b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

РУССКИЙ АД



Вся любовь к России в ее нынешнем (затянувшемся) состоянии - вся она ложь, а ежели не ложь - то хуже. Это любовь тлена, слабости, безволия, немощи, поощряемого дикарства, кажущейся уже уютной нищеты.
Любовь к убожеству, да уродству своему, столь великий комплекс, следуя которому - всё вокруг уничтожить проще, нежели в зеркало посмотреть, или же себя в порядок привести.

Деньщика моего, Ваньку - выстави в Нью-Йорк или Берлин (не важно) весь сгорбится, ошарашенный глухо, почти до немоты неказистой своей фигуркой, одежонкой, уродством креветочным.

Посмотрите же на Ваньку!
Кто на площади стоит - тот, кто в юности мечтал о войне, о лидерстве, об этом "мы их большим русским сапогом", попивая "Балтику", лакая ее как материнскую слизь, из архетипической груди-купола, набухшей в угнетающих серо-сизых ядовитых облаках?

Кто рыцарь средь кошмарных лиц
Злых церетелевских столиц?
Кто ваш сакральный аушвиц
Дурным "ура" вдруг ошарашил?

Вот этот, падающий, ниц ?
А может тот, идущий в "Наши"?

Доколе, Ванечка, доколь
Тот кол осиновый в "Яволь" ,
Уже навеки кол безвольный,
Проткнул скелет твой малохольный,
Чтоб на себя тебя надеть,
Как скомороха, не как ведьму.
Ведь ведьма может улететь.
Но ты же бедный.
Но ты же бедный патриот
- Нью-Йорк, Берлин-ли.
Что Ванька делает? Он пьёт
В какой-то блинной.

А на Руси - ему простор,
И горб не давит.
И нищий взгляд его хитер.
Так пусть лукавит!

Пусть прёт навстречу пустоте,
Коллапсу, краху.
Тут погибют в предпочте-
нии удобства - страху.

И генетический свой сор
За сюр считают.
А люди местные и добр -
Всегда скучают.
Они как ангелы
В упор
Глядят.
Летают.

Из дома
Вытащат топор

И исчезают.

Такое было селяви
Плувеселье
За недостаточность любви,
И за безделье.
За удаль тли
И широту
Медузы,
"Вали, отсюдова, вали.
Не будь обузой" -
Кричала пьяненькая мать
Над черным гробом -
"Россию надо понимать -
Она с заёбом.
А он в пределе нам даёт
Почти катарсис.
Отец работал на заеб,
На государство,
Чтоб в глубине кошмарных шахт
Каспаров или шулер-Карп
Сыграли на смерть дикий раунд.
И кафкианский андеграунд
Играл в курехинских ушах...

Такой лирический конец
Архетипического Ваньки -
Есть эстетичности коварство -
В нём правды нет.

А правда - зло, уродство, зло
И безысходность.
Я завяжу морским узлом -
Мне так угодно
Простую истину сию,
Как галстук черный.
Пускай в березовом раю,
Где кот ученый,
Висит как чучелко Денщик,
Качаясь ветром.
Он на березе как магнит
Из "Метро".

Он в смерти тоже дурачок -
Учился зря он.
То заорет, то подмигнет
В зари багрянец.
Люби березовый свой сок.
Коктельной трубкой
Соси его мертвец - роток,
Разинет глупость.

О сколько вас таких разинь,
С какой Рязани,
Себя могли вообразить
В незнанье,

В профанном антизнании,
В трофяной слизи
Болот, в обратности своей
Где верхи - низом
Являлись. В вашем мире без
Тех самых ницшеанских бездн.
Но Деньщика же взгляд нетрезвый
Уж с малых лет,
В болоте всяком видел Бездну,
Которой нет.
Оно - сакральная кокотка -
Не заглядится на кого-то.

И уж никак -
На Деньщика.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment