b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Маргиналии к книге А. Витухновской «Черная икона русской литературы» (ПРОДОЛЖЕНИЕ- 4)

Власть и страдание окружают не только Витухновскую и Ланч, но и выделяются в виде ассоциативных следов, вводящих в ослепительную парадигму «проклятых». Константин Кедров написал: «Я сам не раз сравнивал её с проклятыми поэтами. Но что такое Рембо или садовник цветочков зла рядом с Витухновской, воскликнувшей: “Чикатило — единственный Христос, которого мы заслуживаем”» (Кедров К.А. «Богоблядь» поэзии // Витухновская А. Чёрная икона русской литературы. Екатеринбург, Ультра.Культура, 2005, С. 7).

Следы идут из кокаиновых мерцаний Бодлера, вервия вьются из подвески Нерваля, которая даруется каждому обособленному. На стихи Нерваля и Бодлера писала свои мессы Диаманда Галас, с чьей силой только и можно сравнивать стихи Алины. Если Лидия Ланч — это локус страдания, движимая боль, то Диаманда Галас — его модус, стойкое изгнание нечистого духа из несовершенного Бога. Только алмазные сутры Галас совсем не холодны. «Плачет Ангел Света Люцифер», — поёт наш общий с Алиной друг, гордый и трогательный алхимик Олег Фомин, о том поёт Галас. Алина действует страшнее — она не плачет, она вытесняет страдание, разрывая гниющее тело мира на чёрные дыры.

Тексты Алины потому поразительно не осмысляются. Можно ли описать Б-га или кодифицировать безумие? Под семантическими плато булькает, в чёрных дымах, лава безумия. Некроэстетика «негров некрореализма» покрывает истлевшие остовы мира и вводит Алину в исполненную чёрного юмора парадигму, где ранее мелко плавали, но глубоко копали Евгений Юфит и Андрей Мёртвый. С унылой атмосферой фильмов Юфита пересекалось ироническое коллажирование разнообразных мёртвых мифологем и пляски весёлых трупов Андрея Мёртвого. Они, возможно, не порождали формы стихов Алины, но их символическое значение очевидно. Сообщество некрореалистов (не хуже, чем «Кружок любителей дядюшки Ади», как у Блаллы Холлманна) впервые исполнило танец богооставленного зомби на основе того ужаса перед тлеющим миром, который весьма подробно изложил Мамлеев в своих «Шатунах», а ещё лучше — в «Чарли» и других похожих рассказах. Витухновская даже не пляшет, а невесомо покачивается.

А ещё она смеётся, то есть хохочет. В одном из своих выступлений в клубе «Джагганат» перед несчастной публикой, до того облагораживаемой вайшнавами, я упомянул Лотреамона: «В течение всей моей жизни я наблюдал этих людей, всех без исключения узкоплечих, совершающих бесконечные и глупейшие поступки …я хотел смеяться, как и все остальные, но... не мог, эта странная имитация оказалась мне недоступной... Тогда я взял бритвенное лезвие, острое, очень острое, и взрезал себе кожу вместе с мясом в том месте, где начинается раздвоение губ. На какое-то мгновение мне показалось, что я добился искомого результата. И принялся рассматривать в зеркале этот изувеченный по собственной воле рот. Но это была ошибка! … Я так и не засмеялся...» (Радиопередача «Граф Лотреамон: Крылатые спруты сознания» на Радио 101 ).

В Традиции существует запрет на несакральный смех, то есть иронию. Идеальная фигура Абсолютного — это очертания бывшего рта, зашитого рта. Сакральный смех необходимо отличать от бытового смеха, вызванного конкретной деталью, смеха непроцессуального. В образной структуре произведений того же Мамлеева сакральный смех сигнификативно представлен как «хохот». Запрет на иронию усиливает праздничный и ритуальный хохот, который противостоит боязливой и болезненной, тотальной и имманентно тоталитарной иронии постмодерна. В этом Алина избегает постмодерна, и только боги имеют право на хохот — дозу магического наркотика.

К. Косенков (продолжение следует)


Tags: АрхивЪ
Subscribe

  • ЧТО ОСТАНЕТСЯ, ЕСЛИ ВЫДАВИТЬ РАБА?

    Дмитрий Быков сказал: "Больше всего для этого сделал Чехов, который, собственно, и автор фразы, высказанной в письме, насколько я помню, брату,…

  • МИКС ИЗ ЗЛОРАДСТВА И СОЧУВСТВИЯ

    Культ жертв, столь популярный в России, замешан на плохо осознаваемом миксе из злорадства и сочувствия, проецируемом обществом прежде всего на себя.…

  • ОБ УЗНИКАХ С СОВЕСТЬЮ И БЕЗ НЕЕ

    О МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ КАЗУСЕ АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО, О ЛИМОНОВЕ КАК ПУГАЛЕ НА ЗАБОРЕ, ОГРАЖДАЮЩЕМ "РУССКОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ" И О ТОМ, КАК…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments