b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

Categories:

НА СМЕРТЬ ЮРИЯ МАМЛЕЕВА



МАМЛЕЕВСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

Тип нехороший в корявой украденной шапке
Шел, обезумевший, с флагом под искренний поезд.
Хитрые ящеры и обнаглевшие дети
Тихо сидели в кустах. За него беспокоясь,

Пяьная мать посылает отца за бутылкой,
Чтоб усмирить естество подозрений коварных,
И, выпивая стакан, улыбнется. Затылком,
Словно арбузом разбитым, стекает шикарно

Мозг несмешной человека без шляпы и тела.
Поезд проехал, оставив мертвецкое лето.
Спросит отец, воротясь: "Это то, что ты, милая, долго хотела?"
И восхищенная мать заворожено вышепчет: "Это!"

"Умер писатель. И будто-бы метафизику отменили. Жизнь и метафизика - взаимоисключающие вещи. В России". (А.В.)

Чуть более двух недель назад (в день "живых" йогуртов, бань, очередей и пригрезившегося живого морга) читал для полноты картины его "Живое кладбище". Пока читал, умудрился себя самого живым почувствовать. Опечалился как-то. Угрюмостью занедужил, а потом не без удивления заметил, что осень на дворе, ну просто как дрова на траве! - Поднёс спичку зажжённую научного интереса ради - полыхнуло. Принюхался - явь. "Череп и кости - система координат в сакральной геометрии Вселенной", - ни с того, ни с сего пропел мой приятель пифагореец. Под куполом ночи, на снов алтаре... - рифма завяла, не успев толком расцвести. Дыхание призраков?..

Скрипач всегда с ветром заодно: ветер срывает с податливых веток охрипшее пламя листвы, скрипач - с безропотных струн - всхлипывающие квинты и зябнущие септимы. Осенний огонь не гаснет в тихих, заколдованных прудах заброшенных парков, звуки скрипки не тонут в порожистых кровотоках мечты... - но и Архимеда закон не отменяют!

О чём эта осень? На что намекают её сероокие вздохи среди облачных перин и голубиных крыльев? Осенью каждый двор в городе - монетный, а каждая грудь - тёмный пыльный чулан, где паучишка-память раскинул тугую сеть для безоглядных мгновений беспечного лета. Осенью каждый ветер - встречный, оттого река времени начинает течь вспять: ты проплываешь мимо берегов, чьи биографии включают в себя и несколько страниц о тебе и тогда ты вдруг думаешь: "А ведь их, пожалуй, могло бы быть больше..." Но "больше" не будет - сопротивляйся встречному ветру.

Не бойся идти туда, где в облачко пара превращается каждое произнесённое тобой имя, где серебристый иней любую из дорог делает Млечным Путём, на котором каждый твой шаг обречён окликать бесконечность, - ту, где кто-то уже раскладывает костёр, тоскуя по свету твоей пропавшей без вести души посреди своего одиночества и неприступных сумерек.

Осень всегда готова подсказать: грусть есть первоматерия этого мира. Здесь каждый абзац начинается с дождя или с его предчувствия. Между словами висит непроглядным пологом туман.

Здесь каждый вопрос словно серп: срезает любую попытку радости ради ничтожной крупицы смысла - ? Здесь всерьёз воспринимают все место-имения, кроме возвратных.

На любовь, к примеру, смотрят, как на суеверие. Сказать кому-то "люблю!" здесь приблизительно то же, что трижды сплюнуть через левое плечо - так говорят, чтобы не сглазить рабочее состояние механизмов наслаждения.

Здесь полюбили повторять, что красота-де "спасёт мир", но не полюбили открыть, что это только если мир ведает, что она такое.

Потому-то некоторые из нас, видящих не только тени на бледном, зыбком полотне жизни, и прокляли, и утопили в море презрения - и ничтожество этой "любви", и сомнительность "красоты" этой, - слюнявый комок сена в челоУвеческих зубах.

А весь фокус состоял, может быть, в том, что в тот самый момент, когда узнаешь Спасителя, узнаёшь и спасаемого. Но этот мир не знает даже, от чего его надо спасать: здесь так не любят возвратных местоимений...

О чём эта осень? А Бах её знает!

Niflung

Публиковаться я стала именно с подачи Юрия Витальевича. У меня был какой-то чудовищный внутренний барьер перед публикациями.
Я и "эти журналы"- мне казалось онтологически несовместимым.
Впервые увидела Мамлеева я в окружении "компании из Южинского перулка", подарила ему свою первую книгу, после чего он перезвонил моей бабушке и сказал "Она у вас ТАКАЯ!" и убеждал, что мне нужно печататься. Он же познакомил меня с Игорем Дудинским, который и опубликовал в "Литературных новостях".

Алина Витухновская

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments