b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

С корабля современности. (Новая статья)

Оригинал взят у strukova_mv в С корабля современности. (Новая статья)

Я бы добавила в программу романы А.Проханова - например, "Идущие в ночи", рассказы В.Дёгтева, поэзию Т.Зульфикарова, А.Витухновской, что-то из сочинений Э.Лимонова, И.Бояшова, З.Прилепина. Не все мои единомышленники, но с их произведениями кругозор школьников стал бы шире, а пока детям стараются показать только одну сторону медали, рекламируют только одну политическую систему.

Источник http://zavtra.ru/content/view/s-korablya-sovremennosti/ *   *   *

Есть классика, образы которой и ныне вызывают эмоциональное сопереживание персонажам старых книг, словно наблюдаешь за современниками. Яркому впечатлению не мешают архаические реалии ушедшей эпохи.

И есть другая классика, напоминающая окаменелости, которые должно чтить лишь потому, что так решили учёные мужи. Книги, как застывшие в меловой породе древние раковины высохшего моря Тетис.

Недавно общественность была взволнована изменением школьной программы по литературе. Из неё были целиком или полностью убраны И.А.Крылов, А.Н.Радищев, В.А.Жуковский, А.С.Грибоедов, Н.В.Гоголь, поэты пушкинской поры, в том числе Е.А.Баратынский, К.Ф.Рылеев, А.В.Кольцов, И.С.Никитин, А.К.Толстой, А.Н.Майков, Н.С.Лесков, а также И.С.Шмелёв, В.И.Белов, К.М.Симонов, М.В.Исаковский, Н.М.Рубцов. И вместо них добавлены В.П.Аксёнов, А.Т.Гладилин, Ю.О.Домбровский, В.С.Маканин, В.П.Некрасов, В.О.Пелевин, А.Н.Рыбаков, Ю.С.Рытхэу, Л.Е.Улицкая и А.И.Эппель. Естественно, патриоты возмутились таким подходом, откликнувшись обращениями и статьями, бичующими очередную либеральную диверсию.


В том числе отмечали, что из добавленных авторов только двое-трое представляют титульную нацию и комментировали в блогах: «Наглядный процесс замещения этнических русских с европейской культурой на азиатских "юмористов". Лет через сто можно будет подумать, что Россия всегда была азиатской страной, и ее культура всегда состояла из туалетного юмора». Но, на мой взгляд, протестующие патриоты, как и Министерство образования, правы только отчасти. Менять программу надо. В литературе появились новые имена, новые стили. Но насколько продумана такая реформа и подборка новых авторов?

Государство, обучая детей, всегда ставило перед собой политические задачи. При советской власти учебники наполнялись произведениями, которые демонстрировали жестокость капитализма, героизм советских, русских людей. Сегодня это место займут книги, советскую власть разоблачающие, взывающие к толерантности. Но если хотят показать школьникам определённый исторический период посредством субъективной трактовки его тем или иным писателем, то лучше с этим справится учебник истории. А если на уроках литературы должны формировать определённое отношение к тем или иным событиям, формировать сам характер ученика, в том числе патриотические взгляды, о чём по-прежнему говорит Министерство образования, то это должны быть книги и близкие, и полезные ребёнку, подростку.

Любая литература идеологична, поскольку внушает читателю, как ему воспринимать и понимать мир. Попытаемся разобраться, что предлагают детям для обязательного изучения. Итак, повесть «Казус Кукоцкого» Л.Улицкой. Кукоцкий – врач-гинеколог, и в книге достаточно рассуждений о его профессии. Плюс судьба талантливого еврея, плюс ужасы сталинизма и стремление Кукоцкого добиться разрешения на аборты в послевоенное время. Хирург и к высокому начальству ходит, и с женой ссориться из-за этого. Видимо, ради этой идеи и книжечка вошла в программу: цените, школьницы, что теперь аборты разрешены и вам всё сделают цивилизованно, не спицей вязальной. Зачем рожать «обреченных на нищету, голод и тюрьму»? Разумеется, наша страна не вдохновляет на деторождение. Но что будет говорить учитель ученицам на уроке, посвящённом этой книге? «Залетайте, дело житейское, теперь за аборты не сажают». Женщина должна быть свободна в своих решениях, но ответственность тоже нужно осознавать. А тут голая анатомия и физиология, либеральная проза вообще проникнута пристрастным болезненным вниманием ко всему телесному, к внутренним органам, отправлениям организма, мясу, крови, чувства героев смешаны с этим фаршем, питаются энергией похоти, боли, голода.

И, разумеется, приправлено это блюдо неизбывной антисоветчиной. Своей ненавистью к Сталину такие писатели допекли даже меня – антисталиниста, потому что для них он стал воплощением сильного государства, стал символом России, которая не прогибается перед Западом, Сталин - уже не человек, а название системы традиционных ценностей, против которой они борются, но не способны предложить взамен ничего, кроме мерзостей либерализма.

На этой пессимистической ноте переходим к следующему автору. Открываю сборник рассказов Асара Эппеля «Латунная луна». Сегодня нам предлагают литературу с налётом местечковости, я бы это расшифровала, как внимание к мелким характерам, к проходным деталям быта и биографии, которые ничего не говорят, только занимают место на странице. Словесная мошкара. Ну, например, что может сказать о герое Эппеля то, что размышляет о красивых сосках каких-то девиц, а героиня вспоминает, как застирывала на чердаке следы на своей одежде, оставшиеся после встреч с парнем? Всё должно иметь смысл в полноценном литературном тексте, а не быть словесной водой, разбавляющей его для объёма. У либералов ведь и поэзия такая: перечисления всего, что попало на глаза. Но это не новаторство – кочевник в степи так же собирает всё, что заметил, в свою заунывную песню. Российских писателей-евреев настоящие израильтяне не признают представителями своего народа и литературы, а вот мы собираем всех подряд. И будут наши школьники читать о красивых сосках и следах на белье, воспетых Эппелем, тратя учебное время впустую. Тут и девочки-дырявочки, и кровь с соплями, и всяческие ощупывания и обнюхивания. Страдальческий околокухонный мирок. Полноценная еврейская литература ещё не сформировалась, ещё не избавилась от мышиной возни гетто, от всяческих огрызаний и прятаний в личные неврозы. Жалкое прилипание выкрестов к чужой культуре, так и не ставших своими. Это их беда. Это поправимо – ещё одно поколение евреев на родной земле и у них появятся действительно национальные писатели, а пока как исключение только несколько, например, Эли Люксембург. Но при чём тут русские дети? Издайте учебник «Литература галута» для израильской школы, введите туда Эппеля, Улицкую, Рыбакова, Домбровского и заберите, наконец, Бродского. Чтобы через столетие удивляться тому, какими вы были…

Кем ещё облагодетельствовали детей чиновники? Пелевин действительно хороший автор, как раз для умных подростков. А Рытхэу введён в расчёте на толерантность: вот, мол, чукча-писатель. И ещё интересная деталь: не только чукчам посвящено творчество Рытхэу, но и отношениям их с американцами. «Сон в начале тумана» об американце, поселившемся среди северян, я прочла, а вот роман «Скитания Анны Одинцовой» не нашла, поэтому придётся довольствоваться чужой информацией: «Молодая образованная русская девушка Анна Одинцова приезжает в конце сороковых годов прошлого века на Чукотку писать диссертацию о культуре северных народов. Однако вместо того, чтобы предаться научным изысканиям, она сходится с молодым чукчей... Во время кочевья Анна проникается традиционной северной культурой, начинает жить по её законам, открывая для себя глубинный смысл и даже прелесть в таких вещах, как «левират» – многожёнство, совместное воспитание детей и т.д. Более того, она проходит инициацию – через совокупление с отцом своего мужа… Честно говоря, трудно вообразить себе русскую девушку, испытывающую искреннюю радость из-за того, что она стала второй женой у чукотского парня, познавшую ненужность нижнего белья и ежедневного умывания, научившуюся справлять нужду сквозь прорезь в меховой накидке». Ну а поскольку злая советская власть мешает ей наслаждаться естественным бытом чукчей, Анна вместе с ними убегает на Американский континент. Пусть школьники сделают вывод: американцы - друзья малых народов. Вот кто защитит всех жертв Империи, которая бог весть зачем открывала в тундре школы, тогда как хватит и шамана. Ох, недаром книги Рэтхеу сначала выходили за рубежом, а потом в России. Всё просчитал.

А теперь, о тех, кто восстал за исключенных из программы писателей. Насколько в этом искренни патриоты? К примеру, сокрушаются они, что не будут больше школьники изучать Алексея Кольцова. Так разве вы сами Кольцова читаете и перечитываете? Его поэзия давно сыграла свою роль и теперь интересна только редкому почвеннику-литературоведу, который, в пику либералу, пустит неискреннюю слезу, процитировав немудрёную строку про пташек и милого дружка. Да будьте же честными – вам и самим это неинтересно, а школьникам навязываете! Юродствующего Щедрина, тяжеловесного Толстого, безысходного Чехова, унылого Достоевского. И всё это трактуется как русский характер. А может быть, та же интеллигентская рефлексия? Для меня русская душа говорит со страниц «Лета Господня» Шмелёва, «Запечатленного ангела» Лескова, «В лесах» и «На горах» Мельникова-Печерского. Вот там настоящий русский народ, а не обитатели гнилых подвалов или пыльных дач, где страдают меланхолией барышни, мечутся нигилисты и философствует вырождающееся дворянство.

Составители программ думают о чём угодно, но только не об интересе школьников к изучаемым произведениям. Я опросила людей в блогах. «Война и мир» занимает первое место в топе ненужных произведений. И дело не в объёме книги. Например, «Тихий Дон» не вызывает такого отторжения, думаю, потому что там живые близкие нам характеры, герои, вызывающие симпатию. Пишет молодёжь: «Исключить «Войну и мир» - все равно никто не читает». «Достоевского не исключила бы, но на пару годков перенесла». «Программу по литературе всю переписала бы, она не для детей совсем. Ну не может понять школьник "Мёртвых душ" и "Войну и мир". Куприна можно было бы оставить и Гончарова. И Достоевского, только не «Преступление и наказание", а какое-нибудь другое произведение, поменьше и попроще». «Убрала бы "Мастера и Маргариту", книга замечательная, за что ее на урок? Убрала бы Льва Толстого, считаю, что он классик по ошибке». «Убрала бы "Войну и мир", "Преступление и наказание" заменила бы на "Униженные и оскорбленные". «Интересная посмертная судьба у Толстого. Для всего мира он гений и гордость России. Для большинства в России старый занудный проповедник. Церковь пела анафему и считает, что справедливо». «Главная задача уроков литературы - это привить детям любовь к чтению, к книгам. Но в настоящий момент ничего, кроме отвращения, школьники не приобретают. Из школьной программы я прочитала процентов 5-10. В это время брала в библиотеке Дюма, Дрюона, Митчелл, Чейза, Стругацких, Нортон». «Отторжение, прививавшееся учителями литературы, было столь сильно, что к 18-19 векам русской литературы возвращаюсь только спустя десять лет». «В этом году месяц потратили на "Мы" Замятина. Зачем?» Как видим, ещё одной претензией к школьной программе является несоответствие книг возрасту учеников. Но мне кажется, хорошее произведение заинтересует ребёнка даже младшего школьного возраста. Что из школьной программы я читала с удовольствием несколько раз? «Школу» Гайдара, произведения Шолохова, «Капитанскую дочку» и «Бориса Годунова» Пушкина, но не «Евгения Онегина», поэмы Лермонтова. Я бы сказала, вещи, где есть драйв, быстро разворачивающийся сюжет, ярко обрисованные характеры. А когда меня заинтересовала литература философская, я предпочла Юкио Мисиму. «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. с парохода современности» - призывал Маяковский. Я бы бросила отдельные книги.

Почему наши литераторы боятся прямо говорить о том, что часть классики давно никому не интересна, что считалась таковой по каким-то соображениям чиновников, что не читают её, что многое нужно лишь историкам и биографам, что ничего не скажет ребёнку ветхий восторг старинных од: «Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды! Которой мудрость несравненна…».

Но что я считаю настоящим ударом по литературному образованию, это исключение из программы «Тараса Бульбы». Давно страдали либералы от нетолерантности классика, от его гимна русской силе, от неприятия предательства. Но тут уж они бессильны – «Тараса Бульбу» будут читать в любом случае.

Да, перемены в программе нужны. Но для того, чтобы в ней были представлены писатели разных убеждений и направлений, необходим взгляд беспристрастный и смелый, а где вы найдёте такого чиновника? Я бы добавила в программу романы А.Проханова - например, «Идущие в ночи», рассказы В.Дёгтева, поэзию Т.Зульфикарова, А.Витухновской, что-то из сочинений Э.Лимонова, И.Бояшова, З.Прилепина. Не все мои единомышленники, но с их произведениями кругозор школьников стал бы шире, а пока детям стараются показать только одну сторону медали, рекламируют только одну политическую систему. Контролируют будущее России, воспитывая на чужих неврозах, ненависти к сильному государству, пиетете перед Америкой, приятии всех инородных традиций, даже если таковые заключаются в предложении своей жены гостю под пологом завшивленного чума.

Любящие рассуждать о свободе выбора, либералы, предоставьте ребёнку право выбирать не только из вашей библиотечки, не ограничивайте круг его чтения своим сомнительным словоблудием.
______________________________________________________________________________

Я в Твиттере в Контакте в Фейсбуке



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments