Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

Category:

ИНТЕРВЬЮ С РУСЛАНОМ. АРХИВЪ. ЧАСТЬ 3

Ну а что за вопросы были?

Р.В.:  Разного мистического характера. Они действительно всерьез думали и надеялись, что я тот дьявол, за которым они охотились.

А они искали у тебя метки из трех шестерок?

Р.В.: Да, искали, но только не метки из трех шестерок, они искали какие-то следы, правда, они мне не говорили какие, они меня раздевали и осматривали с разных сторон.

Понятно, а что говорили тебе сокамерники, наверное они учили тебя каким-нибудь секретам, как вести себя в тюрьме?

Р.В.: А нет никаких секретов.

Ну опыт, например.

Р.В.: Ты сам быстро все понимаешь, просто смотри за более опытными людьми.

Но на определенном этапе им же самим стало ясно, что тебя придется отпустить, почему же они всеми способами пытались задержать тебя там, ведь они прекрасно знали, что они только самих себя подставляют?

Р.В.: Они, конечно, это прекрасно понимали, но им не хотелось выглядеть полными кретинами, борющимися с призраками, воскрещающими призраков, канувших в Лету, и людьми, которые ностальгически бегут во мрак средневековья, – естественно, такими кретинами им не хотелось выглядеть, поэтому они всячески меня пытались заставить признаться. Поверь мне, даже самые серьезные пытки не могут сравниться с четырех часовым допросом, когда тебя с разных углов комнаты допрашивают восемь человек, не просто допрашивают, а уверяют тебя в том, что якобы совершил. И под конец, выходя из этого кабинета и возвращаясь в камеру, ты сам начинаешь уже верить в то, что ты это делал.

Почему же они все-таки именно тебя выбрали, почем не того же Л. или не какого-нибудь еще?

А.В.: Ситуация действительно  весьма странная, мало того, что арестовали именно его, и почему если они изъяли список Церкви Нави, то почему они делали обыск именно у меня, почему если они интересуются Церковью Нави, тем они не сделали ни одного обыска, т.е. проявили какую-то демонстративную, странную заинтересованность.

Р.В.: Еще может быть потому, я думаю, что мой образ был слишком задемонизирован в средствах массовой информации.

Когда же это?

Р.В.: Начиная с 1997 года, в газетах типа "Мегаполис-экспресс", в передаче "Совершенно секретно", "Чистосердечное признание", говорили, что я зомбирую людей, что в одной из моих многочисленных квартир  находится четыре автомата Калашникова и пистолет ТТ, что я приношу человеческие жертвоприношения, что пою людей кровью и наркотиками и что я вообще пират, гробокопатель и совершенно растленная личность.

А про Алину спрашивали?

Р.В.: Да.

И что же про нее просили рассказать?

Р.В.: Восхищались.

А.В.: А кто?

Р.В.: А все. В общем вот так вот.

Был ли ты  свидетелем того, как людей там пидорастили и опускали в камере?

Р.В.: Не было. Это дело интимное.

А.В.: Занавесочки вешаются со шконки на шконку, опускающаяся и лишь странные звуки могут вызвать у вас недоумение.

Тебя-то, Алина, там не склоняли к однополой любви, не уговаривали там, гор золотых не сулили?

А.В.: Так навязчиво, собственно, нет. А почему сразу к однополой, почему не просто?

Ну а в общей камере, там у вас была какая-нибудь иерархия разные там "черти", "козлы", "мужики"?

Р.В.: "Козлы" в других камерах сидели, в соседних. И "красные" у нас тоже отдельно сидели.

А.В.: Может быть это вам так говорили, что у вас  все отдельно?

Коллектив-то там наверное молодой был?

Р.В.: Я уже говорил, что в общей камере я совсем недолго пробыл, а на спецах, там все были как минимум с тремя судимостями, т.е. рецидивисты.

А они не пытались тебя избить, что-то отнять?

Р.В.: А там никогда прямо ничего не отнимают, там пытаются развести, но надо просто грамотно дать отпор. Когда приходишь в тюрьму, прежде всего учись как других разводить.

И ты других разводил?

Р.В.: Приходилось: с волками жить – по-волчьи выть.

А не было там каких-то диких татар, которые пытались бы самосуд над тобой учинить?

Р.В.: Такого не было. Когда они проходили мимо моего шконаря, они меня крестили и проходили дальше.

Я так понял у вас там и магнитофон был?

Р.В.: вначале, это было в ИВС – Изоляторе временного содержания, под названием "Черное озеро", при ФСБ, т.е. не при отделении милиции, а при ФСБ, это было самое страшное место, и  но что хорошо, там стоял большой радиоприемничек, который постоянно гонял татарское радио.

На татарском языке?

Р.В.: Да нет, на русском.

А Алсу, например, Земфиру?

Р.В.: Да, да.

Ну а почему тюрьма при ФСБ самая страшная?

Р.В.: Там просто пытают очень грамотно.

Но там же чистоплотно работают, не так как менты?

Р.В.: Да, чистоплотно, синяков почти не остается, но ссышь потом… по крайней мере неделю кровью.

А ты бы заявил адвокату.

Р.В.: А какой смысл, если следов почти нет.  Все это очень трудно доказать, там не лохи работают.

Расскажи сам еще что-нибудь, чего интересного было.

Р.В.: Да ничего интересного там нет, там очень скучно.

Значит все свободное время ты там проводил либо во сне, либо читая всякие там книжки?

Р.В.: Да, правда, читать там тоже нечего абсолютно. Ты читаешь газеты шести-, семи- летней давности.

Ты бы свои попросил книжки?

Р.В.:  Нет, не дают передавать.

А.В.: Но "Роман"-то передали.

Р.В.: Но "Роман" вообще каким-то чудом передался.

А.В.:  Следователи ко мне вошли с какой-то странной осведомленность по поводу содержания книги "Роман с фенамином" и даже цитировали, и вообще мне кажется, что мы можем рассматривать это просто как гримасу или компенсацию провинциальной, скажем так, неполноценности казанских сыщиков, которые подобным образом решили приобщиться к мировой культуре, так и к московской современной богемной жизни, т.е.  например на допросе вопрос об алиби, где  Руслан находился 6-8 января, решался за пять минут, ну а ряд свидетелей проводили в кабинете следователя более часа, более двух часов. Например, Тегин, который занимается тибетской музыкой бон, он полтора просвещал мелкого татарского сыщика по поводу Тибета,  Епифанцев рассказывал им о сатанизме, в Питере их знакомили с Эрмитажем,   показывали фотографии пола, испещренного свастиками. Там была смешная история, свидетель руслановского алиби – Миронов, он пришел к следователю, тот задал ему пару формальных вопросов, потом Миронов сказал, типа, вот вы в Питер все-таки приехали, были ли вы в Эрмитаже, – они же изъяли у Руслана свастики, журналы, "Русский порядок", "Наследие предков", –  "нет, – говорит, –  не успел", – "Ну так я предусмотрел это ", – говорит Миронов и  раскидывает  перед ней ряд фотографий, на которых сфотографирован как раз зал Эрмитажа, в котором пол покрыт свастиками.  – "Каждый видит в этом, то что он хочет", – очень нервно сказал мелкий татарский сыщик, не понимая глупости собственных слов, которые в первую очередь относятся к нему самому

Tags: АрхивЪ, интервью
Subscribe

  • КОТ ПИСАТЕЛЯ

  • ПРИЗНАНИЕ

    Признаться, я воспринимаю пандемию Как отдых от жизни. Я давно хотела отдохнуть от жизни, От плохой жизни Внутри хорошей, красивой, комфортной,…

  • ПРО КОВИДНЫЕ СКАЧКИ В ЛИТЕРАТУРНЫХ КРУГАХ

    О ФАТАЛЬНЫХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ИНФАНТИЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ, ОБ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НЕКРОМАНТИИ ПОД МОРАЛИСТСКИМ СОУСОМ И О ПОЛНОМ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ ОТДЕЛЬНЫХ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments