Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

КАК ПРИОБРЕСТИ КНИГИ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ С ПОДПИСЬЮ АВТОРА



Друзья, если вы хотите приобрести книгу с подписью автора, пишите на почту: vituhnovskaya.alina@gmail.com Обязательно укажите адрес доставки (с индексом), ФИО получателя, название книги. Доставка почтой РФ уже входит в стоимость.

"Аномализм" 1993 год — 1000 руб.
Сборник "ДООС: поэзия" — 1000 руб.
"Мир как Воля и Преступление" 2014 год — 2000 руб.
"Чёрная Икона Русской Литературы" (изд-во АСТ, 2014 г.) — 1000 руб.
"ДеПо: сборник поэзии" — 1000 руб.
"Собака Павлова" 1999 год — 3000 руб.
"Последняя старуха-процентщица русской литературы" 1997 год — 3000 руб.
"Онегин Твистер" — 3000 руб.
"Человек с синдромом дна" 2017 год — 1000 руб.
"Меланхолический конструктор" 2017 год — 1000 руб.
"Записки материалиста", 2019 год — 1000 руб.
"Постмодернистские постстихи", 2020 год — 1000 руб.
"Девочка и козел", 2020 г. — 1000 руб.

_________________________________________________________

Реквизиты для оплаты:

Сбербанк 5336 6902 8219 4564
ВТБ 5368 2900 8411 7946


Western Union: Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж: Алина Александровна Витухновская (Москва)


Также всю актуальную информацию вы можете найти
на персональном сайте Алины Витухновской:

Основной адрес (домен) — http://www.alinavit.ru
Резервный адрес — http://alinavit.ucoz.net


ФИЛЬМ «ЭМИГРАЦИЯ» КАК НОВЫЙ МАНИФЕСТ БЕЗЫСХОДНОСТИ



О НОВОМ РУССКОМ КИНЕМАТОГРАФЕ И О РОССИИ КАК ТУПИКЕ И КОНЕЧНОЙ ИНСТАНЦИИ БЫТИЯ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Поскольку один за другим уезжают наши оппозиционеры, а кто не уезжает, тот садится, становится объектом всевозможных преследований, как никогда актуальным выглядит фильм Юлии Лемарк «Эмиграция», вышедший в этом году. Сама Юлия — и сценарист, и режиссер, и продюсер, снялась в нем в роли школьной учительницы.

Один из героев фильма «Эмиграция» — внутренне потерянный ребенок, сбежавший от родителей накануне отъезда в Америку. Этот маленький мальчик — настоящий зомби-россиянин, уже полностью прогруженный телевизионной пропагандой, хорошо ложащейся на тему родственных отношений. «Вот мой дедушка такого как ты расстрелял бы!» — кричит он в сердцах главному герою.

Возможно, это не было случайным, что Юлия Лемарк дала одно имя и мальчику и протагонисту. Чтобы показать, что главный герой, словно бы видя себя в детстве, спасая мальчика, на самом деле пытается спасти себя. Спасая ребенка, он спасает себя, а точнее свое сознание от дальнейших мук совести. Но спасти, как было сказано выше, в России никого невозможно. Поэтому мальчик едет в «ненавистную» ему Америку, а взрослый Константин — в тюрьму.

Несмотря на общую вязкую, гнетущую атмосферу серой безысходности, фильм «Эмиграция» все же взывает к критическому зрительскому сознанию. Он задает вопрос всем нам, оставшимся внутри вполне оформившейся диктатуры. Готовы ли мы на нестандартные ходы и решения в условиях хаоса, турбулентности, неопределенности, рисков? Я, полагаю, да, готовы.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/16-08-2021/film-emigratsiya-kak-novyy-manifest-bezyshodnosti

Алина Витухновская

ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ



У меня в кармане мало ли что.
У меня пистолеты какие-то в мозге.
Но продавщица сказала “господи”,
Надевая старое как потные сны пальто.

И только успела шепнуть “уходи” кассирше.
А я уже начинал стрелять.
А с улицы немые на смерть косились
Чтобы знать.

А потом жуки в государственной форме,
Чье насилье смешно, как удавка на шее трупа,
В кабинетах читали мне Сорокина “Норму”,
И я подписывался после каждого слова. И скупо

Какая-то мать приносила мне лук и гнилое тесто.
От ее любовишки мне было липко и пахло.
У меня был сифилис, душа и невеста —
В прелой тряпке голая и в щетине палка.

Этой щеткой моей жены мыли пол стаи хищных женщин,
И она волочилась по тюремному коридору,
Матерясь как святая и просила в конце, чтоб меньше
Ей оставалось жить, чем тот срок, который

Мне оставалось сидеть как куре на яйцах смерти,
В камере на 114 человек мозга и кала,
Верней в человечине на 30 квадратных метров.
А с невестой сделали то, что она сказала.

Когда моя яростная морщинистой страстью единственная любовь
Мертвая тащилась в другие ады сквозь морг,
Тогда я увидел как ухмыльнулся бог
И понял кого он ест в абсолютной похоти. До сих пор

Просыпаясь дома после пятнадцати лет тюрьмы,
Я пью мочу и ем сорокинский кал,
Чтобы пройдя сквозь все промежутки тьмы
Я пришел к тому, кто меня искал.

Я вижу на небе зубы, пасть и язык.
Я знаю кто меня прожует нутра топором.
И какая-то мама с кусками сала и колбасы
Со мной за решеткой разговаривает хищным ртом.

У меня в карманах мало ли что потом.
Я выйду когда-нибудь и куплю себе хитрый нож.
И дети, которым скучно и как-то еще
Будут плакать и писать на меня, которому ну и что ж.

А красивая девушка с глазами зеленой дрели
Уже никогда не просверлит мой дикий мозг.
И когда она, выпрыгивая из постели
Пожелает может быть каких-нибудь роз,

Я глаза и кожу в нули и щели
Превращу, и она растечется крови душем.
А потом я уйду в добровольный тоннель расстрела
Оттого, что мир как был, так и остался скучен.

Алина Витухновская

СЕРИАЛ «ТОПИ» КАК ИЗНАНКА РУССКОЙ ЖИЗНИ



О ТРАНСФОРМАЦИИ МАМЛЕЕВЩИНЫ В ЭПОХУ ПУТИНИЗМА, О ВАТНОЙ РЕАКЦИИ И О ПОСЛЕДНЕЙ ИСТЕРИКЕ ДУГИНА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Казалось, что Мамлеев устарел. Нет, это мы помолодели, окончательно осовременились, выпали из местной матрицы. А в Россиюшке все на месте, все по-прежнему. Нынешний россиянин, ватник — тот же Шатун, куротруп.

«Топи» — российский мистический сериал, снятый режиссером Владимиром Мирзоевым по сценарию Дмитрия Глуховского — яркое тому подтверждение.

Мне хочется отдельно отметить, что попадая в мамлеевскую русскую зыбь, в эту щель между мирами, где не пошлая уже духовность, а то самое посмертие, о котором речь в кино, тот перевернутый мир, который и отражает подлинную реальность здешнего бытия, ты, действительно, стареешь, древнеешь, дряхлеешь. Этот пограничный опыт и насыщает и опустошает одновременно. То есть буквально в 20 лет я была старше, чем сейчас, когда сбросила с себя путы отечественной хтони, ментально полностью совпав с современностью, в общем, став той, которой была изначально. В этом смысле период мамлеевщины можно назвать помутнением, метафизической интоксикацией.

Авторам фильма удалось передать это зыбкое и странное чувство сопричастности к низшей энергетике, к подлинному инферно. Особенно впечатлили образы зэков, рассекающих на самодельном карте под песню «Учкудук — три колодца». Антропологически они полностью совпадают с условным средним россиянином за пределом 101-ого километра.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/11-03-2021/serial-topi-kak-iznanka-russkoy-zhizni

Алина Витухновская

ТОПИ



Казалось, Мамлеев устарел. Нет, это мы помолодели, окончательно осовременились, выпали из местной матрицы. А в Россиюшке все на месте, все по-прежнему. Нынешний россиянин, ватник — тот же Шатун, куротруп. Сериал "Топи" — тому яркое подтверждение.

Мне хочется отдельно отметить, что попадая в мамлеевскую русскую зыбь, в эту щель между мирами, где не пошлая уже духовность, а то самое посмертие, о котором речь в кино, тот перевернутый мир, который и отражает подлинную реальность здешнего бытия, ты, действительно, стареешь, древнеешь, дряхлеешь. Этот пограничный опыт и насыщает и опустошает одновременно. То есть, буквально, в 20 лет я была старше, чем сейчас, когда сбросила с себя путы отечественной хтони, ментально полностью совпав с современностью, в общем, став той, которой была изначально. В этом смысле период мамлеевщины можно назвать помутнением, метафизической интоксикацией.

Авторам фильма удалось передать это зыбкое и странное чувство сопричастности к низшей энергетике, к подлинному инферно. Особенно впечатлили образы зэков, рассекающих на самодельном карте под песню "Учкудук -- три колодца". Антропологически они полностью совпадают с условным средним россиянином за пределом 101-ого километра.

Хороша и Лолита-патриотка, принципиально не продающая сиюминутную красоту за "московские блага". Это и есть представительница передового отряда путинизма, молодая бойкая нищета, что скоро покажет свои клыки. И там, где вы ждали "ватный бунт", там будет страшная ватная реакция, болотистая смерть, но уже без политологов, без старика Прилепина и протеже "русского мира" Дугина.
______________
Подписывайтесь на мой телеграм-канал: https://t.me/alinavit2024

Алина Витухновская

ДЕГРАДАЦИЯ. ЧЕМ ТАК НРАВИТСЯ ОТЕЧЕСТВЕННОМУ ЗРИТЕЛЮ СЕРИАЛ «ЧИКИ»



О НЕПРИТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ВСЕЯДНОСТИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗРИТЕЛЯ СЕРИАЛА "ЧИКИ", ПОШЛЫХ ТИПАЖАХ И О ЛЮБВИ, КАК ПСЕВДОГУМАНИСТИЧЕСКОЙ ОБМАНКЕ НА ФОНЕ САКРАЛИЗОВАННОГО СТРАДАНИЯ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Основной задачей советского кинематографа как главнейшего из искусств, было то, чтобы у русского человека денег не было, а вот эта долготерпеливая дебильность, переходящая в духовность, напротив, была в избытке. Это ведь как сообщающиеся сосуды. Если где-то чего-то убудет, значит где-то чего-то прибудет.

Гуманизм 20-го века сакрализовал и героизировал страдание, не позволяя препарировать его физиологию, где таится тот еще клубок червей. И не только гуманизм, но и в первую очередь христианство, где основным носителем идеи была выбрана жертва, причем жертва абсолютно садо-мазохистского характера. Почему именно такие образы «заходят» людям? Это вопрос для психологов и психиатров на десятилетия, а то и столетия. Но я предполагаю, что именно сексуальная психопатология, щедро приправленная религиозностью, а значит, дозволенная и легализованная и есть основная причина успеха такого радикально коммерческого проекта как «христианство».

Как часто говорят о том, что гениев любят после смерти, также это уместно и к любому обывателю. Человека здесь любят, когда он перестает мешать. А мешает он всегда, занимая квадратные метры, потребляя ресурсы, высказывая неудобные мнения, будучи неконтролируемым полностью. Получается что Россия живет в смерти как в идее, в некрореальности. Поэтому в России так сложно снять триллер. Смерти здесь не боятся, потому что жизнь страшней.

Читать полностью — https://newizv.ru/article/general/03-08-2020/degradatsiya-chem-tak-nravitsya-otechestvennomu-zritelyu-serial-chiki

Алина Витухновская

ЗАМЕТКИ О ВНЕМОРАЛЬНОСТИ БЫТИЯ НА ФОНЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО КИНЕМАТОГРАФА



Ознакомилась с новейшим российским фантастическим фильмом "Спутник". На фоне прочего отечественного кино он выглядит даже прогрессивно. Но только визуально и только поначалу.

Далее по недоброй советско-христианской традиции нам внушают идею о тотальной обусловленности бытия, изрыгая с экрана, подобно склизкой сущности (отечественному "Чужому" — главному герою фильма) — все то смердяще-моралистское — "разумное-доброе-вечное". Правда разумного в нем ноль, да и доброго немного. Зато хорошо угадывается "сансарный" сюжет "греха" и следующего за ним "отмщения". И не только отмщения извне, но и раскаяния духовного, мук совести, которыми страдает космонавт Вешняков, он же "Чужой", он же — чудовище (самая, собственно, совесть).

Как и относительно всей достоевской программы русской литературы, мне хочется воскликнуть — "Не верю!" Я знаю, что мир внеморален. И человек в нем тоже. Большей частью мы моральны или же "добры" из рациональных, а не нравственных соображений.

Правда о бытии жестока. Но мы должны знать эту правду, дабы избежать бесконечного, циклического повторения иррационального. Проще говоря — все, что рационально и общественно полезно — есть "добро", а все, что вредно — "зло". Но это чисто технический, а не нравственный вывод.

Пока человеком руководит не разумная рациональность, а христианская догматика, он продолжит быть бессубъектной игрушкой любых внешних сил и обстоятельств.

Алина Витухновская

ПАРАДОКСЫ «ЗУЛЕЙХИ»: НОВЫЙ СЕРИАЛ ИГРАЕТ НА РУКУ ИМПЕРСКОМУ СОЗНАНИЮ



ОБ ИМПЕРСКОМ И НАЦИОНАЛЬНОМ СОЗНАНИИ КАК УСТАРЕВШЕМ ДИСКУРСЕ, ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАЦИИ В РАМКАХ ОБСУЖДЕНИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО СЕРИАЛА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Досуг закарантиненных по горло граждан призван скрасить новый сериал «Зулейха открывает глаза», показанный по «России-1», снятый по одноименному роману Гузель Яхиной, вышедшему в 2015 году в издательстве Елены Шубиной и завоевавшему не только значительные премии, но и международный рынок (роман был переведен на 12 языков).

Я считаю, что это огромный успех и автора, и издателя. Кроме того, это успех издателя как грамотного пиарщика, ибо, современная литература — это и товар, как бы мы с вами к этому не относились. Увы, мало кто на российском книжном рынке способен заниматься грамотным продвижением авторов, так, как это происходит, например, в Германии. Я очень рада, что в России создан подобный прецедент.

Тем не менее, к сериалу возникает ряд существенных вопросов. Мой глаз в принципе отторгает то, что идет по политически ангажированному государственному телевидению. Широкое обсуждение сериала я связываю не только и не столько с идеологическими противоречиями, заложенными в нем, или его эстетической привлекательностью, сколько с его намеренной медиаподачей в качестве инструмента идеологического влияния.

Читать полностью — https://newizv.ru/article/general/21-04-2020/paradoksy-zuleyhi-novyy-serial-igraet-na-ruku-imperskomu-soznaniyu

Алина Витухновская

МОСКВА УЖЕ ЖИВЕТ ПО СТИВЕНУ КИНГУ



О МОСКВЕ ВО "МГЛЕ", О НЕКРОФИЛИЧЕСКОЙ ПОГИБЕЛЬНОЙ СТРАСТИ ПОСТСОВЕТСКОГО ЧЕЛОВЕКА И О СВЯЗИ ТОТАЛИТАРИЗМА И ТАНАТОСА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Московский метрополитен буквально превратился в Смертополитен. Не говоря уже о том, что власть обрекла людей на столпотворения идиотскими мерами псевдобезопасности, а сама толпа не очень-то заботилась о своих жизнях и здоровье. Москва — мегаполис, где сосредоточен российский средний класс. Насколько мы вообще можем говорить о среднем классе в стремительно нищающей стране. Поэтому оправдания граждан из серии «надо семью кормить», кажутся мне несколько натянутыми. В ситуации, когда есть реальная угроза жизни, необходимость заработать лишние пару тысяч, мягко скажем, неубедительна.

Этот невроз страха нищеты, приобретенный населением за последние годы, обратился в самопогибельную некрофилическую страсть. И тут вспоминается и Нагибин, описавший советского человека, как не ценящего свои и чужие жизни, и Зиновьев с его «гомосоветикусом». Любопытно, что сам советский человек как феномен фактически испарился в 90-е и возник вновь в начале двухтысячных, но не массово. То есть, если оглядеться вокруг, мы увидим вполне нормальных, цивилизованных людей. Это, собственно, мы с вами и наши знакомые.

Но есть серая масса безликих элементов, некое тайное мрачное меньшинство или, напротив, большинство — по ситуации. Эта масса оживает и набирает силу в критические моменты истории. Этот низший «революционный» в плохом смысле класс сидит на дне в благие времена, но выползает в кризисные. Поэтому, когда в России началась пандемия COVID-19, магазины и улицы внезапно заполнили стайки бомжей, алкоголиков, наркоманов, словно из старого фасбиндеровского кино. Люди, устремившиеся в метро — не только и не столько работяги. Это та депрессивно-самоубийственная невротизированная толпа, которая, как в классических зомби-хоррорах, хочет латентно убить себя, а также увлечь за собой в ад максимальное количество жертв.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/16-04-2020/moskva-uzhe-zhivet-po-stivenu-kingu

Алина Витухновская