем к нему уважении.

О.Ф.: Насколько я знаю, значительная часть книги посвящена переписке Чудотворцева. С Гитлером, со Сталиным… Не слишком ли много одиозных фигур для одного романа?

В.М.: Когда говорят, что слишком много для одной книги — и Гитлер, и Мао Дзедун и Сталин, это неверно. Все они присутствуют в интерпретации Чудотворцева, пишущего книгу «Оправдание Зла». Возможно, что вторая книга так и будет называться. В первой книге эта переписка представлена в историческом аспекте, а во второй — в метафизическом.

О.Ф.: Насколько сейчас вообще может быть интересен эпистолярный жанр?

В.М.: Все жанры сейчас неинтересны, но это не значит, что к ним не надо прибегать. Сейчас вообще нет жанров. Интересна ирония по отношению к жанру, а не сам жанр. В этой книге есть ирония. Ирония по отношению к абсурду истории. Ирония есть единственная форма истинного благоговения по отношению к Софии.

А.В.: У меня сложилось впечатление, что последние два или три года как будто все вянет вокруг. Как ни банально говорить про путинский застой, но он действительно имеет место быть. Другое дело, что, например, брежневский застой был исторически уместен, а это какой-то исторически неуместный застой, нелепый, никому ненужный, на который все с какой-то патологической обреченностью, невротической, быстрой, согласились.

В.М.: И согласилась на него так называемая интеллигенция….

А.В.: Я хотела бы понять причины, почему это произошло. На мой взгляд, все энергичные люди, все так называемые персонажи, по крайней мере 90 процентов из них, нивелировались, превратились в какую-то серую массу. Остались отдельные личности. Большая часть из них неспособна к действию, поскольку они чудовищно растеряны. Их действия должны были соответствовать времени, их энергичность должна была соответствовать энергетике времени, а сейчас ее как бы нет. Почему такая ситуации вообще сложилась? Почему большинство персонажей, пассионариев, на такую ситуацию согласилось? И что делать тем, кто на эту ситуацию несогласен, но тем не менее находится в полной растерянности, потому что не знает, с кем ему что-либо делать, для кого ему что-либо делать, как это делать?

Tags: АрхивЪ, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments