Алина Витухновская (blackicon) wrote in a_vituhnovskaya,
Алина Витухновская
blackicon
a_vituhnovskaya

ДИКТАТУРА НИЧТО (продолжение) 3

ДИКТАТУРА НИЧТО

(Все что можно узнать полезного из книги о моем мировозрении. Сокращено, отобрано , отцензурировано, переделано - мной. А. В.)

(На основе матерьялов книги М. Бойко. "ДИКТАТУРА НИЧТО" ("МИРОВОЗРЕНИЕ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ).

Следовательно, должна быть устранена первопричина ощущений –  Реальность как таковая. Человек является персонофикацией Идеи, адекватно отражающей его психологическую сущность, поэтому когда Алина говорит: «Я – это идея», это означает: «Я –Уничтожение реальности». Идея Уничтожения реальности скрепляет взаимосвязь всех компонентов ее творчества, и последовательность ее мировоззрения следует искать не в логическом соединении различных частей между собой, а во внутренней завершенности целого. Алина мыслит интуитивно: каждая ее идея есть воззрение, каждое ее понятие исходит из внутреннего переживания, и каждая ее мысль представляет собой искру, выбрасываемую из сияющего центра.





Понять смысл и содержание Уничтожения можно только в опыте аналогичного   переживания. Алина это утверждает в “Тексте через Пытку”. Кедров ошибается, полагая, что между его “Комментарием к отсутствующему тексту” [6, С. 4] и   “Текстом через Пытку” есть что-то общее: он не имеет отношения ни к литературе, ни к «молчанию Гамлета». Алина имеет в виду интуитивное познание, сопряженное с болью, только вместо изношенного слова «интуиция», которое употребляет в других случаях [например, 7, С. 145], говорит о «Пытке»:

Очевидно, что их представление обо мне извращено, и если они ценят во мне Нечто, то определяют его термином, как правило, изумительным тем, что вряд ли возможно было бы подобрать иной термин, так убийственно исключающий, опровергающий, являющий собой полную противоположность Ценимому нечто.

…Я не делала того, что казалось и хотелось другим. Я пыталась объяснить свое Нечто.  Но объяснения постигала та же участь. Мне не позволено иметь свое, ведь оно производилось для других, и оно стало другим других. Ко мне это не имеет никакого отношения. Ко мне имеет отношение только Боль…  

И еще. Если, допустим, смириться (хотя бы игрушечно) с неизбежностью дичайших трансформаций Своего, концептуально оправдав этот процесс системой бесконечных симуляций, вплоть до стопроцентного и безоговорочного признания полного несоответствия себя своей сути, если тогда стать готовой к замене Своего чужим, если даже сознательно желать этого, даже тогда остается чудовищное и непоправимое, а именно – страдание (нет, слишком легонькое словечко), скорее Пытка бытия мной, которая не ждет конца и не ищет оправданий лишь оттого, что является такой Пыткой, к которой неуместно подходить с позиции любых влияющих (просто любых!) категорий, потому как она вне их, потому как она Пытка – самоценная и ограниченная в самой себе, и вот когда через такую Пытку я произвожу нечто, я требую, чтоб это Нечто оценивалось через Пытку, потому как оно ценность имеет Пыточную, и эта ценность на миллионы болей и миллионы самоуничтожений превосходит ценности литературные, социальные, человеческие. Но никто никогда не оценит мое Нечто через Пытку, потому что никто не знает ее и не верит в нее. Потому я говорю вам – то, что я делаю, в сущности, такая ерунда, чушь, не стоящая внимания. Только одно во мне гениально – деланье Через Пытку, я знаю это точно. Но если вы не знаете мою Пытку, я умоляю вас не оценивать мое Нечто, ведь в Беспыточном всякое Нечто возникает с Такой Легкостью, которой не препятствует обычное человеческое страдание, и когда за моим Нечто вы подразумеваете Обычное человеческое страдание, или даже великое страдание, тогда вы имеете перед собой только (!) мое вопиющее бездарное Нечто. Я бы даже сказала Ничто. Если бы во мне было обычное человеческое страдание, я бы производила Великое Нечто с Великой легкостью миллионы раз лучше производимого доселе, потому что тогда я имела бы все то, что уменьшало мой потенциал и мою ценность на миллионы болей и миллионы самоуничтожений, которыми я оплачивала возможность Делания Своего Нечто Через Пытку. [7, С. 173-174; 6, С. 5]

Пытка подразумевает, очевидно,  наличие трех вещей:  субъекта пытки (истязателя), объекта пытки (истязаемого) и мотива пытки. В нашем случае, в роли истязателя  выступает сама Алина, в роли жертвы – Бытие  («Пытка бытия мною»),  мотив пытки вообще отсутствует, поскольку, как следует из теста,  мучения испытывает сам мучитель. Раньше я полагал, что это Бытие «пытает» Алину, но она сочла зазорным для  себя выступать в пассивной роли.  Потом я понял, что под мучением, которым мучается сам мучитель, не будучи, однако, жертвой,  не может подразумеваться обычное человеческое «мучение». Чтобы вполне стало ясно о чем идет речь, я хочу предложить краткий очерк истории пессимизма.

Tags: диктатура ничто
Subscribe

  • БЛЕСК И НИЩЕТА ПРИДВОРНОЙ ОБСЛУГИ

    О СНОБИЗМЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПРИДВОРНЫХ И ТЯЖКОЙ СУДЬБЕ ИМПЕРСКИХ НАЦИОНАЛ-ПАТРИОТОВ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ" Мать «великого» российского…

  • ГИБРИДНАЯ ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ

    О ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЕ, ГЛОБАЛЬНОМ КРИЗИСЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ, МЕНТОВСКОЙ ЛОВУШКЕ ПОД ВИДОМ "УГ" И ПРОЧИХ АВТОХТОННЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЯХ…

  • АУРЕН ХАБИЧЕВ О МОЕЙ КНИГЕ "ЦИВИЛИЗАЦИЯ ХАОСА"

    На мой взгляд это колоссальный труд философа и мыслителя, что живет в наше время, взявшего на себя ответственность низвести в пух и прах все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments