b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

ЧТО ЕСТЬ СТЫД?



"И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились". (Быт. 2; 25)

Внимательного чтения трёх первых глав Книги Бытия достаточно, чтобы раз и навсегда уяснить себе этимологию слова "стыд". Как явствует из шестого и седьмого стиха третьей главы, Ева "видит" прежде, чем "открылись глаза её". Что это, если не прямое указание на то, что до встречи со Змеем человеку было отказано в той странной тихой радости, какую принято называть "духовным зрением", иначе, - в самосознании?

Подтверждений тому более, чем достаточно. Скажем, первая вещь, о которой узнают прозревшие люди, это их нагота. Чтобы понять метафорой какой внутренней перемены является эта замеченная "нагота" необходимо задать вопрос: при каких вообще условиях ощущается нагота? - При разнице температур между двумя физическими средами (человеческого тела и воздуха). "Разница температур" в данном случае и будет тем, что, переведя разговор в русло психологии, мы бы назвали произошедшим разрывом, образованием чёткой границы между "Я" и "не Я" (миром), другими словами, - рождением сознания.

Что делают устыдившиеся своей наготы люди? Они делают себе "опоясания" из листьев смоковицы - не потому, однако, что находят неприличными (как активисты полиции нравов) свои половые органы, а потому, что "опоясание" - это образ границы, демаркационная линия, прочерченная вспышкой осознания между "небом" и "землёй" (одним и другим, объектом и субъектом и т.д. и т.п.). Таким образом, слово "стыд" не выражает ничего другого, как известный дискомфорт, возникающий при всяком соприкосновении сознания с объектом восприятия - с "ты", фигурально говоря. Отсюда: С-ТЫд.

"Ад - это другие", - говорит Сартр.
"Ад - это Я", - казалось бы возражает, а, на самом деле, лишь иначе (более интровертно, имманентно) формулирует Алина.

Ад - это такой режим функционирования сознания, при котором возможны "я" и "ты", - только и заключают оба.

Повторим, возвращаясь к предыдущей нашей вылазке в Эдем: жизнь в так называемом "раю" (=неведении) не считается за жизнь, коль скоро Господь Бог предупреждает андрогинного ещё человека, что лишь отведав плодов древа познания, человек впервые обретает перспективу "смертью умереть".

Зачем это удвоение смысла? - Очевидно, что "умереть" и "умереть смертью" не одно и то же. В первом случае, процесс, будучи неосознаваемым, не обещает быть болезненным (то есть, по сути, не обещает быть вовсе, каковое необещание и повело многих по ложному следу - считать, будто пребывание в раю может быть приравнено к пребыванию в статусе бессмертного существа).

И лишь во втором случае мы уже встречаемся со смертью как таковой, точнее, - встречаемся с жизнью как с осознанным умиранием. Нет сомнений: в планы Бога не входило делать человека бессмертным. На это намекает озвученное им в 22 стихе третьей главы опасение: "и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно".

То есть, сотворив человека "смертным", искал Бог лишь уберечь его от сознания своей конечности, а вовсе не от самой конечности. Но как возможна вечная сознательная жизнь - жизнь Богом? - Она невозможна, как растолковал нам Ницше и как доказала его правоту собственная его смерть. Невозможна для Бога и для Человека...

Niflung

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments