b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

ЕГИПЕТСКАЯ ПРИНЦЕССА ВЕРХОМ НА ЗЕБРЕ



Середина 90-х гг. прошлого века. Эпоха рэйва сменяется эпохой готики. Одни готы любят «черное солнце меланхолии», считая себя настоящими готами. Другие предпочитают «оттяг по полной», также именуясь «тру-готс». Те и эти держат в фаворе черно-белое. У Алины Витухновской выходит «Детская книга мертвых», иллюстрированная знаменитой парижской «Чертовой азбукой» 1836 г. По страницам книги скачет черно-белая зебра, похожая на слона, похожая на кенгуру. Одни водятся в Африке (еще в Индии), другие — в Австралии. Удавленник Ян Кёртис надрывается из кассетного магнитофона: «Day in , day out». Черное и белое.

Запоздалая рецензия как жанр может быть объяснена только реактуализацией предмета обсуждения.

Детство и смерть — белое и черное — похожи друг на друга, но в жизни соседствуют редко. Как маленьких Будд, детей упадочного времени оберегают от ранней встречи с катафалками, гробами и могилами. Поэтический мир Алины Витухновской сталкивает этих близнецов и вот уже:

Нету нету больше зайца,
Нету нету больше мишки,

а, тем временем, отмечаю как автор рецензии:

В черном черном доме
на черном черном потолке
было черное черное пятно,
там сидела черная черная рыба
и метала черную икру,
так какая разница, если я все равно умру?

Книга Мертвых — такой же особый жанр, как и запоздалая рецензия. Мы знаем про египетскую Книгу Мертвых (Египет — это в Африке, как слоны). И мы знаем про Книгу Мертвых тибетскую, названную так по аналогии с египетской. А вообще она называется Бардо Тодол. (Тибет — это почти Индия, где водятся слоны. Так же, как Бардо Тодол — почти Книга Мертвых.) Книгу Мертвых читают обычно над головою покойника, чтобы помочь ему выбраться изо всяческих загробных передряг, будь то судилище богов или ловушки кармической бури. Предполагается, что покойный, услыхав ему преподанные наставления, будет действовать соответствующим образом. Иначе говоря, спасется.

Однако Алина никого спасать не собирается. Она,уходит в темный мир смерти, где:

богема и воспитательницы
детских адов…

А там-то:…

Там младенец там убивец
леденец сосет злодеец
баю баю в темный вечер
сквозь глаза его слепые
Червер силится пролезть.

В детстве Алина верила, что она Египетская Принцесса, а еще она верила в зверей, считающих ее главной и чтоб всё по-взаправдашнему. Египетские боги, как мы помним, были звероголовы. Этот бестиарий впоследствии разместился в стихах Алины как живой зоопарк разговаривающих зверей, другие звери тоже могли думать и даже говорить, но это игрушечные звери-обманщики. Или какие-нибудь курицы, червяки, улитки, креветки, устрицы, нежучки (образцы рода человеческого). А еще есть медведка, которую жалко, потому что ее папа разбил на даче лопатой напополам.

Говорят, зебры неприручаемы. Человек оседлать зебру не может. Алине удалось проехаться на зебре верхом. Следовательно, Алина — к человеческому роду не принадлежит. Она твердила об этом еще во времена Атлантиды, древней предшественницы Египта. А еще говорят, что Атлантида погибла после того, как там стали приносить в жертву младенцев.

Слонце всходит и заходит
хобот окна растворяет
в полнолужье крови выпал
из младенца леденец.

. . .

— Где же наше остальное?
— Жизнедонорство больное —
всё что было.

Но Алине чужды апелляции к человеческой, как она полагает, метафизике.
«? О КАКОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ ВЫ ГОВОРИТЕ?» — искренне недоумевает она.
Ведь:

Младенец вырастет и сделается прутом.
Ему на гроб приносят апельсин.
Он жаден. Землю рвет. И тянет руку
ни для чего. И кушает один.

Вот это пир и смерть без остановки…

Олег Фомин

Tags: АрхивЪ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments