b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

ОБЕРНУВШИЕСЯ



Я долго спрашивал себя, не находя исчерпывающим ни один из пробивавшихся сквозь толщу законных и закон обходящих возражений ответов: почему в одних индивидах преобладает влечение к небытию, а в других - к его противоположности, пока однажды несколько сосредоточеннее, чем это случалось прежде, слушая отрывки из "Орфея и Эвридики" Глюка, не почувствовал, что набрёл на то, что с такой инквизиторской настойчивостью искал.

Отчего Орфею велено не оборачиваться на Эвридику? Мой ответ звучит ни за кем не следующим образом: для того, кто видел душу свою (Эвридику) в царстве мёртвых, мир живых перестаёт быть центром притяжения. Кто видел свою душу живой в царстве мёртвых, видит её мёртвой на просторах жизни и обречён находить "песни земли" невообразимо скучными.

Обернуться - это значит вернуться. Вернуться - это значит дать и исполнить обет верности. Орфей становится Посвящённым в тот самый миг, как нарушает условие, запрет Аида, - обращает взгляд свой на возлюбленную, ибо тот, кто способен пренебречь требованиями богов, ставит под сомнение свой статус человека.

В этот же самый миг Эвридика, душа его, становится бессмертной, ибо, как явствует из мифа, просьба Эвридики посмотреть на неё, с которой обращается она к Орфею во время их пути наверх (выраженная хоть и не прямо, однако достаточно красноречиво, чтобы спровоцировать отклик: "Но во тьме, во тьме бесследной Бледный лик твой затемнён..."), обладает неоспоримо большей силой для Орфея, чем табу, наложенное на него грозным богом смерти. Нет сомнений: Эвридика сильнее Аида. Поэтому вернуть Эвридику - это именно обернуться на неё, а не послушным Аиду ослом двигать по направлению к "свету грядущему". - Свет не грядёт. Он вспыхивает однажды золотой искрой в затянутых облаками свинцовых высях разума, оглушая нас своей вспышкой и заставляя принять эхо за предчувствие.

В глазах Эвридики Орфей прочёл нечто, что сделало для него невозможной попытку блаженно вместе со всеми ослепнуть во имя невменяемого счастья Быть: смерть - это не то, что раз и навсегда кладёт конец жизни. Это её глубинная сущность.

Откровенно говоря, нет ни жизни, ни смерти, - только бесконечная длительность умирания. Так же и вечность не есть нечто, что поджидает нас с дубиной, словно разбойник в подворотне, за порогом времён, чтобы одним метким ударом по голове разом отбить у нас всю память о тщательно и подробно пережитом.

Она - то лишь, что каждый обернувшийся носит в своей крови как неодолимое стремление к своей подлинности. К Ничто.

Niflung

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments