Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

КАК ПРИОБРЕСТИ КНИГИ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ С ПОДПИСЬЮ АВТОРА



Друзья, если вы хотите приобрести книгу с подписью автора, пишите на почту: vituhnovskaya.alina@gmail.com Обязательно укажите адрес доставки (с индексом), ФИО получателя, название книги. Доставка почтой РФ уже входит в стоимость.

"Аномализм" 1993 год — 1000 руб.
Сборник "ДООС: поэзия" — 1000 руб.
"Мир как Воля и Преступление" 2014 год — 2000 руб.
"Чёрная Икона Русской Литературы" (изд-во АСТ, 2014 г.) — 1000 руб.
"ДеПо: сборник поэзии" — 1000 руб.
"Собака Павлова" 1999 год — 3000 руб.
"Последняя старуха-процентщица русской литературы" 1997 год — 3000 руб.
"Онегин Твистер" — 3000 руб.
"Человек с синдромом дна" 2017 год — 1000 руб.
"Меланхолический конструктор" 2017 год — 1000 руб.
"Записки материалиста", 2019 год — 1000 руб.
"Постмодернистские постстихи", 2020 год — 1000 руб.

"Девочка и козел", 2020 г. — 1000 руб.
_________________________________________________________

Реквизиты для оплаты:

Сбербанк 5336 6903 9543 2059
ВТБ 5368 2900 8411 7946
Western Union: Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж: Алина Александровна Витухновская (Москва)

Также всю актуальную информацию вы можете найти
на персональном сайте Алины Витухновской:

Основной адрес (домен)
http://www.alinavit.ru
Резервный адрес — http://alinavit.ucoz.net

ТРАГЕДИЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА В ДЕНЬ "П"



О НЕКРОФИЛИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ РУССКОГО БЫТИЯ, О ЛОЖНЫХ И МАНИПУЛЯТИВНЫХ ПРОПАГАНДИСТСКИХ КОНСТРУКТАХ И О НЕОБХОДИМОСТИ ОФИЦИАЛЬНОГО ОСУЖДЕНИЯ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Что касается непосредственно лозунга «Деды воевали» и следующей из него навязываемой рефлексии, они нуждается в пояснении и разоблачении. Попытки оправдать факт собственного рождения чередой исторических советских гнусностей, включая пиррову победу, являются ничем иным как простейшим способом придать хоть какой-то смысл своей жизни, вписав ее сразу в два сценария параллельно. Первый — родоплеменной («Если бы не деды, то нас бы не было»). Второй — историко-пропагандистский («Если бы не победа, то мы бы не родились»). Оба этих сценария являются ложными, манипулятивными и годятся лишь для сдерживания бессубъектных масс, но не для прогрессивного развития страны.

Праздник победы в России вопиюще некрофиличен. Даже советская поэзия, как и советское «под гитарку» — от Окуджавы и до — это, не только легализованная пошлость, это еще и милитаризм — от софт варианта — «С малой Бронной», до хард-варианта «Сколько увидишь его, убей». А последнее еще и сатанизм чистой воды, такой трешачок.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/09-05-2021/tragediya-russkogo-cheloveka-v-den-p

Алина Витухновская

И СМЕХ, И СМЕРТЬ



Да, действительно, стихи Алины не оставляют надежды. Они в прямом смысле слова сносят голову. Они переламывают жизнь на «до» и «после». Это сравнимо с тем, как если бы в космическом корабле случилась разгерметизация. Одно маленькое отверстие — и катастрофа, космическое Ничто (которое одновременно Всё) убивает. Так убивают стихи Алины. Я повторюсь, они не оставляют надежды. Пресловутая поговорка: «Надежда умирает последней» тут, как говорится, не катит. Надежда умерла уже. И умерла первой ещё до появления Вселенной.

Но Алина Витухновская — поэт, который завоевал себе полное право творить в мире вечной постнадежды, в мире, где уже не только мораль, но и сам человек потеряли не только так называемый смысл жизни, но и смысл смысла в принципе.

Стихи Алины Витухновской можно препарировать ещё очень долго, так как в них огромное количество исторических и литературных отсылок, реминисценций, аллюзий. Вообще, мне кажется, совершенно не зря сборник предварён письмом из Института мозга. Автор письма подписался скромно, как «почитательница творчества Алины Витухновской Т. Визель». Но, как следует из моих сетевых поисков, за этой подписью стоит Татьяна Григорьевна Визель, довольно известный доктор психологических наук, профессор, нейропсихолог и автор нескольких медицинских учебников.

Я думаю, изучать и препарировать надо уже не мозг Владимира Ленина, ради которого, по сути, и основали после его смерти (или убийства?) Институт мозга в Москве, надо изучать уже не мозг Владимира Маяковского (намеренно доведённого до самоубийства), но стихи Алины Витухновской. Или не только её стихи…


Читать полностью: Арсений Ярмадов. И СМЕХ, И СМЕРТЬ
(О книге: Иной любовью: стихотворения / Алина Витухновская. — Волгоград: Перископ-Волга, 2021. — 96 с.)


ТЮРЕМНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ: О РАВЕНСТВЕ ХУДШИХ



О ПЫТКЕ ОТСУТСТВИЕМ СНА, О ТРЕБОВАНИИ К СЕБЕ ОСОБОГО ОТНОШЕНИЯ, ОБ ЭКСПЕРИМЕНТЕ С ОБЕЗЬЯНАМИ И О НАЧАЛЬНИЦЕ ТЮРЬМЫ, НЕ ПОНИМАВШЕЙ МОИХ СТИХОВ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

В тюрьме наступил инферно-холод, люди леденели, синели, будто бы отмирали на глазах, превращаясь в собственные заиндевевшие подобия. Я спала под шубой, иные же — под грудой тряпья. По совету адвоката мной было написано письмо тогдашнему мэру Москвы Юрию Лужкову, после чего в СИЗО тут же починили отопление.

Такого массового недовольства, такого почти что русского бунта (бессмысленного... и бессмысленного) я доселе не видела. Во всем посконном инфантилизме — лени, зависти, глупости, унылом мазохизме. Звучало следующее: «слишком тепло», «слишком жирно», «кто такая эта Алина?», «почему из-за нее?» и пр., и пр.

Казалось, смерть этим людям была предпочтительней «буржуйского тепла». Что там заключенные! Сама начальник тюрьмы — тетя с советской химией и лицом псевдоэсесовской Фрекен Бок (Фрекен Бог) — долго и истерично металась по кабинету, заламывая руки перед немецкими журналистами — «А что все Витухновская? Что все Витухновской?! У нас вон сколько людев сидит!»

Затем, в порыве полного уже отчаянья, бросилась она к клетке с попугаем, достала из клюва уже испачканную кормом измятую бумажку (то были мои стихи, изъятые при обыске), суетливо развернула ее и продекламировала со странным и скорбным пафосом, выкрикнув напоследок — «Вот! Пушкин — Понимаю! Есенин — понимаю! Витухновская? Нет, не понимаю!»

Эту историю мне поведала Ирина Ревина-Хофманн, журналист и правозащитник, которой тогда удалось проникнуть в логово врага.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/05-04-2021/tyuremnye-vospominaniya-o-ravenstve-hudshih

Алина Витухновская

ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ



У меня в кармане мало ли что.
У меня пистолеты какие-то в мозге.
Но продавщица сказала “господи”,
Надевая старое как потные сны пальто.

И только успела шепнуть “уходи” кассирше.
А я уже начинал стрелять.
А с улицы немые на смерть косились
Чтобы знать.

А потом жуки в государственной форме,
Чье насилье смешно, как удавка на шее трупа,
В кабинетах читали мне Сорокина “Норму”,
И я подписывался после каждого слова. И скупо

Какая-то мать приносила мне лук и гнилое тесто.
От ее любовишки мне было липко и пахло.
У меня был сифилис, душа и невеста —
В прелой тряпке голая и в щетине палка.

Этой щеткой моей жены мыли пол стаи хищных женщин,
И она волочилась по тюремному коридору,
Матерясь как святая и просила в конце, чтоб меньше
Ей оставалось жить, чем тот срок, который

Мне оставалось сидеть как куре на яйцах смерти,
В камере на 114 человек мозга и кала,
Верней в человечине на 30 квадратных метров.
А с невестой сделали то, что она сказала.

Когда моя яростная морщинистой страстью единственная любовь
Мертвая тащилась в другие ады сквозь морг,
Тогда я увидел как ухмыльнулся бог
И понял кого он ест в абсолютной похоти. До сих пор

Просыпаясь дома после пятнадцати лет тюрьмы,
Я пью мочу и ем сорокинский кал,
Чтобы пройдя сквозь все промежутки тьмы
Я пришел к тому, кто меня искал.

Я вижу на небе зубы, пасть и язык.
Я знаю кто меня прожует нутра топором.
И какая-то мама с кусками сала и колбасы
Со мной за решеткой разговаривает хищным ртом.

У меня в карманах мало ли что потом.
Я выйду когда-нибудь и куплю себе хитрый нож.
И дети, которым скучно и как-то еще
Будут плакать и писать на меня, которому ну и что ж.

А красивая девушка с глазами зеленой дрели
Уже никогда не просверлит мой дикий мозг.
И когда она, выпрыгивая из постели
Пожелает может быть каких-нибудь роз,

Я глаза и кожу в нули и щели
Превращу, и она растечется крови душем.
А потом я уйду в добровольный тоннель расстрела
Оттого, что мир как был, так и остался скучен.

Алина Витухновская

АЛЕША



Ты спросила — "Ты помнишь, Алеша?"
Но я не ответил.
В этот день я избавил себя и от памяти прошлого
И от ужаса смерти.

Я вообще не Алеша,
Не Максимка, не Петя, не Митя.
Ничего скоморошьего,
Ничего хохломского нет в имени больше моем, извините!

Я вообще на Алеша,
Не Иван, не Богдан, и не Дима.
Нехороший Гаврош я,
Танцующий вальс-харакири Мисима.

Я вчера еще был
Как пиджак ошалевший на гвоздик подвешен.
Шаловливый камыш, человечий тростник,
Чикатилистый пленник, познавший как истину страсти безгрешность.

А сегодня — отчаянный "Строшек"
В неверного Херцога том черно-белом сюжете.
Ты спросила — "Ты помнишь, Алеша?"
Но я не ответил.

Алина Витухновская, 14.02.2020

КАК ОСТАНОВИТЬ МАХОВИК РОССИЙСКИХ РЕПРЕССИЙ



О ТЮРЬМЕ КАК НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТИ РУССКОГО БЫТИЯ, ОБ ОПАСНОСТИ РЕПРЕССИВНОГО СОЗНАНИЯ И ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПУПОВИНЕ, СВЯЗЫВАЮЩЕЙ ПАЛАЧА И ЖЕРТВУ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

В русском пространстве тюрьма занимает особое место наряду с церковью и кладбищем. Она есть вместилище смыслов. Для многих туда попавших она становится местом, где люди начинают впервые серьезно и много читать и далее размышлять об экзистенциальных основах бытия.

Бесконечное красное колесо русской жизни, бесконечные аресты и преследования, пытки и казни закольцованы на репрессивном сознании жертвенного большинства, которое подпитывает собою репрессивные же механизмы на свою собственную голову. Чтобы они перестали работать, необходимо лишить их этой подпитки, перестать ощущать себя жертвами. Именно об этом писал Бродский. И именно поэтому он и стал и героем, и нобелевским лауреатом. Именно не благодаря, но вопреки русскому удушающему пространству.

Палач и жертва — это две ипостаси, связанные одной экзистенциальной пуповиной. Иногда они превращаются в единое существо, сливаются до степени смешения, исступленно уродуя и себя, и окружающих. Только гений (Бродский) мог позволить себе не вписаться в этот конструкт, ибо он онтологически не совпадает с ним. Всем же остальным необходимо сделать усилие над собой, чтобы преодолеть порочную инерцию русского бытия.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/20-01-2021/kak-ostanovit-mahovik-rossiyskih-repressiy

Алина Витухновская

Я ХОЧУ, ЧТОБ НАЧАЛОСЬ ЗЕМЛЕТРЯСЕНЬЕ



Сегодня мы вспоминаем день, когда случилось страшное Спитакское землетрясение. В 15 лет, за несколько дней до этого события, я написала пророческий стих. Позже, его текст был переработан. Окончательный вариант представлен здесь.

Я ХОЧУ, ЧТОБ НАЧАЛОСЬ ЗЕМЛЕТРЯСЕНЬЕ

I

Я хо­чу, чтоб на­ча­лось зем­ле­тря­се­нье,
Осо­знав се­бя в мор­щи­нах тре­щин
Ниц­ше­ан­ст­ва, в выс­шем по­тря­се­ньи,
В тьме ут­роб­ной по­гре­бён­ных жен­щин.

Я хо­чу, чтоб при­зна­ки рас­па­да
Об­ре­та­ли мощь са­к­раль­ных зна­ков.
Я хо­чу, чтоб при­гу­би­ли яда
Гу­бы тех, кто ви­на пил со сма­ком,

Тех глуп­цов, что в бес­по­лез­ный ко­с­мос
Гля­дя в вос­хи­ще­нии бес­печ­ном,
В этом скуч­ном рус­ском хо­ло­ко­с­те
Не су­ме­ли раз­гля­деть ко­неч­ность,

Тех, кто в ме­та­фи­зи­ке ха­о­са
Тол­ко­вал о веч­ном воз­вра­ще­ньи.
И не ви­дел, как страш­ны стре­ко­зы
И пла­нет бес­смыс­лен­но вра­ще­нье.

Пусть огонь мер­ца­ю­щих кре­ма­ций
Их по­гло­тит! Пе­пел, слов­но пыль,
Раз­ле­тит­ся, ибо ос­та­вать­ся
Не хо­чу средь тех сле­пых, кто жил.

Collapse )

P.S. На фото изначальный вариант стихотворения.
P.P.S. Бабушка Алины про землетрясение — https://youtu.be/2LMQBp9md7c?t=77

Алина Витухновская

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ГОЛЕМ: КАК ПСИХОАНАЛИЗ МАНИПУЛИРУЕТ НАШИМИ ЧУВСТВАМИ



О ТОМ, КАК НА МЕНЯ ОБИДЕЛИСЬ ПСИХОАНАЛИТИКИ, О ТОМ, КАК ОТНОСИТЬСЯ К СМЕРТИ И О НОВЫХ "ПОСТОРОННИХ", НЕ СЛЕДУЮЩИХ ПРЕДПИСАННЫМ ЧУВСТВАМ. СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "НОВЫХ ИЗВЕСТИЙ"

Все, что мы можем сделать по отношению к смерти — это просчитать ее возможность (современная цивилизация и медицина позволяют это). Да, я хотела бы знать дату своей смерти, чтоб рассчитать свои финансовые, репутационные и главное — биографические дела, подогнать жизнь под идею. Второе, что мы можем сделать для смерти — сделать ее максимально комфортной — современная фармакология также дает нам эту возможность.

Но. В России, ежели вы — не обладатель крупных сумм — просчитать смерть или сделать ее комфортной вам вряд ли удастся. Более того, медицина может вполне не отсрочить, а ускорить ваш конец. Что и случилось с одним известным гениальным русским писателем, чье имя растрепано кем ни попадя, в том числе идеологически-пассионарной публикой. Речь о Юрии Витальевиче Мамлееве.

При такой медицине, быте вообще — плюньте в лицо всякому, кто посмеет сакрализовать смерть — как любят (особенно!) те же традиционалисты. Смерть — это лишь кошмарный лик пустоты, матричный оскал, лишенный глубин и тонкости, как лишен его некий инерциальный всепоглощающий тоннель утробы бытия.

В момент смерти прав будет всякий Посторонний, что не станет ни каяться, ни благостно кивать плясунам-духовникам, да ряженным попам. Здесь я вижу тотальное отрицание и пренебрежение традициями как единственную святость.

Читать полностью — https://newizv.ru/comment/alina-vituhnovskaya-2/18-11-2020/obschestvennyy-golem-kak-psihoanaliz-manipuliruet-nashimi-chuvstvami

Алина Витухновская

СИЗИФОВ ОПЫТ

Опыт адаптирует субъекта к окружающей (наблюдаемой) реальности. Но опыт полезен лишь на малом промежутке. Поэтому в перспективе опыт скорей вреден. Ни что иное, как пресловутый жизненный опыт так не искажает, а то и вовсе подвергает сомнению то, что мы называем "изначальным гнозисом".

С другой стороны — тот же мертвый груз бесполезного (сизифова) опыта вернул меня к ранним, почти что детским воззрениям. По большому счету, как и было сказано, от жизненного опыта только внешний вид портится. Вся геронтократическая власть держится на его сомнительном авторитете.
______________
Подписывайтесь на мой телеграм-канал: https://t.me/alinavit2024

Алина Витухновская