Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

Categories:

ИНТЕРВЬЮ С РУСЛАНОМ. АРХИВЪ

Интервью с Русланом.

Расскажи как пришли тебя арестовывать.

Р.В.:  В 11 часов утра ко мне ворвались безумные люди в масках, надели на меня наручники и расползлись как тараканы по всей квартире и стали производить демонстративный обыск.

И к маме тоже ни с какими вопросами не приставали?

Р.В.: Никого не было дома, только я, и у меня дико болела голова.

А.В.: А я была в Риге и сама готовилась к аресту, – я участвовала в некой секретной акции, и я позвонила в Москву как раз тогда, когда  все это происходило.

Р.В.: Когда меня уже увозили после шести часов обыска.

Во время обыска у тебя нашли что-нибудь противозаконное, там, книги со свастикой или что-нибудь другое?

Р.В.: Вначале, когда они извлекли книги со свастикой, они победоносно орали, потом, когда этих книг становилось все больше, когда заполнилось уже несколько сумок этими книгами, их счастливые восклицания как-то постепенно сошли на нет.

Говорили, что у тебя нашли какие-то магические атрибуты?

Р.В.: Да, ножи, черепа, рога и всякие такие вещи, но их было слишком много и поэтому большую часть они оставили.

А.В.: После чего все средства массовой информации, включая газету "Комсомольская правда", стали печатать любопытную картинку: череп сфотографирован и подпись: "У каждого сатаниста в шкафу есть череп".

И сколько черепов у тебя нашли? 

Р.В.: По протоколу или включая те, что они не успели найти?

Вообще.

Р.В.: Не знаю сколько в протоколе, но у меня их около семнадцати штук.

И все человечьи?

Р.В.: Ну, я только человечьи имею в виду.

И где же их набрал, столько человеческих черепов?

Р.В. (смеется): Это мои друзья бывшие, бывшие соратники и непосредственно те, с кем я работал. Я думаю, в  ближайшее время  моя коллекция пополнится еще черепами тех моих друзей, которые не поддержали меня во время заключения, не "подогрели" с воли.

Значит дальше посадили тебя в воронок и повезли на вокзал, чтобы отправить в Казань, так?

Р.В.: Было две машины, и меня транспортировали в город Казань.    14 часов меня везли в этот страшный город, при этом подвергая диким пыткам.

Они что тебя прямо в машине били?

Р.В.: Нет, полдороги они провели в гробовом молчании, но когда мы уже удалились на достаточно большое расстояние от Москвы, через каждые 15-20 минут меня выводили из машины и подвергали всяческим пыткам.

А именно?

Р.В.: Посмотри теперь на мой нос.

Ой, да…

Р.В.: Не считая еще других, более скрытых следов их побоев.

Ну и что же они стребовали? Чтобы ты признался в совершении изнасилований несовершеннолетних женщин?

Р.В.: И не только в этом, но еще и в организации преступной группы, торговле человеческими органами, слезно меня просили сдать ствол и т.д. и т.п. Короче, я должен был взять все преступления в городе Казани на себя, которые были совершены какими-то мифическими лицами и которые не были совершены, короче, я должен был написать целую огромную книгу признаний об этом и сесть, наверное, на электрический стул.

А.В.:  Руслан, кстати, сейчас пишет книгу об этом, она называется "Ангел в аду"?

Но, вероятно, они пытались тебе предложить какие-то материальные блага в обмен на признания.

Р.В.: Это было уже значительно позже, они мне говорили: "Пойми, что ты должен написать и сдать именно тех людей, на которых мы тебе покажем, и тогда мы тебя сделаем просто свидетелем".

Подвергались ли ты, твои книги и черепа какой-нибудь особой экспертизе?

Р.В.: Да, я  попросил, потому что меня очень измучила та безумная вакханалия, которая там против меня происходила, чтобы меня проверили на детекторе лжи. На самом деле это для деревни Татарстан и хибары под названием Казань выглядело каким-то нонсенсом, поэтому из Москвы приехали какие-то очень весомые люди, и вообще, наверное, для этой тюрьмы это был первый случай, когда кто-то проверялся на детекторе лжи, это было обставлено с такой помпой, и мне в конце концом, после всех этих подключений датчиков к разным частям тела, задали вопрос, который поверг меня просто в изумление, в конце меня спросили: "Использовал ли я свои магические чары и способности для того, чтобы уклоняться от ответов?" Я не знал, что на это ответить. И когда я сидел под током в определенным момент их псевдоосведомленность просто перешла за грань реальности     и с похотливым видком всезнающих людишек они сказали: да, ладно, типа, мы же знаем, ты работаешь на черную графиню.

А это что некий особо опасный мистический персонаж?

Р.В.: Не знаю. Но тогда я  не знал плакать или смеяться.

Но, когда они тебя избивали и подвергали всевозможному давлению,  отдавали ли они себе отчет, что ты, как человек продвинутый и образованный, можешь, например, запросто на суде и т.д. уличить их в этом и подать им встречный иск.

Р.В.: Ну вначале, они меня подвергали просто бессмысленным, неграмотным и чудовищным пыткам, но после того, как Алина мне предоставила такого замечательного адвоката как Карен  Нарсисян, пытки практически прекратились, и их действия стали более осмысленными и более, скажем так, корректными.

Поделись, пожалуйста, с нашими читателями несколькими советами, как вытерпеть и преодолеть все пытки в милиции и тюрьме.

Р.В.: Прежде всего я думаю надо отдавать себе отчет, что убить тебя вряд ли убьют, и то что тебя пытают – это одно, а ты еще должен думать о том, какой тебе срок грядет, поэтому прежде всего надо взвешивать: если срок перевешивает боль от пыток, тогда стоит держаться в любом случае, потому что тебе могут надевать на голову противогаз – это не оставляет следов, но это очень неприятно и могут подключать тебя к току, тоже очень неприятно, но, тем не менее, не так страшен черт, как его малюют.

А.В.: Не так страшен черт, как охотники за чертями.

Значит все это на самом деле можно вытерпеть? 

Р.В.: Да.

Хорошо, хорошо. А какова была общественная реакция? Я читал в прессе, что в Казани был поднят вой и так далее?

Р.В.: Казанские сыщики в безумном порыве стали раздувать очень страшную пропаганду против меня, во всяких газетах и по казанскому телевидению. То, что в Казань прибыл Сатана, не меньше, в наручниках, что я пожираю людей, торгую человеческими органами, что я являюсь новым Чикатилой, русским патриотом и вообще убийцей беременных женщин. Сейчас это смешно все звучит, но тогда мне было не до смеха, вся деревенщина в тюрьме, вся тюрьма просто гудела, и на меня действительно готовилось покушение.

Со стороны уголовников?

Р.В.: Да.

Ну, а как уголовники к тебе относились, как в камере ты ужился с другими людьми?

Р.В.: Вначале я сидел в общей камере, там, конечно, было, скажем так, чисто физически более тяжело.

Они издевались над тобой?

Р.В.: Нет, но стычки были. Но потом, когда я сидел на спецах, специ – это маленькие такие трех-четырех местные камеры, где сидят с тобой стукачи в основном, которые тебя раскручивают, там более ощущается чисто психическое давление. Но прежде всего, что я хочу дать как совет нашим читателям, это поменьше болтать, особенно если пытаются тебя развести, потому что тебя будут разводить очень грамотно, потому что там такие рыбины сидят, которые в течении тридцати лет сидели по тюрьмам, которые красные чисто, мусорские, ребята,  и главное это поменьше болтать о своей делюге. И вообще лучше побольше слушать и пытаться не идти ни у кого на поводу.

Ну тебя пытались там зачмурить, опустить или что-то в этом роде, как у них там водится?

Р.В.:  Ну надо просто в самом начале не дать тебя сломить, вот и все, потому что это миф, что ты заходишь в камеру и тебя там сразу начинают опускать – такого нет, просто люди смотрят на тебя, как ты поведешь себя в каких-то ситуациях, и важно просто сохранять свое собственное лицо.

Играл ты там, в тюрьме, в азартные игры или в еще что-нибудь?

 Р.В.: Если ты сядешь там играть с кем-нибудь, ты останешься наверное в одних трусах.

Что же там кругом одни шулеры?

Р.В.: Ну поверь мне, люди там хорошо играют.

Понятно, а какой, так сказать, распорядок в казанской тюрьме?

Р.В.: В 7-70 утра там проверка и вечером в это же время, потом могут с утра тебя на прогулку вызвать, могут после обеда, потому все остальное свободное время, обед и ужин. Кстати совет для наших читателей, пусть они заручаются хорошими людьми на воле, чтобы они грели, потому что кормят в тюрьмах отвратительно, есть люди, которые всего полгода посидев в тюрьме, клали зубы на полку, т.е. зубы выпадают от этой еды.

Ну и часто  позволяли передавать тебе с воли еду и другие предметы?

А.В.: Официально с этим нет никаких проблем, это зависит от возможностей человека.

Р.В.: Тем более, что по "зеленому коридору, можно передать значительно больше и значительно лучше.

По " зеленому" – это в смысле за деньги?

Р.В.: Да, и можно передать водку, можно передать и другие классные вещи.

А.В.: Хочется заметить, что в Казани с этим значительно проще, чем московских тюрьмах, потому что в московских тюрьмах, где люди стоят по несколько суток в очереди, чтобы только передать передачу, а там просто  из рук в руки, как бы, и можно еще вынести что-нибудь ненужное из камеры, просто меньше людей и так далее.

Понятно, но общие-то камеры, наверное, забиты под завязку?

Р.В.: Да, в общей камере я сидел в сорокоместке и там было восемьдесят человек.

По очереди, наверное, спали?

Р.В.: Да.

А петушиный угол был у вас?

Р.В.: А такого не бывает, для петухов отдельные камеры.

А блатные где сидели.

Р.В.: Около окошка.

Ну а ты-то где, где-нибудь, наверное, посередине примостился?

Р.В.: Ну я не жалею, я нормально пристроился. Просто надо понять законы тюремной жизни, что кого хорошо "греют" с воли, тот нормально устраивается, кого плохо "греют" с воли, тот очень плохо устраивается, вот и все.

А.В.: Все эти тюремные мифы и понятия, они как бы есть и одновременно их как бы нет, просто всегда можно обернуть ситуацию так, что тебя никто вообще ничем не разведет и ты можешь вести себя так, как тебе придет в голову, все это зависит от малейших нюансов поведения, просто нужно каждый раз правильно и вовремя ориентироваться в ситуации, потому что на все эти понятия ведутся те, кого на это развели, если ты этого не хочешь, то никто с тобой ничего не сделает.

Р.В.: Ведутся одни лохи.

А.В.: Все это дешевый развод, на уровне наперсточных игр.

Р.В.: Абсолютно правильно.

В камерах-то, наверное, в основном татары сидели и другие мусульманские народы?

Р.В.: Да.

Они, наверное, дико не любят русских и другие национальности.

Р.В.: Да, да, есть такая тема. Вообще они считают, что из Москвы все зло и скоро вся Москва начнет в жопу ебаться, как они говорят.

А тех, кто крестился в православии?

Р.В.: Была такая тема, это было как раз, по-моему, на второй день, как меня привезли в славный город Казань, меня каждые четыре часа выводили на допросы, и один раз меня вывели, схватили, приковали наручниками к стулу, два опера меня держали по бокам а один   в состоянии какого-то помешательства, который носился перед этим по периметру всей комнаты, он выхватил откуда-то чудовищно замусоленную картонную икону и начал грязно матерясь меня крестить ей. Очевидно им казалось, что я, наверное,   растворюсь или из меня изыдет дьявольский дух какой-то. С одной стороны это смешно, но с другой стороны это просто какой-то безумие, это смешно было бы, если бы все это не сопровождалось дьявольскими пытками. Но самая смешная история была, когда тайно в камере люди, они думали, что я сплю, мимо проходя осеняли меня крестным знамением.

Им-то это зачем?

Р.В.: Они боялись очень.

Кто, уголовники?

Р.В.: И они тоже.

А, наверное,  в основном сидят за какие-то кражи, за другую мелочь, ерунду?

Р.В.: В принципе, с такими мелкими жуликами я сидел совсем чуть-чуть, в основном я сидел с убийцами, рецидивистами и другими страшными лицами.

Ну а как ты там свободное время проводил, что просто на кровати валялся?

Р.В.: Ну если у тебя своя шконка, то нормально, ты можешь весь день спать. Там нечего делать абсолютно, поэтому, когда ты собираешься в тюрьму, надо прекрасно понимать, что там будет очень много свободного времени. На самом деле, в принципе, я бы еще раз туда отправился, если бы у меня была хорошая, богатая библиотека. Потому что там есть много свободного времени, и что хорошо, что мозг подготовлен к тому, чтобы целиком и полностью воспринимать информацию, которая заложена в каких-то книгах. Потому что здесь, на воле, мы воспринимаем информацию как-то более отчужденно, а там мысль просто впитывает эту информацию, всеми фибрами своими. Т.Е. там ты можешь книгу из четырехсот страниц запомнить практически дословно.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Tags: АрхивЪ, интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments