b_mikhailov (b_mikhailov) wrote in a_vituhnovskaya,
b_mikhailov
b_mikhailov
a_vituhnovskaya

ОТВЕТ АРКАДИЮ СМОЛИНУ

По умолчанию считается, что причина этих «последних времен», «сумерек богов», «ночи мира» и прочих традиционалистских пугалок – деградация человека.
При этом почти ничего не говорится о причинах болезни, его надломившей. О природе этого вируса. Мало кто решается вступить в конфликт с языком. Вот он – ответ на вопрос Хайдеггера «к чему поэты».

В своих работах Лакан обыгрывает хайдеггеровский мотив языка как дома бытия. Язык не есть человеческое изделие и инструмент, наоборот, человек «пребывает» в языке. Лакановское «параноидальное» скручивание исходит из определения такого дома как пыточной камеры: «В свете опыта Фрейда человек есть субъект, захваченный и пытаемый языком».

«Всё, что есть, всё, что может быть, // Похоже на тон, на блик. // Это скорее попытки жить // Через русский язык. // Это некое НЛП, // Почти плененье нуля. // Попытка видеть, (а не смотреть) // Голого короля».

Человек не только пребывает в «тюрьме языка», он пребывает в пыточной камере языка: вся психопатология представляет собой рубцы от этой постоянной пытки. Одновременно язык лишает человека воли, сил, жизни. Этот процесс подмены сознания языком проследила на себе Витухновская: «В перспективе подвергнуть вивисекции». Так, понимаю я теперь, думалось мне обо всех живых существах и мертвых (но тоже лишних) предметах, попадавшихся мне на глаза. (…) В начале был ужас. И лишь потом анестезирующее Слово определило явь неадекватно, по-больничному мягко. Чтоб человеку не испугаться и не понять. Надиктованная реальность расслабленного полусознанья настойчиво вытесняла чудовище подлинного бытия».

Обнаружив себя в концентрационном лагере языка, Витухновская в своих стихотворениях оборачивает жестокость на саму себя, чтобы показать, что она может быть равной своим притеснителям в причинении себе страдания. «Когда страдание везде вокруг тебя, причиняя его самому себе, ты обретаешь свою идентичность, освобождаешься». Собственно, ее творческий манифест так и называется - «Текст через пытку». И это ни в коей мере не метафора.

Аркадий Смолин
------------------------------------------------
ОТВЕТ АРКАДИЮ СМОЛИНУ

Здесь автор рецензии не прав. Я ни в коей мере и никогда не желала причинить себе страдание. Изначально же, ещё в детстве написание текстов имело причину как в самоутверждении так и в донесении до читателя ужаса бытия, т.е. страдать - буквально - должен был прочувствовавший читатель.
И напротив, как только я понимала, что сам процесс написания причиняет мне неудобство (порой буквально несовместимое с жизнью, но и неудобство в принципе - любой степени неудобство) я намеренно и сознательно останавливала его.

Упоминаемый же "Текст через пытку"знаменует именно утверждение отказа от писательства как процесса глубоко дискомфортного и не удовлетворяющего подлинной амбиции и являют аллюзию на работу Ролана Барта "Удовольствие от текста".

И, да, я действительно не понимаю, как процесс письма или чтения может представлять собой какое-либо удовольствие, какой-либо позитив, кроме удовлетворения некой социально-культурной амбиции. Впрочем, если в моем случае речь шла об амбиции, в случаях творческого большинства речь, возможно, действительно идет о неврозе, ежели принято апеллировать к категории удовольствия.

Алина Витухновская

Tags: АрхивЪ, диалоги, рецензии
Subscribe

  • ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ ЭСТЕТ

    По странному совпадению, вчера, разбирая книжный шкаф, я нашла эту книгу Дмитрия Быкова, подаренную мне еще во время процесса. Я помню как много…

  • БОГ ЕСТ

  • Я ХОЧУ, ЧТОБ НАЧАЛОСЬ ЗЕМЛЕТРЯСЕНЬЕ

    Сегодня мы вспоминаем день, когда случилось страшное Спитакское землетрясение. В 15 лет, за несколько дней до этого события, я написала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments