Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

КАК ПРИОБРЕСТИ КНИГИ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ С ПОДПИСЬЮ АВТОРА



Друзья, если вы хотите приобрести книгу с подписью автора, пишите на почту: vituhnovskaya.alina@gmail.com Обязательно укажите адрес доставки (с индексом), ФИО получателя, название книги. Доставка почтой РФ уже входит в стоимость.

"Аномализм" 1993 год — 1000 руб.
Сборник "ДООС: поэзия" — 1000 руб.
"Мир как Воля и Преступление" 2014 год — 2000 руб.
"Чёрная Икона Русской Литературы" (изд-во АСТ, 2014 г.) — 1000 руб.
"ДеПо: сборник поэзии" — 1000 руб.
"Собака Павлова" 1999 год — 3000 руб.
"Последняя старуха-процентщица русской литературы" 1997 год — 3000 руб.
"Онегин Твистер" — 3000 руб.
"Человек с синдромом дна" 2017 год — 1000 руб.
"Меланхолический конструктор" 2017 год — 1000 руб.
"Записки материалиста", 2019 год — 1000 руб.
"Постмодернистские постстихи", 2020 год — 1000 руб.

"Девочка и козел", 2020 г. — 1000 руб.
_________________________________________________________

Реквизиты для оплаты:

Сбербанк 5336 6903 9543 2059
ВТБ 5368 2900 8411 7946
Western Union: Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж: Алина Александровна Витухновская (Москва)

Также всю актуальную информацию вы можете найти
на персональном сайте Алины Витухновской:

Основной адрес (домен)
http://www.alinavit.ru
Резервный адрес — http://alinavit.ucoz.net

ПОЧЕМУ Я НЕ СПЕШУ ВАКЦИНИРОВАТЬСЯ ОТ КОРОНАВИРУСА



О ПОВАЛЬНОМ ПОМЕШАТЕЛЬСТВЕ НА НЕПРОВЕРЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ВАКЦИНЕ "СПУТНИК V", О ПРЕНЕБРЕЖЕНИИ СОБСТВЕННЫМ ЗДОРОВЬЕМ ВО ИМЯ СТАДНОГО ЧУВСТВА И О СУДЬБЕ ПАТРИОТА МИШИ, ОТДАВШЕГО СВОЮ ЖИЗНЬ ЗА АНТИТЕЛА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Всероссийская вакцинация в ковидную эпоху превратилась в своего рода безбашенный челлендж смертников, инфернальную вакханалию, русскую рулетку, где лишь вместо револьвера — шприц эпидемиолога.

По совершенно неведомым мне причинам, немалое количество моих сетевых знакомых ринулось ставить «Спутник V» — досконально непроверенное и потому очень опасное противовирусное средство российского производства. К сожалению, уже появились и свидетельства фатальных результатов после применения этого «Спутника».

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/22-01-2021/pochemu-ya-ne-speshu-vaktsinirovatsya-ot-koronavirusa

Алина Витухновская

СОБЫТИЕ НОЛЬ



Михаил, слегка поколебавшись, выпалил: «Ну и черт с вами, ставьте!». Нежная рука медсестры приблизилась к его подрагивающему плечу, и впилась иглой шприца, словно железный коготь Родины. Все вокруг Миши поплыло. И вдруг, позабыв о подлинном, как казалось ему, патриотическом «русскомирном» побуждении, заставившим его сделать этот, воистину, пассионарный укол, ему захотелось схватить медсестру за ногу. Что он немедленно и исполнил.

В прошлом Миша был яростным патриотом, несуразным провинциальным прыщавым пареньком, застрявшим в обреченной колокольной дихотомии, некоей шизоидной березовой дуальности, той самой, где всегда выбирают между г-ном и партией.

Поистрепавшись в армии, послужив грушей для битья старослужащими, умудрившись лишиться челюсти, и после долго работая но новую, Михаил все больше погружался в столь отвергаемую им изначально рефлексию, посконную духовность. Именно духовный поиск, ведший его то в нищету, то в церковь, привел наконец-то к медсестре Марии.

Маша, несмотря на то, что не терпела к себе фамильярного обращения, даже не шелохнулась и довела процедуру до конца, полностью введя «Спутник Пи» в плечо нерадивого посетителя.

«Я надеюсь, Родина даст мне много антител», — произнес Михаил мантру, вычитанную в методичке одной пропагандистки. И тут же вздрогнул от звенящей оплеухи.

«Сука!» — почти взвизгнула Маша. «Да что Вы себе позволяете?!» — закричала девушка таким голосом, будто бы ее уже закрыли на ключ в одной комнате с Михаилом. А ведь Маша была проинструктирована секретным отделом Тайной Организации, что вакцина была, ну как бы это сказать помягче, не закончена. И что на некоторых она могла произвести такое воздействие, как если бы это была их последняя минута жизни.

Сам-то Мишаня свято верил во все эти фрейдистские штучки, подобно бессубъектной устрице, он постоянно болтался между эросом и танатосом, впрочем, вечно не попадая, ни туда, ни сюда. Мишу гнали от себя проститутки, бросали женщины, развращали неприятные мужчины из литературных редакций. Все, ровно все в его жизни шло не так.

«Это не я, не я это!» — робко попятившись к стене, лепетал он. «Это оно во мне, ну это, ыыыы, ОНО!»

И тут нечто то ли лавкрафтовское, то ли стивенкинговское, но с ужасающими отечественными очертаниями Змея Горыныча и гнилостным запахом изо рта, стало проникать в субтильную его утробушку, заполняя собой. То, что осталось от Миши, рухнуло на пол и задергалось как та курица без головы, которую он видел в детстве, у бабушки в деревне. «Я за Родину умираю», — последнее, что произнес Михаил, судорожно вытянувшись и застыв, как будто он спал так уже два или три часа.

Мария вызвала двух санитаров, и те, привычными движениями, подхватили тело и поволокли его вниз, в полуподвал, где уже лежало порядка сотни вакцинированных.

Затем Мария принялась заполнять карточки. В необходимой графе напротив фамилии Михаила она написала не «умер», а «т/н», то есть, «технически неживой». Что это значило, ей тоже объяснили на специальном инструктаже.

Спустя примерно сутки, тела сваленные в складском помещении, принялись шевелиться, а затем сползаться в большой клубок, превращаясь в некую чудовищную единую массу, шевелящийся некроорганизм. Людской ком выдавил дверь и пошел по коридору, а потом на свет, в серое морозное московское утро.

Позже это событие было зафиксировано как «Событие Ноль», окончание мутации, начало нового национального проекта.

Издалека образовавшаяся округлая масса напоминала сам вирус, только в многократно увеличенном виде. Многочисленные руки и ноги, торчавшие из объекта, цеплялись за любые предметы, попадавшиеся ему на пути.

Из иллюминатора вертолета за вырвавшимся на свободу существом наблюдал молодой офицер ГРУ Андрей Игнатьев и счастливо щурился — «Чем только не пожертвуешь ради Родины».
______________
Подписывайтесь на мой телеграм-канал: https://t.me/alinavit2024

Алина Витухновская

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: "90-Е ГОДЫ БЫЛИ ТЯЖЕЛЫМ ЛЕКАРСТВОМ ОТ БАЦИЛЛЫ КОММУНИЗМА"



О НОВОМОДНОМ ОХРАНИТЕЛЬСКОМ ТРЕНДЕ ТОПИТЬ 90-Е И О ПОДЛИННОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ ЭТОГО ВРЕМЕНИ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Те, кто взрослел в 90-е, фактически сдали экстерном экзамен на личностную и гражданскую состоятельность, сопряженный со многими рисками, но при этом позволивший новоиспеченному «студенту по жизни» осуществить свои первые уверенные шаги в настоящем мире. Этот мир не прост, местами чрезвычайно перегружен лишними смыслами, а также изобилует множеством коварных и жестоких ловушек. Блаженный гомосоветикус, не получивший к двухтысячному году ни отдельную квартиру, ни, тем более, коммунизм, хотя бы в пределах «нерушимого Союза», оказался в смысловом, экономическом и наконец экзистенциальном тупике.

И если бы не 90-е, ставшие своеобразным тяжелым лекарством со многими побочными эффектами, этаким антибиотиком против бациллы коммунизма, то постсоветский тогда уже человек рисковал бы окончательно и бесповоротно погрузиться в пучину настоящей гражданской войны, столь чаемой красно-коричневыми ретроградами, особенно среди тех, кто нашел свой бесславный конец в рядах защитников захваченного ими же Белого дома в 1993 году.

Фактически, весь набор недостатков переходного периода явился следствием огромнейшей инерции советского бытия в лице его потерявших былой задор трубадуров, идеологических кормчих, а также большого количества граждан, внезапно оказавшихся перед фактом своей полной мировой неконкурентоспособности. И только 90-е заставили огромную страну не вспыхнуть факелом бесполезной и кровопролитной междоусобицы, но направили энергию свободы одних и ненависти других в единственно возможном в тот исторический момент направлении — к рыночному либерализму и демократии.

Читать полностью — https://newizv.ru/article/general/12-12-2020/alina-vituhnovskaya-90-e-gody-byli-tyazhelym-lekarstvom-ot-batsilly-kommunizma

Алина Витухновская

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: КАКИМ БУДЕТ НОВЫЙ 2021 ГОД



О РАДИКАЛЬНОМ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОМ И СМЫСЛОВОМ ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИИ ЭПОХИ, ОБ УБАЮКИВАЮЩИХ ПРОГНОЗАХ ПРОФЕССОРА СОЛОВЬЯ И О ТОМ, ЧТО ТОМУ, КТО ВСЕГДА ЖИЛ В РУИНАХ, БУДЕТ ПРОЩЕ ПОДНЯТЬСЯ ИЗ РУИН. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Российская система власти будет серьезно деморализована и поколеблена промежуточными итогами борьбы с коронавирусом. Огромные ресурсы, которые были отведены на противодействии болезни, скорее всего, будут направлены на усиление карательной машины и воспрепятствование мобильности граждан.

Как сам коронавирус нелинейно действует на организм, в зависимости от ситуации и его скрытых проблем, давая абсолютно разную симптоматику и клиническую картину, так и пандемия КОВИД-19 в целом переформатирует реальность самым неожиданным и радикальным образом. Мы буквально увидим руины старого мира и возникновение нового, необузданного, непредсказуемого и опасного. Но опасного в первую очередь для обладателей косного устарелого мышления.

В России никогда не было четкого структурированного пространства — в социальной, политической и даже технической сфере. Поэтому глобальное обновление не будет для нее фатальным и психологически неподъемным. Кто всегда жил в руинах, тому, может быть, будет проще других подняться из руин.

Читать полностью — https://newizv.ru/article/general/24-11-2020/alina-vituhnovskaya-kakim-budet-novyy-2021-god

Алина Витухновская

МОСКВА, СПАЛЕННАЯ КОВИДОМ



Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Как затонула Атлантида,
Теперь, спаленная КОВИДом,
Москва Собянину сдана?

Я этот цифровой концлагерь,
Пожалуй, оценю как благо.
Есть отопление в ГУЛАГе.
И после митингов, где шагом
По кругу бродят полубоги
Как арестанты у Ван Гога,
Кого-то травит Сатана...

Здесь всякий раб и всякий грешник.
Но ведь за ним бредущий эшник
Запишет ваши имена.

Не Одины и не Зигфриды,
Вы лишь затворники КОВИДа.
И в этой русской Атлантиде
Как в русской бездне — нету дна.

Иллюстрация — Юлия Кисина. The World Government #jkdrawings #juliakissina

Алина Витухновская

БЕЗУМИЕ АНАСТАСИИ МИРОНОВОЙ



Я всегда говорила, что сойти с ума это еще надо себе позволить. Модернистские и романтические фантазеры рисовали нам безумие как некую сакральную изнанку познания, тревожную и вязкую болотистую потусторонность, в которой прорастают иные смыслы, невидимые сознанию обычного человека. То что касается великих — от Ван Гога до Ницше — изрядно приукрашено. По сути, безумие — такая же некрасивая болезнь как и все остальные. И не только некрасивая, но и дурно пахнущая, воистину распадная, где в шизоидном расщеплении из щели между мирами прорастает колышущийся тростник, инвалид-бессубъектник. И если безумие великих содержит в себе изысканность и тайну, то безумие обывателя смрадно и примитивно как подгоревшая манная каша.

Анастасия Миронова, вступившая на опасный путь конформизма, причем не расчетливого, а отчаянного, низового, примитивного, словно «АнтиЖанна Д’Арк» путинского безвременья, мертвой хваткой сорокинского опричного пса вцепилась в почти безжизненную уже голову казнимого историка Дмитриева. Как спасительную индульгенцию выхватила она из сфабрикованного обвинения идею о педофилии и смакуя ее с патологически-иезуитской страстью, стала распинать почти уже святого старца.

Не надо быть тонким психологом, чтобы понять, что постоянно пишущая о своей некрасоте и преждевременной «старости» (хоть это и ее личный взгляд), она идентифицирует себя с маленькими раздетыми девочками, потому как это ее единственный способ сохранить свою сексуальность, в коей она остро нуждается. Но поскольку такого рода самопризнание было бы слишком шокирующим даже для нее самой, ей необходимо прикрыть его неким моралистским табу.

Поэтому она «защищает» девочку от выдуманных посягательств, что автоматически переносит ее из разряда патологически болезненных в когорту святых. Этот несложный для психического больного, но невероятный для здорового человека перенос, привел ее из околобезумной игры в настоящую серьезную болезнь. И я не удивлюсь, если в ближайшее время она окажется в клинике для душевнобольных.

Поскольку безумие, подобно вампиру, требует от своего носителя все больше драйва и изобретательности, сегодня Анастасия приводит доказательства прослушивания своих телефонов с участием чуть ли не финской разведки. Если это не шизофрения, то что? Как всякий шизофреник, она не лишена логики, но логика эта весьма своеобразна. Представьте сами — в авторитарной путинской России томатная гебня преследует краеведа, публициста, руководителя карельского отделения общества «Мемориал», занимавшегося исследованиями мест захоронений жертв политических репрессий. Кто как не власть заинтересована в его посадке? И вместо того, чтобы пожать Мироновой натруженную козьедойством мускулистую тестостероновую руку, она начинает преследовать ее, что твои либералы. А может быть в России уже установился тайный либеральный диктат? А мы ничего еще об этом не знаем?

Миронова напоминает мне сразу двух персонажей мировой литературы — кафкианского Грегора Замзу и героя романа Ролана Топора — скромного конторского служащего Трелковского, поселившегося в странной квартире и подвергшегося страшной деперсонализации. Разница между Мироновой и ими лишь в том, что они были безвольными игрушками внешних воздействий, а Анастасия сделала свое безумие сама, дошла до точки падения, отшлифовала, отколола все лишнее, оставив вместо личности ее величество болезнь.

Алина Витухновская

ЕСТЬ У КОРОНАВИРУСА НАЧАЛО (с)



В агонии соврмира одичало
Лже-Гамлет мглы встречает тень отца.
Есть у коронавируса начало,
Нет у коронавируса конца!

Не конвертируясь в ничто, Ничто орало.
И, нацепив подобие лица,
Из скошенных углов с картин Шагала,
Под маскою в Небытие шагала
Реальность вся, как будто постигала
Сансарной логики тотальность идеала.
Есть у коронавируса начало,
Нет у коронавируса конца!

Иллюстрация — Юлия Кисина, "Человек на коленях".

Алина Витухновская

ОТ САМОИЗОЛЯЦИИ — К САМОЛИКВИДАЦИИ: ЗАМЕТКИ НЕВЕРУЮЩЕГО В ПОБЕДУ НАД ВИРУСОМ



О КОВИДЕ КАК НОВОЙ ИПОСТАСИ "БОГА" И ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОНЯТИИ, А ТАКЖЕ О ФАТАЛЬНОСТИ СНЯТИЯ КАРАНТИНА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Российская власть слишком долго занималась богоискательством, уйдя от привычного православия в область еще не названных автохтонных синтетических культов, собранных по всему миру, подобно манускриптам из коллекции Аненербе. И вот «бог», принявший форму КОВИДа, явился к ним. Воистину, бойтесь своих желаний, они могут исполниться!

Сегодня в Москве снимается режим самоизоляции. Уже около недели город де факто живет без карантина. Статистика же неумолима. О выходе на плато не может быть и речи. Скорее всего, мы находимся у подножия намного более крупного, чем предыдущий, пика.

В пасть дракону-абстракции по имени «экономика» вбрасывается общество. Мало того, что сама постановка вопроса о том, что первично — жизнь или экономика, чрезвычайно цинична, такой вопрос, в принципе, не должен стоять перед человечеством в 21-ом веке — веке переизбытка производства. Человечество вполне уже может позволить себе «апокалиптический» запас продуктов питания и вещей на годы вперед. Этот запас должен использоваться в глобальных форс-мажорных, подобных пандемии КОВИД, ситуациях. И если в цивилизованном мире с экономикой все более-менее стабильно, в сырьевой России ее нет вообще.

Как всегда, по уже сложившейся традиции, у нас принимают худшее решение из всех возможных. Мы включились в привычный «жертвенный режим», уместный еще во время Второй Мировой, но никак не работающий в глобальном мире, где насилие, хоть военное, хоть природное — перешло в формат «софт». Это значит, что любые жертвы не оправданы, любые жертвы напрасны.

Читать полностью — https://newizv.ru/article/general/09-06-2020/ot-samoizolyatsii-k-samolikvidatsii-zametki-neveruyuschego-v-pobedu-nad-virusom

Алина Витухновская

ЭКЗИСТЕНЦИЯ КОРОНАВИРУСА



В связи с масштабным, общемировым снятием карантинных ограничений, людям кажется, что "апокалипсис" прошел мимо. Пандемия коронавируса и была своеобразной репетицией апокалипсиса в его софт-варианте, постмодернистской версии.

Приблизительно то же самое постмодерн сделал со смертью как таковой. Она лишь кажется ненастоящей, притом, что никуда не делась.

Коронавирус обострил ощущение той самой экзистенциальной щели между мирами (бытием и небытием), того самого подлинного онтологического страха, от которого бежит современный человек.

Алина Витухновская