Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

Category:

ПОСЛЕДНЯЯ СТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (отрывок)

Он вину мою на себя взял! А Я В ГРЕХЕ СВОЕМ ВСЮ ГРАНДИОЗНОСТЬ ПОТЕРЯЛ, МЕЛКИЙ СТАЛ, НИЧТОЖНЕНЬКИЙ С НИМ В СРАВНЕНИИ, С ФЕДОР МИХАЛЫЧЕМ. Комплексы мучают.

ОН – ГЕНИЙ, А Я – ЗЛОДЕЙСТВО.

ОН ГЕРОЙ. А Я РЕВОЛЮЦИИ ЖДУ, ЧТОБ В СВОЕМ ГЕРОИЗМЕ ОСУЩЕСТВИТЬСЯ.

ТО ЕСТЬ УЖЕ НЕ ГЕРОИЗМ, ЧТОБ РЕВОЛЮЦИЮ СВЕРШИТЬ, ПРИЧИНОЮ НУЖЕН И КАЧЕСТВОМ НЕОТЪЕМЛЕМЫМ, А НАОБОРОТ ВСЕ... ОН ГЕНИЙ. А Я ЗЛОДЕЙСТВО.

ТАК ОН МЕНЯ ЗАДЕЛ, ЧТО Я СТАЛ НЕДОСТОИН МИССИИ СВОЕЙ И УНИЗИЛСЯ ДО САМОУТВЕРЖДЕНИЯ, ТО ЕСТЬ ДО ТОГО ДОШЕЛ, ЧТО ЧЕРЕЗ МИССИЮ ЗАДУМАЛ САМОУТВЕРДИТЬСЯ.

Настолько я циник и сволочь (в плане всяких морально-этических норм). Циник и сволочь чрезмерная. Слишком!.. Он гений. Я злодейство. Он гений. Я злодейство. Если так будет продолжаться дальше, не будет Литературы, не будет Революции.

А Рыб уже нет.

К черту все!

nbsp;  Он сам и остановил этот бред, этот маразм самоуничижения, это психическое расстройство, недостойное истинного Революционера, он сам и остановил – Федор Михалыч Достоевский. Подлец и сволочь большая.

Он апелляцию подал, требуя расстрела. Ему и рады. А он то – ТРУП!, чего никто во внимание не берет.

Расстреляли и похоронили. Трупов в тюрьмах не держат. Свобода!

Он же подлец и сволочь большая. Редкая сволочь.

Во-первых, он маму мою в себя перевоплотил по причине желания смены пола. (Значит, гомосексуализм какой-то или что-то равно преследуемое здесь было).

Во-вторых, он за деньгами ко мне пришел. 117 рублей ему надо было.

Так, ни с того, я бы ему, ясно, не дал. А горем пренебречь не могу. Чувствительный я. Это он вызнал.

А про апелляцию и расстрел он заранее знал и просчитал все. Поэтому никакого благородства в нем не было, но хитрость гениальная. Все передачи, что я ему в тюрьму прислал, он продал, причем денег на том поимел 123 рубля, т.е. на 6 рублей больше, что говорит еще о каком-то обмане, потому что цены на продукты у нас стойкие. Много лет.

А деньги ему нужны были – в карты играть, потому как страсть непреодолима.

А играет он с такими же мертвецами, аферист, темнит, хитрит и все равно наверняка проигрывает, в чем фатальность и рок очевидные. Но бессмысленно осознание их, потому как страсть непреодолима.

За деньгами пришел. Подлец он и сволочь большая. И водка у меня из дома пропала. Значит, не так ТАМ все бесплотно. Это меня успокаивает. И от комплексов он меня враз избавил своей подлостью явственной. Все хорошо теперь.

«Только, думаю я, стоит ли спасать Русскую Литературу?..» – так рассуждал Сутуленький Инженерик.

Беременная Настя молчала. Он дал ей в зубы флаг и воздушный шарик.

ПРАВИТЕЛЬСТВО УМИЛЯЛОСЬ.

Инженерик был благонадежен под прикрытием ее огромного живота. Она полнела, заполняя балкон, закрывая оконные стекла. Спецслужбы Мао уже не могли следить за Инженериком.

Мао Дзедун приказал оставить Настю на балконе как Символ Стабильности.

Прошло 9 месяцев.

Настя ушла с балкона, легла на кухонный стол (прямо на липкие леденцы), открыла рот и родила Рыбу.

Изо рта.

В это время в немецкой клинике двое китайцев и Зигмунд Форд три раза произнесли слово «Рыба» по-русски и пустились в пляс.

Малек вопил: «Брынзу!

nbsp;                        Волосы!
                                        Русскую Литературу!»

Сожрал брынзу с осознанным аппетитом, жутковатым для такого юного возраста. Странно стало Инженерику, тревожно и дышать нечем. И везде запах смерти был. И липкие леденцы. И упал он в обморок и почувствовал себя матерью своей – Последней Старухой Процентщицей Русской Литературы. И было видение ему.

Привиделась ему Анна Каренина, под поезд бросающаяся.

А Машинист обрадовался, что человека подавил, и захохотал смехом яростным, а внутри его скребло и мозг раздирало узорчиками, и изгибалась душонка скользко и склизко, смерти почуяв внутренности и власть над ней великую, как у Мао бессилие сладкое, как у гусеницы лакейской.

В ЭТОМ БЫЛ БОЛЬШОЙ СЕКС И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА.

И СКАЗАЛ МАШИНИСТ ТРИ РАЗА СЛОВО «РЫБА», А ЗАТЕМ ДОСТАЛ РЕВОЛЬВЕР И ВЫСТРЕЛИЛ СЕБЕ В ГОЛОВУ.

«ЭХ, УСПЕТЬ БЫ НАЖАТЬ НА ГУДОК ПАРОВОЗА, ДА ЗВУКОМ ЕГО НАД СМЕРТИ МОЛЧАНИЕМ НАДРУГАТЬСЯ», – ТАК СКАЗАЛ МАШИНИСТ И УМЕР, КРАСИВЫЙ, МОЛОДОЙ С КРАСНОЮ ДЫРОЮ В ГОЛОВЕ.

А Помощник Машиниста открыл чемоданчик, достал орден и проткнул мертвецу левый сосок. А к ноге табличку прицепил с надписью: «НАЦ. ГЕРОЙ». И ухмыльнулся цинично: «Подох ты, подох, романтик, от расстройства чувств неожиданного. Съел бы я тебя как изменника за то, что про Рыб бормотал. Но сыт я и справедлив, а по справедливости учту, что бабу ты задавил без всякой там глубины душевной, но с хитрецой извращенной патологий всяческих. И тем над Русской Литературой надругался и Китайское Иго упрочил. И потому исполню я просьбу твою последнюю и на гудок нажму».

Алина Витухновская
Ссылка на автора обязательна.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments