b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

БОДЛИВЫЙ СПЛИН БОДЛЕРА



Бодлер называет смерть "единственной правдивой целью отвратительной жизни", если только Бодлер и "шепчущий голос из-под могильной плиты" - одно лицо.
Бодлер "страстно любит тайну, потому что всегда надеется её разгадать", если, конечно, Бодлер и господин, принятый за доктора безумной мадемуазель Бистури, - одно лицо.
Бодлер считает, что вернуть человеку "гордость и жизнь" - это значит вылечить его, если только тот, кто отчаянно избивал нищего, будучи склонённым к тому Демоном утвердителем, - одно лицо.
В первом случае Бодлер предстаёт ненавистником жизни, во втором - любителем тайн, самой большой из которых не будет ошибкой объявить жизнь саму по себе, коль скоро всё существующее, взятое по отдельности, полно намёка на свой источник, а стало быть, - всё та же тайна, но в миниатюре. В третьем случае Бодлер показывает себя певцом воли к жизни, всеми силами стремясь пробудить её в погасшей душе нищего.
Так отчего же записывать нам его в ненавистники смерти (и соответственно - жизни), раз каждое слово его свидетельствует, если не об обратном, то об изумительной уживчивости в его натуре полярнозаряженных тональностей? Бодлер - поэт, а значит музыка - его родина. Бодлер - великий поэт, а какая же великая музыка довольствуется одной струной там, где в её распоряжении целых четыре или - шесть или - двенадцать?
Любить смерть - значит любить "единственную правдивую цель отвратительной жизни". Да, жизнь - необъятная коллекция мигов умирания, лишь одному из которых суждено воскликнуть: "Довольно!". И всё-таки я бы не стал смешивать цель и средства её достижения: еда (жизнь) и чувство сытости (смерть) - не одно и то же. - Можно наслаждаться изысканным вкусом блюда (жизнью) и страдать от чувства лёгкого (или не очень) переедания (смерти), а можно, кривя от отвращения лицо, сожрать за милую душу собственный башмак (жизнь) и порадоваться долгожданному чувству насыщения (смерти), как это делает герой Чаплина в "Золотой лихорадке". Разумеется, композитор слышит музыку до того, как запишет её партитуру и ему, в сущности, как и богу Бодлера необязательно её осуществлять при помощи оркестра. Но, несмотря на это, берёт он нотный листок, карандаш и записывает её. - Для того ли, чтобы освободить в голове место для новой? Для того ли, чтобы услышать её отчётливее и в больших подробностях? Для того ли, чтобы услышав музыку воплощённой, исполниться тоской от осознания невоплотимости идеала? Для того ли, чтобы кто-то ещё услышал её и оцепенел от восторга или непонимания? Подобные мысли утомляют мозг, а потому само мышление - это медленное умерщвление разума. Когда мы мыслим, мы кладём голову на острые колени Смерти. Любим ли при этом Смерть?..

Niflung

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments