b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Category:

Выступление Константина Кедрова на вечере Алины Витухновской в Литературном салоне Чехова

Метафизический смысл поэзии Витухновской совпадает по глубинным параметрам с французской поэзией Бодлера, Рембо и других «проклятых поэтов». В этом нет ничего удивительного. По целому ряду наблюдений Россия в своих духовных поисках отстает от Европы ровно на 200 лет. Как зародышу в утробе не миновать последовательности всех стадий созревания, когда он похож сначала на рыбку, потом на птичку, потом на свинку и лишь в финале на человека, так ни одной культуре, ни одному этносу не перескочить, минуя все метафизические слои. Но поэзии наплевать, в каком слое она находится. Она может быть гениальной в любой стадии духовного становления. Читая Алину вспоминаешь и «Балладу Редингской тюрьмы» Уайльда и «Пьяный корабль» Рембо и «Падаль» Бодлера и даже лермонтовский мизантропический стих «облитый горечью и злостью», однако Алина остается Алиной. Она самая яркая, самая трагическая, самая неординарная поэтесса 90-х годов и начала 21 века.

Достоевский подарил русскому языку слово «стушеваться» (из обихода инженерной академии, где он учился). Витухновская ввела в речь слово «зацементеть». «Как вы зацепенели. Я первый среди вас зацементел». Никто так не чувствует живого языка, как она. Намного раньше Пелевина она заговорила анаграммным стихом:

Только не умри лиса, умри лиса.
Но и умрилисаумрилиса
и сам умри и сам умри.


А как свободно и естественно владеет новым словообразованием «под дивный Вальсадор Дали», как органично и плавно слово «будущее» преобразуется в «дубущее». Уже казалось бы, раскрученный до банальности брэнд «Черного квадрата» преобразуется в ее стихе в нечто неожиданное и новое: «сумасшедший куратор… Ты повесил вместо квадрата Малевича».
Все-таки надо признать, что существует еще и гениальность, которая проявляет себя самым неожиданным образом во всем, даже в неудачных построениях, когда на редкость неточно Алина пытается выразить свой проект, именуемый ею «Уничтожение реальности» или «война с действительностью».
Ее открытия часто перехватываются на корню. Так Кулик перехватил у Алины архетипический образ-проект «Собаки Павлова», когда голый в ошейнике бросался на прохожих. Архетип Собаки Павлова – знак и символ экспериментов, которые проделываются над человеком и которые сама Алина проделывает над собой в стремлении победить реальность и утвердить «метафизику себя». «Я признаю только метафизику себя», – говорит Витухновская. И правильно! Метафизика себя – единственно возможная для поэзии. Хотя сама Алина рассматривает поэзию только как часть своего метафизического проекта. Но не важно, чем увлечен поэт и чем он занимается, лишь бы это помогало ему писать стихи.
Алину можно вписать в любое из направлений: постмодернизм, концептуализм и даже метаметафоризм, но сама она не вписывается даже в саму себя. Я хотел сказать, что она не похожа даже на свое тело, которое ее во всем не устраивает, но, взглянув на Алину, скажу, что она похожа на свои стихи. Она такая же красивая, и такая же качественная, и такая же неординарная, как ее тексты. Верный признак подлинной и настоящей поэзии.

Константин КЕДРОВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments